ЛитМир - Электронная Библиотека

Кругом ни души.

— Хэлло? — крикнул Карелла.

Ни души, ни звука.

Кроме ветра, звенящего чем-то металлическим обо что-то металлическое. Открылась дверца люка. Карелла решил, что это называется именно так.

За ней темнота.

Карелла сунул голову внутрь.

— Хэлло? — сказал он снова.

Там была лестница, ведущая вверх. Ну ладно, так и быть — там был трап.

Они начали подниматься. И довольно долго поднимались, пока не оказались в небольшой комнате. Рубке, черт побери. В рубке был мужчина. Сидя в кресле перед пультом, он глядел на схему. Или на карту? «Да черт с ним со всем этим», — подумал Карелла.

— Да? — сказал мужчина.

— Детектив Карелла, мой напарник детектив Мейер, — представился Карелла и показал свой жетон.

Мужчина кивнул.

— Мы расследуем двойное убийство...

Мужчина присвистнул.

Карелла решил, что ему около шестидесяти. Тяжелая черная куртка и черная фуражка. Бакенбарды каштанового цвета, но в бороде пробивалась седина, и он сидел в кресле, как старый добрый Санта-Клаус, приподнявший от удивления брови. — Могу ли я узнать, с кем мы говорим, сэр? — поинтересовался Карелла.

— Стюарт Уэбстер, — ответил тот, — капитан «Дина».

Мужчины обменялись рукопожатиями. В Уэбстере чувствовалась железная хватка. Его карие глаза светились острым умом.

— Чем могу вам помочь? — спросил он.

— Мы не уверены, что вы можете нам помочь, но решили попытаться. Мы ищем судно, которое, возможно, называется «Генерал Патнем» или «Генерал Путни»...

— Что-то не очень похоже на «Дин», — улыбнулся Уэбстер.

— Это точно, — кивнул Карелла. — Предположительно, оно вышло в направлении Персидского залива восемнадцатого октября, год и три месяца назад.

— Мы действительно были в этих местах примерно в такое время.

— А именно в тот день вы не отплывали?

— Мне нужно проверить по бортовому журналу. Это могло быть именно тогда. Но, джентльмены...

— Да-да, — сказал Мейер, — вы шли в Австралию.

— Мы вообще не были даже вблизи Среднего Востока с тех пор, как Рейган заимел на свою голову тех моряков, убитых в Бейруте. Когда это случилось, мы таки там оказались. Владелец приказал нам забрать свой груз и уносить ноги. Испугался, что потеряет судно.

— Нам нужен моряк по имени Майк, — сказал Карелла.

Уэбстер уставился на него.

— Видимо, так его зовут, — сказал Мейер.

Пауза.

— Мы знаем, — сказал Карелла, — что это не слишком много.

— Но это все, что у нас есть, — сказал Мейер.

— Майк, — хмыкнул Уэбстер.

— Вряд ли все же фамилия, — уточнил Карелла.

— Предположительно на «Дине», — сказал Уэбстер.

— Или на судне под названием «Генерал-Какой-то-там».

— Ну что ж, давайте взглянем в судовую роль, — сказал Уэбстер. — Посмотрим, есть ли у нас какой-нибудь Майк.

— Я думаю, это должен быть Майкл, — уточнил Мейер.

Майкла в списке команды не оказалось.

Однако там был Мишель.

Мишель Фурнье. — Он француз? — спросил Карелла.

— Не имею представления, — ответил Уэбстер. — Хотите посмотреть его досье?

— Если это не затруднит вас.

— Тогда нам надо посетить судовую канцелярию.

Они спустились вслед за ним уже по другому трапу, прошли несколько темных коридоров и оказались перед дверью, которую Уэбстер открыл ключом. Обстановка напоминала канцелярию 87-го участка, в которой всем заправлял Альф Мисколо. Даже такой же аромат кофе витал в воздухе. Уэбстер подошел к ряду ящичков — серых, а не зеленых, как у них, — нашел тот, который ему был нужен, выдвинул и стал перебирать папки. Потом вытащил одну из них.

— Вот он, — сказал он, протягивая папку Карелле.

Мишель Фурнье.

Родился в Канаде, провинции Квебек.

При поступлении на судно, три года назад, дал свой адрес в Портленде, штат Мэн. Здесь, в городе, адреса не было.

— Был ли он в составе экипажа в то время, которое нас интересует? — спросил Карелла.

— Если он поступил на судно три года назад и его папка здесь, в этом ящике, то да. Он был в экипаже пятнадцать месяцев назад, он и сейчас с нами.

— Вы хотите сказать, что Мишель Фурнье сейчас на борту судна?

— О, нет. Как только мы причалили, команда сошла на берег.

— Когда?

— Два дня назад.

— И вернется?

— Мы отплываем в начале следующего месяца.

— Вы имеете представление, где может быть Фурнье?

— Извините. Я даже не знаю этого парня.

— А где его каюта?

— Что ж, давайте посмотрим. Здесь должна быть схема размещения экипажа, — сказал Уэбстер и начал открывать ящики стола.

Каюта Фурнье находилась в носовом отсеке на палубе "Б". Его койка в третьем ярусе сейчас была скатана. Рундуки стояли под койками внизу. Все они были заперты.

— Вот этот принадлежит Фурнье, — сказал Уэбстер. — Ну и что делать? — спросил Мейер. — Еще одно судебное распоряжение?

— Если мы хотим увидеть, что там внутри, — сказал Карелла.

— Ты думаешь, что мы получим ордер?

Уэбстер стоял рядом, но детективы просто забыли о нем.

— Нужно еще, чтоб разрешили взлом этого чертова замка.

— Я даже не знаю, Стив. Она упоминала французский акцент? Если этот парень — француз...

— Канадец, — уточнил Карелла.

— Да, но из Квебека.

— Мы сейчас недалеко от центра, ты же знаешь, прямо возле моста.

— Угробили целую половину дня, — сказал Мейер.

— И к тому же могут не дать ордер.

— Ну.

— Так что ты предлагаешь?

— Даже не знаю, а ты?

— Я думаю, что правосудие надраит нам задницы.

— Я тоже.

— С другой стороны, может разрешить.

— Сомневаюсь.

— Я тоже. Но если даст, вряд ли мы найдем что-нибудь в рундуке, разве что грязные носки и нижнее белье.

— Итак, надо решиться.

— Что ты имеешь в виду?

— Мы скорее всего получим ордер на обыск. Я хочу сказать, какого черта нам сейчас просто не открыть этот замок? У двух парней есть инструменты, чтобы открыть, что угодно. Да они же лучшие взломщики в городе!

— Мистер Уэбстер, — сказал Карелла, — стояло ли ваше судно здесь в порту на Новый год?

— Да, мы были здесь, — сказал Уэбстер.

— А команда была на берегу?

— Да, конечно. На Новый год? Конечно.

— Все же нам лучше сначала получить этот ордер, — сказал Карелла.

* * *

Если бы дело не касалось убийства шестимесячного ребенка, магистрат верховного суда, в который детективы представили свое прошение, мог бы счесть, что они не имеют оснований для получения ордера на обыск. Но судья тоже читает газеты. И смотрит телевизор. И он знал о деле беби Сьюзен. Он также знал, что была убита Энни Флинн, но убийство няни все же не так шокировало. В этом городе шестнадцатилетних девушек насилуют или режут, или то и другое вместе в любой день недели. Но задушить ребенка!

Детективы вернулись на судно с ордером на обыск и парой кусачек.

Они в самом деле были неплохими взломщиками.

На замок им потребовалось три минуты.

Карелла и Мейер нашли достаточно грязных носков и белья в рундуке Мишеля Фурнье.

Но еще они нашли письмо девушки, живущей в этом городе, которое было написано всего лишь в прошлом месяце.

С обратным адресом.

Геррера пытался объяснить своей подруге, почему перед его подъездом стоит полицейский. Консуэла не поняла ни слова. Что-то про департамент полиции, который должен его беречь и защищать, потому что детектив спас ему жизнь. Вообще-то полная бессмыслица. Иногда она думала, что Геррера немного тронутый, и находила это чертовски возбуждающим и забавным.

Сейчас он сказал ей, будто снял другую квартиру и они должны временно переехать туда. Совсем ненадолго. Он оторвется от копа, решит некоторые вопросы с бизнесом, и тогда они отправятся в Испанию. Жить на Коста-Брава. Консуэла никогда не была на Коста-Брава, но звучало это красиво.

— Когда мы уедем в Испанию? — спрашивала она, проверяя его, прямо как Ленни, который просил Джорджа еще раз рассказать о кроликах. В первый раз Консуэла не поверила в историю Герреры, но по мере повторения она звучала все лучше и лучше. Он сказал, что билеты уже заказаны и будут получены очень скоро. Они оба полетят первым классом. К чертовой матери из этого города. Туда, где никто и никогда его не найдет. Ни узкоглазые, ни жаки, ни — в том числе — легавые.

38
{"b":"18565","o":1}