ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Дистанция спасения
Не жизнь, а сказка
Приоритетное направление
Перевал
Сыщик моей мечты
Очаг

Но эти двое могли сойти за близнецов.

* * *

Хэммонд не произносил ни слова.

И его жена тоже.

Время утекало впустую. Детективы нервно поглядывали на часы, помня о законе Миранды-Эскобедо.

Но, оказавшись в комнате для допросов наедине с Нелли Бранд и детективами, Мелисса в конце концов разразилась слезами и рассказала им все, что они хотели узнать. Было без четверти шесть. Они догадались, что неожиданный приступ слез вызван присутствием другой женщины. Вопросы задавала Нелли.

— Миссис Хэммонд, — начала она, — вы помните, где был ваш муж в промежутке между часом сорока пятью и двумя тридцатью утра первого января?

— Точное время я не помню, — ответила Мелисса, — но он ушел из квартиры... — Какой квартиры?

— Нашей квартиры на Калмз-Пойнт.

— В какое время ушел?

— В полночь. Мы подняли тост за Новый год, и после он ушел.

— Ушел куда?

— Убивать ребенка.

То, как она это произнесла, заставило детективов поежиться. Без эмоций, неприукрашенные, голые слова, казалось, повисли в воздухе. Убивать ребенка.

Они выпили в честь Нового года. Он встал и ушел из дому. Убивать ребенка.

— Ребенка по имени Сьюзен Холдинг? — мягко спросила Нелли.

— Да. Ребенка моей сестры.

— Сьюзен Холдинг.

— Мы не знали, как ее назвали.

— Но вы знали, что девочку удочерила семья Холдингов, мистер и миссис Холдинг.

— Да.

— Как вы это узнали?

— Мой муж это выяснил.

— Каким образом?

— Кто-то в агентстве ему рассказал.

— В каком агентстве?

— "Купер-Андерсон".

— Агентстве по усыновлению.

— Да.

— Кто-то в агентстве выдал ему информацию?

— Да. Он кому-то заплатил, чтобы получить эти сведения. Потому что, видите ли, фамилии людей, взявших ребенка, имеются лишь в двух местах. В материалах суда и картотеке агентства. Записи в суде опечатываются, вы знаете, поэтому Дику пришлось выяснять через агентство.

— И, как я понимаю, была дана взятка...

— Да. Пять тысяч долларов.

— Кому-то в агентстве.

— Да.

— Кому? Вы помните?

Это нужно для того, чтобы выстроить в дальнейшем линию расследования: выявить имя работника агентства, вызвать его или ее в качестве свидетеля...

— Вам надо спросить Дика, — сказала Мелисса.

— Итак, ваш муж разузнал имя...

— И адрес.

— Имя и адрес Холдингов. И уже знал, где найти ребенка.

— Да.

— И он пошел туда в новогоднюю ночь...

— Да.

— ...чтобы убить ребенка.

— Да.

— Специально, чтобы убить этого ребенка.

— Да.

— Как случилось, что он убил Энни Флинн?

— Я знаю только то, что он мне рассказал.

— Что он рассказал вам, миссис Хэммонд?

— Он мне говорил, что находился в детской, когда... Понимаете, у него был план всего дома. Это новый дом, он ходил туда, вроде бы собирался купить квартиру. Поэтому знал расположение комнат у Холдингов. Из второй спальни, которая была детской, есть выход на пожарную лестницу. В этой квартире только две спальни. Так что он знал: если спустится с крыши по пожарной лестнице, то попадет в детскую. И задушит ее. Подушкой. Но в ту ночь, когда он был там...

— Почему он выбрал новогоднюю ночь?

— Он рассчитывал, что новогодняя ночь будет подходящим временем.

— Почему? Он говорил, почему?

— Нет. Он никогда мне не говорил, почему.

— Просто предполагал, что это будет подходящее время?

— Ну-у, да. Вам надо спросить у него. Так вот, когда он был там, девочка...

— Энни Флинн?

— Да, няня. Понимаете, он намечал только войти в детскую, положить подушку на ее лицо и сразу уйти. Я хочу сказать, ведь это всего лишь ребенок. Никакого сопротивления, ни шума, ни крика, только войти и выйти. Если даже Холдинги дома были бы... ведь это новогодняя ночь, они наверняка выпили бы, ну, в любом случае уже очень поздно, все будут крепко спать, он очень тихо войдет, сделает то, что должен сделать, и уйдет, и никто ничего не услышит. Ведь это ребенок, сами знаете.

А если их нет дома, то, возможно, там няня, а если она не спит...

— Как оказалось, там была няня, не так ли?

— Да, но Дик знал, где располагалась гостиная, и то, что детская отделялась от нее холлом. Так... что он рассчитывал, видите ли, что все будет... ну, легко. Ведь это ребенок. Он не ожидал встретить никаких проблем.

— Но проблема появилась?

— Да.

— И что же это за проблема, миссис Хэммонд?

— Мобиль.

— Что, что?

— Мобиль. Над кроваткой. Он наклонился над кроваткой и задел мобиль. Это такая штука... почти как ветровой колокольчик, знаете? Только ветер не нужен. Если ее задевают, начинает звенеть. Она висела над колыбелью так, чтобы ребенок мог доставать руками, и тогда она звенела. Но Дик, естественно, не знал об этом, ведь он никогда раньше не бывал в их квартире. И когда он наклонился над кроваткой, то задел головой этот мобиль, и тот сработал как будильник.

— Что случилось потом?

— Он сорвал мобиль с потолка, но девочка уже проснулась и пронзительно заплакала. И няня услышала ее крик. Вот тогда началась вся трагедия. Если бы не это, все бы прошло гладко. Если бы не мобиль...

— Итак, Энни услышала крик ребенка...

— Да. Вы должны понять, что мы не знали даже их имен. Ни ребенка, ни девушки. Пока не услышали по телевизору.

— Что произошло, когда она услышала плач девочки?

— Она крикнула из гостиной, кто там, а потом она... она просто возникла в дверях детской. С ножом в руке. Очень большим ножом. И пошла с этим ножом на Дика. Поэтому он был вынужден защищаться. Это действительно была самозащита.

Вот как это было. Она всерьез шла на него с ножом. Он с ней боролся, может, в течение трех или четырех минут, пока наконец...

— Он зарезал ее.

— Да.

— Он вам это говорил.

— Да.

— Что он ее зарезал?

— Да, что он должен был убить ее. В порядке самозащиты— Он не говорил, сколько раз ударил ее ножом?

— Нет.

— А ребенок?

— Ребенок продолжал плакать. Поэтому пришлось поспешить.

— Девочка проснулась...

— И кричала, да.

— ...когда он душил ее?

— Он положил ей на лицо подушку.

— Задушил ее.

— Ну пусть так.

— Когда он вернулся домой, на его одежде была кровь?

— Совсем немного. Несколько пятнышек.

— У вас есть эта одежда?

— Да. Но я смыла пятна. Холодной водой.

Нелли размышляла. Забрать одежду как улику. Отправить в лабораторию. Почти невозможно вывести следы крови полностью. Сравнить пятна крови с остатками на деревянной ручке кухонного ножа. Совпадение докажет, что кровь Энни Флинн была на орудии убийства и на одежде Ричарда Хэммонда в новогоднюю ночь.

— Расскажите мне, что произошло в ночь с воскресенья на понедельник, шестнадцатого января, — сказала Нелли.

— Я не хочу говорить об этом.

— В эту ночь убили вашу сестру, не так ли?

— Я не хочу говорить об этом.

— Ее убил ваш муж?

— Я не хочу говорить об этом.

— Это сделал он?

— Понимаете, бывают обстоятельства... — произнесла Мелисса почти про себя и покачала головой. — В случае смерти папы мы получали половину, так зачем?.. — Она вновь покачала головой. — Половину — мне, половину — Джойс, — сказала она. — Вдобавок к этому — наша фирма. Вот почему так важен здесь был этот ребенок... Зачем жадничать? Зачем совершать все это?

— Миссис Хэммонд, ваш муж убил Джойс Чапмэн?

— Вы должны спросить у него. Я не хочу говорить на эту тему.

— Все это он сделал ради наследства? Вы говорите об этом? — Я любила мою сестру, — сказала Мелисса. — Ребенок меня не волнует. Я даже не знала этого ребенка, но мою сестру...

Она помотала головой.

— Я имею в виду, что этот ребенок для меня ничего не значил. И мой муж был прав, знаете. Почему все эти деньги должны достаться ребенку, который... ну, внебрачный? Ведь Джойс даже не знала, кто был его отец!

58
{"b":"18565","o":1}