ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Мои живописцы
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Клад тверских бунтарей
Алхимики. Бессмертные
Большие девочки тоже делают глупости
Беги и живи
A
A

— Но все остальное время…

— Не выходил из дома весь день.

— Должно быть, мы разминулись, — заметил я.

— Что?

— Я был у вас в среду, приблизительно в половине шестого, как раз перед заходом солнца, разговаривал с вашей женой. Я не видел вас, мистер Дэвис.

Он посмотрел на меня.

— Тогда вы правы, мы с вами, должно быть, разминулись.

— Ваша жена говорила о моем визите?

— Нет.

— Странно, не находите? Если вы были в Майами в среду и я разминулся с вами, разве ваша жена не рассказала бы вам о нашем разговоре?

— Да она когда рассказывает, когда — нет.

— Но ведь она рассказала о визите Харпера в воскресенье, пятнадцатого ноября, верно? Когда вы вернулись из Веро-Бич?

— Да, о Харпере Леона мне рассказала.

— И вы не уезжали все это время из Майами?

— До прошлой ночи, когда мне позвонил вот этот детектив Блум.

— Вы не приезжали в Калузу в один из этих дней?

— Нет, сэр, не приезжал.

— Тогда откуда вам известно, что Мишель Харпер была зверски избита в воскресенье ночью, пятнадцатого числа?

Мой вопрос насторожил его. Он заколебался, не зная, какой ему придерживаться тактики: начисто отрицать все или просто замолчать. Он решил рискнуть и не отказываться от своих слов. Это была его последняя ошибка.

— Мне рассказала Салли.

— Салли?

— Оуэн. Она позвонила, хотела поболтать с женой, а Леона куда-то вышла, и к телефону подошел я. Вот она и рассказала мне об этом.

— Когда это было, мистер Дэвис?

— В понедельник, наверное.

— В тот день, когда убили Мишель?

— Наверное.

— Так в понедельник или нет?

— Да разве теперь вспомнишь? Послушайте, что происходит, о чем это вы толкуете? Я нахожусь здесь, чтобы помогать полиции, а вместо этого…

— Он прав, Мэттью, — прервал его Блум. — Мне не нравятся твои вопросы. У меня и в мыслях не было, что ты устроишь парню допрос третьей степени.

— Спасибо вам, детектив Блум, — сказал Дэвис, тут же с добродетельным видом повернувшись к Блуму. До него еще не дошло, что мы вместе с Блумом, как два охотника, идем по следу, загоняя зверя в ловушку. Дэвис все еще не понимая, что Блум, затаившись, как охотник в кустах, ждет удобного случая, чтобы вступить в борьбу.

— Может, вы не хотите отвечать на вопросы? — спросил Блум Дэвиса.

— Конечно, мистер Дэвис имеет право не отвечать на вопросы, если таково его решение, — подтвердил я.

— Именно так, мистер Дэвис, — подхватил мои слова Блум. — Даже если вы решите прервать допрос, вы не станете для нас подозреваемым, мы будем рассматривать вас как свидетеля, который согласился сотрудничать с нами. Это ваше право, мистер Дэвис: если захотите, в любой момент можете прекратить отвечать на вопросы.

Блум только что выполнил тройное сальто в воздухе и вовремя успел ухватиться за перекладину трапеции. Согласно правилам Мирандо — Эскобедо, полицейский офицер во время допроса не имеет права давать советов, а тем более угрожать допрашиваемому, если только тот сам не обратится к нему за консультацией и попросит совета: отвечать ему на вопросы или же послать всех к чертовой матери. Блум не давал советов Дэвису, детектив только повторил ему то, о чем говорил раньше: Дэвис имеет право не отвечать на вопросы. Я, в свою очередь, не сказал ему открытым текстом, что если он откажется отвечать на вопросы, то автоматически начнет действовать презумпция виновности. Как и было задумано, наша игра строилась на интонациях и намеках. И попробуй потом, прослушивая запись, доказать, что интонация была не та. Но дело было сделано: семя упало на подготовленную почву.

— Черт побери, — заявил Дэвис, — я явился сюда, чтобы отвечать на ваши вопросы касательно Джорджа, а теперь…

— Все так и было, — подтвердил Блум.

— Так что же мне делать?

— С чем?

— Должен я отвечать на вопросы?

— Я не имею права советовать, — ответил Блум, внеся полную ясность в этот вопрос и обезопасив таким образом себя от упреков в нарушении указа.

Дэвис посмотрел мне прямо в глаза.

— Салли Оуэн позвонила мне в понедельник и сказала, что Мишель избили, да.

— Который был час, не помните?

— Утром.

— Рано утром?

— Не очень. Часов в восемь, что-то около этого.

— И рассказала вам, что прошлой ночью Мишель зверски избили?

— Да. Вообще-то Салли хотела рассказать все это Леоне, понимаете, но Леона вышла…

— В восемь утра?

— Ну… да. За… апельсиновым соком. На завтрак. Леона выскочила за апельсиновым соком.

— И в это время позвонила Салли Оуэн?

— Да.

— И подробно рассказала вам, как избили Мишель.

— Да.

— А сказала она, что это Джордж Харпер так зверски избил свою жену?

— Да.

— А Салли откуда узнала об этом?

— Ей рассказала Мишель.

— В восемь утра?

— Наверное. Если Салли позвонила в восемь…

— Тогда Мишель должна была рассказать ей об этом до восьми, не правда ли?

— Наверное, так.

Он врал без зазрения совести, как продавец подержанными автомобилями. В то утро в моем кабинете Мишель рассказала мне, что она пришла к Салли Оуэн в девять утра. В восемь часов Салли не могла знать, что Мишель избили, и, соответственно, не мог знать об этом и Дэвис. Если только…

— Вы хорошо знакомы с Салли Оуэн?

— Нет, не очень.

— Но она решила поделиться этой новостью именно с вами, так?

— Вообще-то она хотела поговорить с Леоной.

— Но случайно напала на вас.

— Ну да. Во время бури любая гавань сгодится, верно? — спросил он с улыбкой.

— Вы были настолько близки с Салли, что даже позировали для нее?

— Позировал?

— Для той картины, которую она рисовала?

— Для какой?

— В черно-белой гамме?

— Не понимаю, о чем вы…

— Та картина, на которой вы с Мишель занимаетесь любовью.

Блум с неожиданной напористостью вступил в наш разговор. И тут Дэвис понял, что его загнали в угол и тот, кого он считал своим другом и союзником, тоже участвовал в этой охоте, гончие неслись за ним по пятам.

— Что… что… почему вы решили, что Мишель могла… иметь…

— Женщина по имени Китти Рейнольдс в ту ночь была с вами, когда вы позировали Салли, — жестко сказал Блум, уже сбросивший маску дружески настроенного простачка. Сейчас глаза его горели, по жилам струилась расплавленная лава, и каждый вопрос, как стрела, выпущенная из лука, попадал точно в цель. Дэвис посмотрел в эти глаза и понял, что игра проиграна и надеяться не на что: ему не будет пощады.

— Не знаю я никакой Китти Рейнольдс, — пробормотал Дэвис.

— Почему вы уехали из Веро-Бич? — прорычал Блум.

— Заболел, уже говорил вам.

— Кто звонил вам туда в воскресенье утром?

— Звонил мне? Никто. Кто говорит…

— Ваш сержант говорит, что вам звонили туда в девять утра в воскресенье. Кто звонил, мистер Дэвис? Мишель Харпер?

— Мишель? Да я почти не был знаком с Ми…

— Позвонила и сказала, что прошлой ночью она проболталась и Джордж в курсе дела?

— Нет, нет. Зачем было…

— Позвонила, чтобы предупредить, что муж поехал в Майами…

— Нет, эй, послушайте…

— …и разыскивает вас?

— Нет, вы ошибаетесь. На самом деле, это…

— Разыскивает вас, чтобы убить, так, мистер Дэвис?

Дэвис молчал.

— Вы боялись, что Харпер узнал об «орео», мистер Дэвис?

Дэвис по-прежнему молчал.

— Боялись, что Харпер, узнав об «орео», убьет вас?

Некоторое время Дэвис хранил молчание, потом воскликнул:

— Боже мой!

— Мишель звонила, чтобы предупредить вас?

— Боже мой! — повторил Дэвис, а потом, как бы обрадовавшись, что все наконец закончилось, закрыл лицо руками, точно так же, как Харпер почти три недели назад, и разрыдался. И, продолжая всхлипывать, рассказал нам все, с самого начала.

Безжалостно крутилась магнитофонная лента, и недавнее прошлое вдруг предстало перед нами.

50
{"b":"18568","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Фантомная память
Йога между делом
Дурдом с мезонином
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Моцарт в джунглях
Конфедерат. Ветер с Юга
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Узнай меня
Сын лекаря. Переселение народов