ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Альмарен, намеревавшийся задержаться в Тире на месяц, уже четвертый год жил среди магов ордена Грифона. Течение времени не чувствовалось здесь, ежедневные обязанности не тяготили молодого мага, величественная, застывшая тишина тирских пейзажей навевала спокойствие духа и ясность мысли.

Помимо этого, немалое влияние на привязанность Альмарена к здешним краям оказало общение с магистром ордена Грифона. Тот поселился в Тире лет десять назад, уже во взрослых годах взявшись за изучение магии, а после смерти прежнего магистра, глубокого старика, был единодушно избран главой ордена. О прошлой жизни Магистра никто на алтаре не знал и не беспокоился об этом – здесь было не принято интересоваться прошлым жителей поселения.

Слово за слово Альмарен сблизился с Магистром, и, несмотря на разницу в возрасте, они стали друзьями. Они не скучали вместе, рассуждая о магии, об особенностях сил, подвластных алтарям, об устройстве мира, о солнце и звездах, проходящих по небу, а прошлой осенью надумали изучить небесный путь Солнца, чтобы затем уметь вычислять его. Сейчас, спустя три четверти года, результаты наблюдений оказались такими интересными, что Альмарен был готов жертвовать сном, завтраком и ужином, лишь бы поставить на скале очередную отметку.

Уже пятую неделю Альмарен дважды в день навещал скалы в одиночестве. Магистр был в отъезде – из-за того, что в начале лета на Красный алтарь прибыл гонец с письмом от магистра ордена Саламандры. В письме говорилось, что последние события на острове требуют немедленного созыва совета магов, а время и место сбора было назначено в ближайшее полнолуние на Фиолетовом алтаре.

– Что там стряслось? – поинтересовался Магистр у гонца, так как в письме не было и намека на причины созыва совета. – Я не знаю события, достойного такого шума.

– Разве к вам не доходили новости? – удивился гонец. – Вы ничего не знаете о Каморре?

– Об этом негодяе, которого выгнали из ордена Саламандры? За воровство, если не ошибаюсь… Почему же, слышал, – поморщился Магистр. – Говорят, он подался на север и поселился у уттаков. Самая подходящая для него компания.

– Ему удалось объединить уттаков. – Гонец многозначительно замолчал.

– Вряд ли это возможно, – засомневался Магистр. – Они слишком дики. Общеизвестно, что их численность не растет потому, что племена охотятся друг на друга.

– Спокойно вам тут живется, в Тире, – покачал головой гонец. – Численность уттаков не растет, но и не так мала, как хотелось бы. А Каморра хоть и лишился права работать от Оранжевого алтаря, но пока не перестал быть магом. Шантор считает, что именно магия помогла этому босханцу повлиять на уттаков так, что они перестали поедать друг друга, надеясь закусить остальным населением острова. Приезжайте на совет, и все узнаете сами.

На следующий день Магистр оставил дела на Синатту, ведавшего доходами и хозяйством алтарного поселения, и выехал на Фиолетовый алтарь. Он звал Альмарена с собой, но тому стало жаль прерывать годичные наблюдения, проделанные уже на две трети. Молодой маг отказался от поездки, предпочтя изучение движения Солнца обществу друга.

Оставшись один на один с тирскими буднями, Альмарен стал замечать однообразие местной жизни. Он с нетерпением ожидал своего друга с новостями.

Впрочем, сегодня, вернувшись в поселение, молодой маг оставил мысли о далеких событиях и занялся насущными делами. Он расседлал Наля и взялся за скребницу, привычными движениями начищая золотистую шкуру. Конь пофыркивал и тянулся мордой к карману хозяина в поисках хлебной корочки, но вдруг вскинул голову и, прислушавшись к чему-то, заржал.

Звук гонга заставил Альмарена отложить скребницу. Висящий у кузницы гонг возвещал все урочные и неурочные события в поселении. Время ужина давно прошло – следовательно, на алтаре случилось что-то необычное. Он поставил коня в стойло и побежал к кузнице, где быстро росла толпа.

– Магистр возвращается! – объявил маг, бивший в гонг. Это было, безусловно, событием. Все отправились к воротам встречать Магистра.

По дороге, ведущей от Тира к Красному алтарю, ехал одинокий всадник. Если бы местные жители имели привычку выставлять охрану, он был бы замечен еще у моста, поворачивающего на Тирон. Из-за сухого климата склоны гор не были покрыты ни лесом, ни кустарником – это росло в низовьях реки. Здесь же повсюду лежали камни с невысокой травой между ними, а ровные участки были засеяны низкорослой выносливой пшеницей или служили пастбищами для горных антилоп.

Глава ордена Грифона не был стариком, несмотря на сильную седину в волосах. Это был рослый, крепкий мужчина, напоминавший скорее воина, чем мага.

Его спину прикрывал плащ из шерсти горной антилопы, у пояса висел тяжелый и длинный меч с головой грифона на эфесе. Серый в яблоках конь, такой же рослый и мощный, как хозяин, с легкостью преодолевал подъем.

Подъехав, Магистр приветствовал собравшихся и соскочил с коня.

Синатта, сухонький, седенький маг, подлетел к нему и обрушился с вопросами:

– Как дорога, Магистр? Что нового в Келанге? А что говорил Шантор?

Кто там был из магов Феникса?

Синатта, несмотря на преклонный возраст, был подвижен, как юноша, неутомимо деятелен и неукротимо любопытен. Магистр хорошо знал старого мага, поэтому оставил его вопросы без внимания.

– Подожди, Синатта, – сказал он, оглядывая собравшихся. – Все новости завтра, а сейчас баня и ужин. – Он встретил взгляд Альмарена и кивком подозвал молодого мага.

– Как я рад, что вы вернулись, Магистр! – сказал Альмарен, подходя.

– И я. Ну как здесь жизнь, без меня?

– Спокойно, – улыбнулся Альмарен. – Скучновато, я бы сказал.

Давайте вашего Тулана, я поставлю его.

– Не хочешь ли поужинать еще раз? – спросил Магистр, передавая Альмарену повод коня. – Составь мне компанию.

– С удовольствием, – согласился Альмарен. – Тем более, что я еще не ужинал.

– Тем лучше. Приходи ко мне. – Магистр повернулся к Синатте:

– Ужин на двоих в мою комнату.

Воздух закипел вокруг Синатты – маг помчался выполнять распоряжение Магистра. Альмарен отвел Тулана в конюшню, расседлал и почистил, принес воды, засыпал в кормушку сена и пшеницы, а его старший друг отправился в баню, расположенную в пристройке у кузницы. После бани Магистр вернулся в свою комнату, где давно стоял ужин. Дождавшись молодого мага, он указал ему на стул.

– Садись. – Магистр взял второй стул и уселся напротив. – Я уже две недели не ел горячего, – сказал он, пододвигая поближе миску с кашей.

– Тулан ваш отощал, – заметил Альмарен. – Бока у него не те, что прежде.

– Не отощал, а согнал лишний жир. Он в прекрасном состоянии, поездка пошла ему на пользу.

– Надеюсь, и вам тоже, Магистр?

– Да как сказать… – взглянул на него Магистр. – Ты и сам знаешь, как там, на Фиолетовом алтаре, – пыль, песок, грязные комнаты для приезжих, вечно не хватает воды. Умываться нечем, коней пасти негде. Все вздохнули с облегчением, когда разъезжались.

– А кто был на совете? – поинтересовался Альмарен.

– Шантор, конечно, и с ним еще трое. Пятеро из Келанги, семеро из Цитиона, из других мест еще человек десять. С Зеленого алтаря – трое, в том числе и Суарен. Явился даже колдун с Синего алтаря, такой забавный старый гриб.

Ты помнишь Синий алтарь, тот, что в Лоанской долине?

– Помню, – подтвердил Альмарен. – В той местности живут коренные обитатели Келады, лоанцы. Среди них почти нет магов.

– Да. На Синем алтаре нет ордена. Более двухсот лет назад совет магов острова принял решение оставить этот алтарь лоанцам. – Магистр слегка улыбнулся. – Старичка, конечно, никто не позвал, но ему было видение, представь себе!

– Значит, он – настоящий маг, Магистр!

– Наверное, раз почуял такое мероприятие. Суарен расспрашивал о тебе и был рад узнать, что ты живешь у нас, но удивлялся, почему ты не приехал.

– Но, Магистр, мы потеряли бы целый год! – воскликнул Альмарен.

Магистр рассеянно кивнул.

2
{"b":"1857","o":1}