ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы никого здесь не знаем, отец! – взмолился Витри. – Где нам найти такого мага?!

– Дайте подумать, мальчики. – Старик надолго замолчал, затем поднял глаза на Витри и сказал:

– В городе есть маги, но все они лечат людей.

По амулетам и по магии здесь дел мало, этим сыт не будешь. Лучше бы вам пойти на алтарь Саламандры или Феникса.

– Мы не можем идти так далеко, – вздохнул Витри. – Это слишком долго, и денег у нас не хватит.

– Тогда попробуйте сходить к Гуратте. Он берется за любое дело, если оно ему под силу, и никогда не станет водить за нос, если не может справиться. Его дела идут хорошо, у него большой дом в переулке у купеческой улицы.

Дом Гуратты был невелик по сравнению с возвышающимися вокруг купеческими домами, но все же это было двухэтажное каменное строение со всеми принадлежностями зажиточного цитионского дома – двором с фонтаном и ухоженным садиком, резной белой изгородью и декоративными башенками. Войдя в калитку, лоанцы увидели двоих людей, хлопочущих у лошади, понуро стоящей посреди двора.

Один держал лошадь за уздечку, другой, высокий и смуглый, размашистыми движениями проводил вдоль боков лошади чем-то похожим на малярную кисть.

Витри и Шемма подошли поближе. Высокий мужчина медленно вел кистью над хребтом лошади, задерживаясь над выбранными точками. При каждой задержке кончик кисти вспыхивал ярко-оранжевым цветом, по которому Витри догадался, что принял за кисть жезл Саламандры. Некоторые точки на теле лошади привлекали особое внимание мужчины. Он убирал жезл и выполнял над точкой вращательные движения свободной рукой, большой и костистой, как у молотобойца. Увидев лоанцев, он коротко спросил:

– Вы ко мне? – и показал на входную дверь, не тратя времени на приветствия. – Идите туда.

Лоанцы вошли в просторную прихожую, служившую магу приемной.

Вскоре туда вошел и Гуратта, закончивший лечение лошади.

– Что у вас, парни? – спросил он.

– Видите ли, мы родом из Лоана… – начал Витри.

– Прекрасно. Какое у вас дело?

– Нас послал сюда колдун…

– Что нужно вашему колдуну?

– Вы слышали о нашем алтаре? Синий алтарь…

– Разумеется, слышал. Сила холода. Ближе к делу, ребята!

Витри кое-как приспособился к прямой, стремительной манере мага вести разговор.

– Наш алтарь потерял силу, – сказал он. – Что нам делать?

Гуратта приподнял бровь.

– Других дел у вас нет?

– Нет.

– Тогда выход вон там. Мне не до глупых шуток.

– Какие шутки?! – с обидой сказал Витри. – Неужели вы думаете, что мы ехали в такую даль, через ущелье, в чужой город для того, чтобы вас. разыгрывать?

Гуратта встревожился. Алтари никогда не теряли силу, на этом основывался труд магов. Он машинально взглянул на жезл Саламандры, который держал в руке. Если такое случится с Оранжевым алтарем, то его жезл станет обычным куском камня, а без жезла немыслимо зарабатывать на жизнь магией.

– Как это было, парни? – спросил он. В рассказе Витри не оказалось ничего, что могло бы объяснить случившееся. Маг сосредоточенно задумался, вспоминая все, что узнал об алтарях за годы обучения при храме Саламандры, но не мог припомнить ни слова о чем-нибудь подобном.

– Я не знаю, в чем дело, – нахмурился он. – Вам нужно рассказать это высшим магам. Идите в Оккаду или в храм Саламандры.

– А здесь, в Цитионе, нет высших магов? – спросил Витри.

– Есть один сильный маг, но он знатного рода и очень богат. Вам к нему не попасть, – взгляд Гуратты прошелся по крестьянской одежде лоанцев, – без рекомендации.

– Вы можете дать ее нам?

– Конечно нет. Кто я такой, чтобы давать вам рекомендацию к самому Равенору?

Витри и Шемма стояли молча, не зная, как быть. Гуратта, тоже заинтересованный в деле, предложил лоанцам:

– На базарной площади стоит дом купца Тифена. Тифена знают в городе и уважают не за то, что он богат, и не за то, что он снабжает товарами двор самого правителя, а за то, что это человек порядочный и неравнодушный к чужим бедам. Попробуйте обратиться к нему за помощью. Тифен не владеет магией, но хорошо знаком с магами Феникса, и один из его сыновей – маг. Если вы сумеете уговорить Тифена, он даст вам рекомендацию и к Равенору, и к оккадским магам. – В ответ на благодарность Витри Гуратта только отмахнулся:

– Пустяки! Я буду рад, если найдется маг, который умеет возвращать силу алтарям. Мало ли что еще может случиться!

Был уже вечер, когда лоанцы вышли от мага. Они возвращались в гостиницу усталые и голодные, начиная понимать, каким трудным оказалось порученное дело.

– Пора ехать назад, в Лоан, – сказал Шемма. – Мы ничего больше не сделаем. К этому Тифену, наверное, тоже не попадешь без рекомендации.

– Но ведь мы еще не пробовали встретиться с ним! – возразил Витри.

– И где у тебя деньги, чтобы рассчитаться с Тоссеном, вернуть сельчанам? Ведь дело-то мы не сделали.

Шемма уныло вздохнул.

– Мы здесь всего один день, а ты хочешь бежать обратно, – продолжал Витри. – Дело твое, ты уже поступал по-своему, а я останусь здесь и добьюсь встречи и с Тифеном, и с Равенором. А если потребуется, поеду и туда, куда они посылают… в Оккаду эту или в храм. Я не могу вернуться назад с пустыми руками.

Шемма опять вздохнул. Дорожные заботы и лишения не нравились табунщику, но он чувствовал правоту своего спутника.

– Нет уж, вместе так вместе, – рассудил Шемма. – Как я появлюсь там один? – добавил он, побаиваясь, что Витри выполнит поручение в одиночку и явится в село победителем после его бесславного возвращения.

– Хорошо, – сказал Витри. – Тогда не будем больше говорить о возвращении, а лучше займемся нашими делами. Скампада, наверное, уже вернулся.

Скампада действительно уже вернулся в гостиницу. Он ушел из дворца раньше обычного и в отличном настроении. Сегодня, как и в предыдущие дни, он проводил послеобеденное время за поисками сведений о камнях Трех Братьев.

Книги, в которых Скампада надеялся найти хоть что-нибудь, были давно прочитаны.

Он начал просматривать полки подряд и обнаружил книгу, которая заинтересовала его. Книга была написана во времена Эмбара одним из его военачальников и называлась по-старинному длинно и вычурно: «Жизнеописание Сиркоттана, храброго воина, и его опасных и удивительных приключений в землях уттаков». Стиль книги был тяжеловат, но простая, естественная интонация очевидца увлекала и затягивала.

Сиркоттан повествовал о сражениях с уттаками, о дворцовых обычаях тех времен, о том, как попал к уттакам в плен и не был съеден, потому что племя воевало удачно и было достаточно убитых. Он описывал свою жизнь в плену, нравы и привычки уттаков. Зная, что его съедят, когда удача отвернется от племени, Сиркоттан решился на побег. Спасаясь от погони, он сбился с пути и был вынужден переправиться на остров Керн, расположенный к северу от Келады.

Начав читать книгу, Скампада не мог от нее оторваться. Ему нравились меткие характеристики, точные описания быта и нравов, мест и поселений, изложенные храбрым воином. Он с интересом прочитал описание острова Керн, о котором мало что. было известно, рассказ про огнедышащую гору на острове, и про племя мирных жителей у ее подножия, приютившее Сиркоттана.

Очередная фраза книги заставила Скампаду вздрогнуть. Сиркоттан, описывая быт кернского племени, рассказывал об идоле, стоящем посреди поселения. Огромный идол из серого камня был одноглазым, а в единственный глаз идола был вставлен большой пурпурно-красный драгоценный камень, переливающийся тысячами граней. Форма камня повторяла глаз, напоминая треть яблока, идущий от него свет был заметен не только по ночам, но и в пасмурные дни.

Скампада еще и еще раз перечитывал описание камня. Это был, несомненно, Оригрен, Средний Брат. «Сто пятьдесят лет назад… – подумал Скампада. – Там ли он сейчас?» О том, как с ним расплатится Каморра, если отправится на Керн и не найдет там камня, Скампаде не хотелось и думать. В подтверждение слов следовало показать книгу, и тогда полученный от Каморры задаток можно было бы считать отработанным. Чтобы книга не затерялась на полках, он положил ее отдельно, на маленький столик в углу, намереваясь унести ее с собой после получения денег за родословную.

23
{"b":"1857","o":1}