ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Каким светом светился его жезл? – спросил Альмарен.

– Он не зажигал жезла. Должно быть, использовал заклинание видения в темноте. Как известно, на время действия этого заклинания полностью пропадает слух, поэтому им пользуются только при крайней необходимости.

– А как он выглядел. Магистр?

– Я не разглядел его, хотя мне показалось, что это был человек среднего роста и тучный. Он сбежал удивительно быстро для своего телосложения, но я догнал бы его, если бы не задержался посмотреть, остался ли в ящике камень. К сожалению, он успел его вытащить.

Мысли Альмарена вернулись к предстоящему пути.

– До перевала мы не собьемся со следа – здесь всего одна дорога.

Но как узнать, куда они поедут потом?

– Если там сильные маги, они могут поехать коротким путем, прямо через Сехан. Скорее всего, так и будет, но они могут отправиться и через Фиолетовый алтарь. На берегу Каяна, на развилке, мы посмотрим, куда поведут следы, если не догоним их к тому времени. С какого расстояния ты можешь почувствовать камень? – Магистр давно убедился, что его младший приятель – куда более сильный маг, чем он сам, и в важных случаях всегда полагался на него.

– Если он не дальше чем в ста шагах. Это предел для любого мага.

Около полудня они доехали до родника и сделали привал. После еды Альмарен предложил Магистру:

– Давайте-ка займемся вашей раной. Кони еще не отдохнули, и у нас есть немного времени.

– Сама заживет, – отмахнулся Магистр. – Не стоит из-за нее беспокоиться.

– Лучше не оставлять ее так, – не согласился с ним Альмарен. – Я понимаю, раны украшают мужчину, но у нас не все еще потеряно. Впереди пятеро всадников, и вряд ли они забыли оружие дома.

Доводы Альмарена убедили Магистра. Он расстелил на камнях плащ, закатал до подмышек рубаху и лег. По его левому боку тянулся поперечный разрез, длинный и довольно глубокий. Магистр, взволнованный пропажей камня, не обращал на него внимания, но лечение было необходимо. Края разреза разошлись, и он понемногу кровоточил.

Альмарен снял перстень Феникса и повел им вдоль разреза, шепча заклинания. Полоска раны становилась все тоньше, и наконец ее края сошлись.

– Люблю смотреть, как ты работаешь, парень, – заметил Магистр, внимательно наблюдавший за действиями Альмарена. – Действуешь одним перстнем, а рана закрылась почти мгновенно. Ты ведь используешь и собственную силу тоже?

– Если меч не точить, он не будет острым. Конечно, я не во всем полагаюсь только на перстень. – Альмарен рассеянно улыбнулся. – Но это все чепуха, Магистр. Вы бы видели, как работают черные жрецы храма Мороб! Они буквально возвращают людей с края могилы. Я видел это, когда был у них, и никогда не забуду.

– Да, мне рассказывали. У них есть оранжевые жрецы, которые на ритуалах надевают оранжевые накидки. Это обычные маги, таких большинство, но там есть и черные жрецы, вот они-то и лечат. Черный цвет они понимают как отсутствие цвета, он у них символ того, что перед смертью все равны. Черным жрецом может быть только очень сильный маг. – Магистр взглянул на Альмарена. – А ведь и ты мог бы стать черным жрецом, силы у тебя достаточно.

– Не я решал, где мне учиться, – напомнил тот. – Я был еще мальчиком, когда отец отдал меня на Зеленый алтарь. Но мне и там нравится – заклинания разнообразнее, да и маги не напускают тумана вокруг своих дел.

Магистр рассмеялся.

– Это ты про обряды храма? Что делать! Эти обряды не так нужны магам, как больным. Люди ничего не понимают ни в алтарях, ни в магии, а обряды вызывают у них доверие к целителям. – Заметив, что от раны почти ничего не осталось, он остановил Альмарена:

– Ну, хватит, остальное заживет само. Иначе, как ты говоришь, если меч не точить…

Пятеро всадников приближались к дорожному домику, стоящему на полпути к верхней точке перевала. Жилистые тимайские кони спотыкались, давно выбившись из сил. Отряд возглавляли двое людей – один из них, высокий и худой, ехал впереди, пришпоривая коня, другой, среднего роста и тучный, отставал на полкорпуса от первого.

Первым был Шиманга, бродячий маг. В молодости .он входил в орден Саламандры, но давно покинул алтарь, и с тех пор никто не знал, чем он занимался. Он появлялся то тут, то там, каким-то образом узнавал про советы магов и приезжал на них, внимательно слушал все, что говорилось, но не произносил ни слова. Его бесстрастное лицо, холодный взгляд поначалу вызывали некоторое недоумение, но постепенно к нему привыкли и перестали замечать. Его появление на последнем совете магов не вызвало ни у кого ни интереса, ни удивления.

Никто не знал ни того, что Шиманга присоединился к Каморре, ни того, что на совет он приехал не просто так, а имея несколько важных поручений от своего хозяина. Он должен был узнать, о чем говорили на совете, но главное – выследить и захватать Синий камень, который, как было известно, Шантор повез на совет. Шиманга выследил Шантора, когда тот передавал камень магистру ордена Грифона, и, не мешкая, решил получить этот камень. Он не бывал в юго-западной части острова, поэтому не рискнул ехать вслед за тирским магистром без проводника. Нужен был человек неглупый, не обремененный порядочностью, но в то же время достаточно рассудительный, чтобы не становиться на пути у Каморры.

Шиманга выбрал Мальдека, того самого, который сейчас ехал рядом.

Несколько лет назад на Фиолетовом алтаре умер магистр, не объявив преемника. Согласно уставу, маги устроили выборы нового магистра. На почетную должность претендовали двое – Теанор и Мальдек – и на .выборах с небольшим перевесом победил Теанор. Мальдек отошел в тень, но Шиманга был уверен, что тот захочет напакостить более удачливым, и не ошибся. Мальдек, узнав, от кого поручение и какое, согласился помочь.

За две недели пути Шиманга не раз пожалел, что обратился к Мальдеку. Тот, не предупредив его, взял с собой еще трех человек, сказав, что они нужны для охраны и защиты на случай погони. Шиманге это очень не понравилось – столько лишних свидетелей! Он отругал Мальдека, но людей уже нельзя было оставлять, чтобы не проболтались, и Шиманга взял всех.

Но больше всего Шиманге не понравилось, что Мальдек вызвался сам идти за камнем и настоял на этом. Сначала он заявил, что хорошо знает расположение строений и комнат внутри Тирского поселения, затем пригрозил поднять тревогу. Пришлось согласиться. «Будет требовать еще денег для своей оравы», – думал Шиманга, презрительно искривив губу. Ему был противен этот неудачник с опухшим, жабообразным лицом, сидящий на коне как мешок с промокшими отрубями. Сначала Шиманга рассчитывал вернуться через Фиолетовый алтарь, но теперь он и дня лишнего не хотел оставаться с Мальдеком. Он решил, что поедет прямо через Сехан, – такой маг, как он, мог позволить себе это. «Как я устал от этих дураков и ничтожеств! Каморра – настоящий стратег, он единственный, с кем можно иметь дело», – размышлял он, не удостаивая своего спутника даже косым взглядом.

Мальдек, напротив, то и дело косился на Шимангу. Страх и честолюбие ели его изнутри. Мальдек боялся Шиманги, боялся, что, получив камень, тот избавится от него как от опасного свидетеля, и поэтому не рискнул ехать с ним вдвоем, а взял с собой людей. Герреку, своему верному помощнику, он рассказал все, остальным пообещал деньги. Они оба с Герреком были из Тимая и давно знали друг друга. Недалекий Геррек был верен ему как пес.

Теперь у Мальдека прибавился еще один повод для страха. Он боялся, что магистр ордена Грифона узнал его. Он боялся, что Шиманга уйдет с камнем, а гнев магистра обрушится на него, Мальдека. «Нет, не видать Шиманге камня, – думал Мальдек. – Не для того я рисковал в Тирском поселении». Камень был нужен ему самому.

Мальдек вздохнул и завозился в седле. Он не сомневался, что разберется, как пользоваться камнем. Он обретет могущество и укажет место этому болвану Теанору. Когда он будет магистром ордена Аспида, сам Каморра будет считаться с ним, а если тирский магистр приедет к нему, можно будет сказать, что Шиманга взял камень и исчез неизвестно куда. А вот Шиманга – Шиманга должен исчезнуть.

6
{"b":"1857","o":1}