ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Видимо, шутка охотника так устарела, что Вальборн и не рассмеялся, и не обиделся.

– А почему бы и нет? – только и сказал он. Магистр заинтересованно посмотрел на него.

– Где вы возьмете такую жену, Вальборн? – полюбопытствовал он. – На Келаде нет подходящих вам девушек. У Берсерена нет своих детей, к тому же он – ваш близкий родственник. Донкар – сами знаете, у него только трое сыновей.

– У Норрена есть дочь, насколько мне известно. – Было видно, что правитель Бетлинка не шутит. Альмарен, оторвавшись от созерцания костра, поднял голову и внимательно посмотрел на Вальборна, словно увидел его впервые.

– Фирелла? – удивился Магистр. – Но ей всего двенадцать лет.

– Вы видели ее, Магистр? Она хороша собой?

– Да, – медленно ответил Магистр, потом еще раз повторил:

– Да.

– Я так и думал, – обрадовался Вальборн. – Мы – отдаленная родня, с этой стороны препятствий не будет.

– У любого дела есть по меньшей мере две стороны. Она еще ребенок.

– Ей двенадцать лет, а мне – двадцать восемь, – пояснил Вальборн.

– Через пять лет ей будет семнадцать, а мне – тридцать три. Я не тороплюсь. И вы верно заметили. Магистр, у Берсерена нет своих детей. Придет время, и я стану правителем Келанги. Моя жена должна быть мне ровней, а не какой-нибудь девчонкой из-под забора. Магистр промолчал.

– Скажите, Вальборн, – спросил вместо него Альмарен, – а где вы собираетесь размещать людей на Оранжевом алтаре? Поселок не приспособлен для содержания такого войска.

Вальборн не заметил неловкой поспешности, с которой молодой маг сменил тему разговора.

– Я думал об этом, – ответил он. – К северу от храма есть просторная поляна, а рядом – овражек с питьевой водой. Конечно, я не собираюсь обременять постоем местных жителей. За провизией будем раз в неделю посылать обоз к Берсерену. Я договорился с ним… Что это?

Все четверо прислушались. Со стороны дороги донеслось что-то вроде отдаленного возгласа, затем звук повторился.

– Стража заснула, бездельники, – недовольно сказал Вальборн. – Мы здесь все слышим, а они ничего не замечают.

Но он ошибся. Вскоре стражники привели к костру нескольких несчастных с виду, усталых людей с наспех собранными узлами и мешками.

– Кто вы такие? – поднялся им навстречу Вальборн.

– Мы с Оранжевого алтаря, ваша светлость, – объяснил один из них.

– Уттаки напали и захватили все – и поселок и алтарь.

Беженцы все прибывали и прибывали. Они устраивались на ночлег в лагере Вальборна, чувствуя себя здесь в безопасности. Воины один за другим просыпались от шума, пересказывали и обсуждали дурную новость, которая в ближайшем будущем должна была коснуться и их тоже.

Вальборн мерил шагами вытоптанную площадку перед костром. Он считал себя ответственным за случившееся, поэтому сознание собственной вины не давало ему покоя.

– Какие-то сутки, даже меньше чем сутки… – проговорил он, резким движением сжав руку в кулак. – Если бы знать заранее… мы шли бы день и ночь.

– Каморра торопит события, – отозвался Магистр, стоявший по другую сторону костра. – Интересно, большое у него здесь войско?

Вальборн вскинул взгляд на Магистра:

– Действительно, интересно. Нужно узнать у этих, которые оттуда.

Тревинер!

Охотник, который был рядом и все слышал, без лишних вопросов отправился к беженцам. Вернувшись, он доложил своему правителю:

– Уттаков примерно вдвое больше, чем наших. Их возглавляет Каморра.

– Прекрасно! Лаункара – ко мне! – Проводив глазами охотника, Вальборн обратился к Магистру:

– Если мы выйдем чуть свет, к восходу солнца мы будем на алтаре. Нужно застать их врасплох, тогда ни один уттак не уйдет от нас. И Каморра, надеюсь, тоже.

Войско чуть свет двинулось в путь. Дойдя до поляны, где располагался алтарный поселок, Вальборн остановил людей на опушке и выехал на край леса. Издали поселок выглядел как обычно, ничто не говорило о вчерашнем нападении. Посмотрев внимательнее, Вальборн увидел на косогоре между поселком и алтарем острые вершины конических, крытых шкурами уттакских шалашей. Охраны нигде не было видно.

Составив план нападения, Вальборн вернулся и поделил войско на три отряда. Один отряд он послал к восточному краю деревни, другой – к западному, туда, где располагалась центральная площадь. Последний, конный отряд он повел сам на храм Саламандры. Отряды разошлись по опушке леса и одновременно двинулись в атаку.

Хотя беспечные уттаки не выставили охраны, а Каморра, занятый подготовкой Боваррана, не обратил на это внимания, войскам Вальборна не удалось подойти незаметно. Утро было уже не раннее, солнце поднялось выше скал. Кое-кто из уттаков уже проснулся и выбрался из шалашей на поиски еды. Войска были на полпути к деревне, когда раздались тревожные вопли уттаков, способные поднять и мертвого. И стоянка, и деревня, и храм в считанные мгновения ожили, как разворошенный муравейник. Дикари похватали оружие и приготовились к бою.

Шум на алтарной площади разбудил Каморру. Пока маг, выглянув из окна, пытался понять, чем вызвана тревога, прибежал помощник и доложил, что большое войско из Келанги атакует алтарь. Каморра прекрасно понимал, что уттакских сил недостаточно, чтобы оказать сопротивление. Он наспех оделся, выбежал из дома и вскочил на коня как раз в то мгновение, когда отряд Вальборна врывался в ворота ограды храма.

Единственный выход был закрыт, но Каморра, хорошо знавший расположение алтарных строений, и не собирался пробиваться на свободу этим путем. Приказав уттакам защищать ворота, он сделал помощникам знак следовать за ним. К противоположной стене ограды примыкали сараи и амбары – невысокие каменные строения с плоскими крышами. Оказаться на крыше, а затем перемахнуть через ограду не составляло труда ни для хорошего коня, ни для опытного конника.

На опушке Каморра использовал белый диск, чтобы подать сигнал к отступлению все еще сражающимся уттакам, и увел помощников в лес. Он уже не видел, как уттаки бежали по поляне, преследуемые воинами. Основная часть войск Вальборна была пешей, поэтому многим дикарям удалось скрыться в лесу, где преследовать их было безнадежно.

Вновь применив диск, маг собрал остатки уттаков и отвел их подальше в лес. Внутри у него все пело – какой-то мальчишка, которого он выставил из собственного замка, как новорожденного котенка, внезапно вернулся и вынудил его сломя голову, почти что в одном исподнем спасаться бегством Каморра с досады забыл о быстро текущем времени, о том, что сам он давно не молод, а правитель Бетлинка вышел из детского возраста.

Из уттаков, ночевавших на территории замка никому не удалось спастись. Правитель Бетлинка со своей командой знал толк в рукопашной. Часть воинов осталась у ворот, перекрывая выход, остальные мечами и копьями расчищали алтарную площадь от уттаков. Альмарен приотстал от передового отряда, не справившись с заупрямившимся Налем, поэтому ему не довелось вволю помахать мечом. Он замечал впереди то Вальборна, методично и без промаха наносящего удары, то Тревинера в самой гуще сражения, на своей длинноногой Чиане, злой и азартной в бою, как и ее хозяин.

Восхищение шевельнулось в Альмарене когда его взгляд выхватил среди уттаков сражающегося Магистра. Тот был далеко впереди и разил направо и налево длинным, сверкающим голубым мечом Грифона, мощными ударами срубая не только немытые уттакские головы, но и древки копии, и даже рукояти замахивающихся на него секир.

Когда Альмарен наконец заставил коня пойти в гущу схватки, дикари были уже перебиты. Всадники кружили по двору в поисках затаившихся или зазевавшегося в доме уттака. Вальборн остановился посереди площади, к нему подъехал Магистр. Альмарен направил коня к ним и услышал раздраженный голос правителя Бетлинка.

– Каморры нет как нет, – сердился Вальборн. – Он как сквозь землю провалился.

– Он не был бы опасным врагом, если бы его так легко можно было взять, – отвечал Магистр.

– Как жаль, что он ушел, – еще раз подосадовал Вальборн. – Зато уттаки все побиты.

66
{"b":"1857","o":1}