ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И вам удачи, – ответил подросток, не обращая внимания на шутку.

– Она всем нам понадобится.

Они надели на плечи лямки мешков, собираясь выйти в путь.

– А кто вы такие? – спросил напоследок Вальборн. – Как вас зовут?

– Я – Ли… Лилигрен. – В синих глазах подростка сверкнула шальная искра. – А это – Оригрен, – кивнул он на своего спутника.

Вальборн не нашелся, что сказать. Странная парочка, не дожидаясь его ответа, зашагала по дороге, ведущей в Бетлинк. Правитель пошел в противоположную сторону, в деревню. Когда он отыскал нужный дом, он уже не помнил о двоих мальчишках, вытесненных из его мыслей впечатлениями и заботами сегодняшнего дня.

Дом показался Вальборну совершенно пустым, лишь остатки обеда говорили о том, что его друзья побывали здесь. Пообедав, чем было, он пошел по комнатам в поисках дивана или койки, чтобы прилечь. В угловой комнате он увидел две кровати, на одной раскинулся Магистр, на другой по подушке рассыпались длинные волосы Альмарена. Оба даже не шевельнулись на скрип приоткрываемой двери.

Спят как ни в чем не бывало, подумал Вальборн. Бери и выноси. В этот миг из-под кровати Магистра показалась клыкастая голова Вайка, а за ней и большое, гладкое, как у лошади, тело. Клыкан знал Вальборна, но, несмотря на это, пошел к двери, предупредительно оскалив клыки. Вальборн прикрыл дверь. С таким сторожем эти двое могли спать спокойно.

В следующей комнате он обнаружил спящего Тревинера. Дверь открылась бесшумно, но охотник мгновенно проснулся и сел, уставившись на вошедшего. Многолетняя привычка ночевать в лесу развила в нем звериную чуткость.

– Это вы, мой правитель? – узнал его охотник. – Вы нашли еду?

– Нашел. Лаункар приходил?

– Нет еще. Вы отдохните, пока есть возможность. – Тревинер кивком указал на кровать в переднем углу комнаты.

Но едва Вальборн сел на нее и начал стаскивать обувь, как в дверь постучали. На Тревинерово «Кто там?» в комнату вошел человек примерно одного возраста с охотником. Черная накидка и коротко подрезанные волосы указывали, что это – черный жрец храма Саламандры. Приглядевшись, Вальборн узнал его:

– Цивинга, вы?! Рад видеть вас живым и невредимым.

– Я по поручению Освена. Сам он ранен и не может прийти.

Вальборн понял, что отдых придется отложить. Он обулся и встал.

– Идемте в гостиную, там, кажется, есть несколько уцелевших стульев. И ты тоже, Тревинер. Твое знание уттаков может понадобиться нам.

Когда они уселись, Цивинга начал с рассказа о вчерашних событиях.

Где-то на середине рассказа в гостиную вошли Магистр и Альмарен, поднявшиеся после отдыха.

– Альмарен, приятель, ты ли это?! – радостно воскликнул Цивинга при виде молодого мага. – Сколько же лет прошло, как ты у нас гостил? Не меньше трех, клянусь богиней.

– Весной было три года, – улыбнулся ему в ответ Альмарен, подходя ближе. – Я сильно изменился?

– Да нет, не сказал бы. Все такой же, только еще длиннее. – Жрец дружески хлопнул мага по плечу. – Если ты ехал на праздник, тебе повезло, что ты опоздал, – добавил он уже менее радостно.

– Я знаю, Цивинга. Мы были в храме.

– Вас не затруднит повторить ваш рассказ? – обратился к жрецу Магистр. – Я – магистр ордена Грифона, мне хотелось бы узнать подробности.

Цивинга с уважением посмотрел на него.

– Рад с вами познакомиться. Конечно, я расскажу все, что вас интересует. – Жрец повторил начало рассказа, затем продолжил его уже для четверых собеседников.

– Сейчас все, кто остался в живых, вернулись на алтарь, – закончил он. – Освен еще не встает, но его жизнь вне опасности. Скоро, к несчастью, нам предстоит выбирать нового магистра. То, что им будет Освен, хоть как-то уменьшит тяжесть потери.

– Что его интересует? – обратился Вальборн к жрецу. – Спрашивайте, Цивинга.

– Судьба алтаря сейчас зависит от ваших планов. Нам важно знать, остаетесь вы защищать алтарь, отступаете в Келангу или намереваетесь пойти дальше, на Бетлинк?

– Мы обсуждали это с Шантором, когда я был здесь в последний раз, – сказал Вальборн. – Я пришел сюда с войском, чтобы защищать алтарь. Мне очень жаль, Цивинга, что я прибыл на сутки позже, чем нужно. Войско останется здесь до тех пор, пока мы в состоянии сдерживать Каморру с его уттаками.

– Это радостное для нас известие. – Напряженные складки на лице жреца расправились.

Магистр, слушавший разговор Цивинги и Вальборна, наоборот, нахмурился. По рассказам Тревинера он составил представление о расположении и численности уттакских сил, и оно не было утешительным.

– Я должен разочаровать вас, Цивинга, – вмешался он в разговор. – Войск здесь недостаточно, чтобы помешать Каморре взять алтарь, если он всерьез захочет этого. Я не могу считать его вчерашнюю вылазку серьезной.

Настала очередь Вальборна нахмуриться. Они с Магистром еще не обсуждали итогов боя, поэтому правитель не понимал, откуда у того взялся такой мрачный взгляд на сегодняшнюю победу.

– Объяснитесь, Магистр, – недовольно сказал он. – Как понимать ваши слова?

– В верховьях Иммы есть несколько уттакских военных стоянок, где счет идет на тысячи дикарей. Несмотря на это, Каморра явился сюда от силы с пятью сотнями уттаков и по меньшей мере легкомысленно отнесся к обороне захваченного. Я хотел бы знать, чем это вызвано, кроме желания набезобразничать на празднике. Очень странная вылазка.

– Откуда ему знать о военной тактике? – сказал Вальборн. – Вспомните, кто он по происхождению. Нет ничего загадочного в том, что он делает такие ошибки.

– Конечно, Каморра не обучался теории ведения боя, но мы-то с вами знаем, что в ней нет ничего сложного, – возразил Магистр. – Каморра не глуп, и нельзя объяснять его действия стремлением избавиться от лишних уттаков.

– У вас есть другие объяснения, Магистр? – спросил Вальборн.

– К сожалению, нет. Поэтому предсказать, как он поведет себя дальше, труднее, чем с позиции здравого смысла. Он действует быстрее, чем предполагалось, а Оранжевый алтарь – первый пункт на его пути.

– Вы не верите, что нам удастся удержать алтарь? – с возрастающим недовольством спросил Вальборн.

– Вы же сами говорили, Вальборн, что Берсерен пожадничал на войско. Если Каморра, зная о войске на Оранжевом алтаре, задержится с наступлением – это хорошо. Это позволит нам собрать основные силы. Но если он все-таки нападет на алтарь, сопротивление приведет к ненужным жертвам. Я не боюсь смерти, но предпочел бы отдать свою жизнь с большей пользой.

– Значит, вы считаете, что Каморра выставит нас отсюда, – хмуро сказал Вальборн. – На меня все будут пальцами показывать, если я сдам алтарь без сопротивления.

– Это обычная участь тех, кто впереди, – мало славы, много крови.

Исключения редки. Я бы на вашем месте, Вальборн, не думал о том, что скажут другие, – заметил Магистр. – Но я только советую, а приказываете здесь вы.

Принимать решение – ваше право.

– Я его принял. Цивинга, скажите Освену, что войско будет защищать алтарь.

– Тогда у меня к вам личная просьба, Вальборн, – сказал Магистр. – В случае чего сделайте все возможное, чтобы спасти оставшихся жрецов ордена Саламандры. Древние знания о применении оранжевой силы – это нужно сберечь, а орден уже понес большие потери. Цивинга, – обратился он к жрецу, – вы можете точно сказать, скольких людей вы потеряли?

– Наша самая тяжелая потеря – Шантор, – вздохнул Цивинга. – Погибли еще двое черных жрецов, которые были у статуи Мороб во время нападения.

Чудом спасся Освен – ему помог один из. людей, бывших в зале. Я таких чудаков, как этот, еще не видел – из всего случившегося для него не было ничего страшнее, чем пятно на собственном костюме. Пятеро оранжевых жрецов, четыре жрицы… уттаки предпочитают не убивать женщин, а брать в плен, но в общей свалке зарубили и их. Пропала наша маленькая Мороб. Ее нигде нет – наверное, уволокли уттаки.

– Статуя на месте, – сказал Вальборн. – Утром мы видели ее в храме.

69
{"b":"1857","o":1}