ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Там, где кончается река
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Небесная музыка. Луна
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Добрый волк
Прощай, немытая Европа
Корона Подземья
Айн Рэнд. Сто голосов
A
A

– Как? Копать нечем, да и времени нет. В конце концов, он сам выбрал свой путь.

Они сели на коней и двинулись вверх к перевалу. Альмарен ехал молча, и долго на его лице не появлялось привычной, чуть рассеянной улыбки.

Два дня спустя они выехали к броду на берег Каяна, чуть выше слияния с речкой Ризой. Каян обмелел от летней засухи, между водой и прибрежным кустарником виднелась полоска илистого дна. Следы копыт, отпечатавшиеся на мягком иле, вели в воду и вновь появлялись на другом берегу реки. Там они, покружив, поднимались наверх и вели на равнину. Судя по следам, воры не сразу выбрали путь, но наконец решили отправиться в Тимай по южному берегу Ризы, и Магистр принял решение ехать туда.

Они ехал" вдоль берега Ризы еще двое суток. Наль, как и опасался Магистр, начал отставать от Тулана, и Альмарену все чаще приходилось пришпоривать своего скакуна. При переезде через неглубокую илистую лощинку выяснилось, что отпечатки копыт оставлены только тремя лошадьми. Магистр наконец догадался, что означали запутанные следы на переправе.

– Они поехали в разные стороны у Каяна. Помнишь, они там топтались на месте.

– Нет, они отделились позже, на развилке было больше следов, – засомневался Альмарен. – По пути много мест, где следы плохо заметны.

– Двое из них прошли по воде вверх по течению Каяна, – объяснил ему Магистр, – а топтались остальные трое, чтобы оставить побольше следов.

Детская уловка, и мы попались на нее, как дети. Теперь нам придется догнать тех, кто впереди, а на откровенность мы их вызовем.

Около полудня на горизонте замаячили три черные точки. Магистр пустил Тулана в галоп, следом Альмарен пришпорил Наля, и они понеслись вдоль Ризы сквозь дрожащий от зноя воздух. Впереди не сразу заметили погоню, и они успели приблизиться к преследуемым прежде, чем те пустились вскачь. Когда расстояние перестало сокращаться, Магистр гикнул и пришпорил своего коня.

Тулан рванулся вперед, оставляя далеко за собой Наля с Альмареном.

Альмарен погонял коня и с бессильной досадой смотрел, как удаляется Магистр, как он поравнялся с конем Шиманги, брошенным беглецами, как приблизился к ним вплотную и вынул меч. Те поняли, что им не уйти, и кинулись на него с мечами, надеясь убить, пока он один. Магистр нападал и защищался, враги теснили его, но ничего не могли с ним сделать. Альмарен выхватил меч и с разгона налетел на одного из них.

На Красном алтаре Альмарен часто сражался на мечах – это было любимым развлечением местных магов. Он был ловок и быстр, считалось, что он хорошо владеет оружием, но сейчас перед ним был враг, и оба знали, что тот, кто ошибется первым, может расстаться с жизнью. Каждый держал меч наготове, следя за малейшим движением другого, отыскивая слабые места. Изловчившись, Альмарен сделал обманное движение и задел врагу руку. Тот осадил коня, шипя от боли.

Альмарен увидел его потное, красное лицо, собравшееся в зверскую гримасу, и подумал, что и сам сейчас выглядит ничуть не лучше. Враг кинулся на него, он увернулся, и они вновь закружили на конях, ожидая ошибки соперника.

Магистр прекратил этот странный конный танец, явившись откуда-то сбоку и приставив красный от крови меч к спине противника Альмарена. По знаку Магистра враг опустил оружие и соскочил на землю. Тот отобрал у него меч и тоже спешился. Противник Магистра неподвижно лежал неподалеку – это был Геррек, верный пес Мальдека, погибший за своего хозяина. Оставшийся в живых враг стоял зажимая Рукой рану.

– Не убивайте меня, – бормотал он. – У меня ничего нет, я просто так.

– Все зависит от того, что ты расскажешь, – угрожающе нахмурился Магистр. – Где камень?

– Какой камень?

– Сам знаешь какой.

Враг испуганно съежился.

– Если бы я знал, разве бы я не сказал?! – проговорил он дрожащим голосом. – Зачем мне какие-то камни? Это Мальдек все знал, у него и спрашивайте. А мое дело простое.

– Это он убил Шимангу?

– Да.

– Ты помогал ему?

– Нет, что вы! – ужаснулся враг. – Мальдек нанял меня для охраны.

Я был с лошадьми, когда это случилось.

– Ладно, – сказал Магистр. – Рассказывай, что ты знаешь об этой поездке.

– Шиманга попросил Мальдека проводить его в Тир, а Мальдек пригласил нас с собой. Сказал, что хорошо заплатит.

– Где Мальдек свернул и куда он поехал?

– У Каяна, – горестно вздохнул враг. – На Фиолетовый алтарь.

– А вы что должны были делать?

– Доехать до Тимая, а потом домой, на алтарь.

– Ясно. – Магистр потерял всякий интерес к перепуганному врагу. – Проваливай отсюда. И смотри… поедешь докладывать Мальдеку – язык отрежу.

Тот понял, что его не убьют, и спросил:

– А мои вещи? Я заберу?

– Забирай. – Магистр обернулся к Альмарену:

– Ну что? Едем на Фиолетовый алтарь?

Они сели на коней и направились к берегу реки. Наемник Мальдека подошел к трупу и вынул деньги, затем поймал лошадей и поехал в Тимай. С таким богатством ему было незачем возвращаться к Мальдеку.

На Каянском, или Фиолетовом, алтаре не было строгой дисциплины с тех пор, как умер прежний магистр. Можно сказать, ее не было совсем. Теанор, и в молодости не блиставший талантами, был уже стар и являлся личностью откровенно заурядной. На выборах за него встали те, кто недолюбливал Мальдека, и те, кто недолюбливал дисциплину. И тех и других оказалось немало; и Теанор стал магистром.

После выборов сторонники Мальдека принципиально не подчинялись новому магистру, остальные просто не обращали на него внимания. Теанор не был ни энергичен, ни честолюбив и не стремился командовать, довольствуясь почетом от занимаемой должности. В итоге каждый на алтаре жил сам по себе, ни за что не отвечая и ни в чем не отчитываясь. Кое-какие хозяйственные дела выполнялись, за этим магистр следил, а в остальном люди пользовались полной свободой, приезжая и уезжая кому и как вздумается. Поэтому возвращение Мальдека, как и отъезд, прошло незамеченным.

Впрочем, был на алтаре человек, который замечал все. Он был худощав, среднего роста, неопределенного возраста и незапоминающейся внешности.

Незадолго до совета магов он приехал из Келанги с заказом от богатого горожанина, которому понадобился серебряный ларец с магическим замком, из тех, какие изготавливались только здесь, на Фиолетовом алтаре. Он привез с собой слиток серебра, отдал мастеру, снял комнату и стал ждать выполнения заказа.

Человек этот был незаметен и неназойлив, его присутствие на алтаре никак не ощущалось. Он ежедневно появлялся то здесь, то там, прислушивался к разговорам, заглядывал в кузницы, гончарные и стеклодувные мастерские и замечал все – оснащение и снабжение мастерских, распорядок дня, привычки и склонности обитателей алтаря. Его память, такая же острая и цепкая, как и его маленькие, зоркие глазки, легко удерживала каждую подмеченную мелочь. Он не был магом, но Каморра высоко ценил его и всегда поручал ему только важную работу. Это был Кеменер, лучший шпион Каморры.

От Кеменера требовалось узнать решения совета магов, оценить опасность этих решений и определить способы противодействия. Ларец был предлогом для того, чтобы пожить на алтаре нужное время. Выполнив поручение, Кеменер ждал возвращения Шиманги, чтобы сопровождать его. Мальдек, вернувшийся в поселение, был тут же встречен шпионом.

– А где Шиманга? – было первым вопросом Кеменера, удивленного отсутствием своего напарника.

– Он торопился и поехал прямо через Сехан. Сказал, что ты сам знаешь, что делать. – Мальдек хорошо запомнил слова Шиманги, ему ничего не нужно было выдумывать. – Остальные двое сопровождают его до Тимая.

Кеменер понимающе кивнул. Ему была известна привычка Шиманги неожиданно менять планы. Любимец и доверенное лицо Каморры, Шиманга мог себе это позволить и позволял неоднократно. Теперь Кеменер был свободен от договоренности с Шимангой. Он вспомнил об обозе с оружием, который через два месяца выйдет из Тира, и подумал, что не мешало бы посмотреть дорогу у Тироканского перевала, чтобы прикинуть скорость передвижения обоза. Кеменер любил точность и обстоятельность. Он также не любил терять время зря, поэтому тут же пошел готовиться к небольшой прогулке до перевала.

8
{"b":"1857","o":1}