ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он услышал, как в дверной замок вставляют ключ. Внезапно до него дошло, что он ведь остался жив, но осознание этого факта не только не вызвало в нем прилива радости, а, наоборот, заставило его испытать страх. С чего это вдруг им понадобилось оставлять его в живых? А что если тот, кто открывает эту дверь, решил зайти сюда только для того, чтобы исправить это упущение?

Ключ повернулся в замке. Включенная под потолком лампочка залила комнату ярким светом. В комнату вошла крупная брюнетка. Это ее он разглядел на диване, когда так храбро и безрассудно вышиб дверь. В руках у нее был поднос и по комнате распространился аромат кофе. Правда, аромат этот он почувствовал как только она вошла, – аромат кофе и запах ее духов.

– Привет, – сказала она.

– Привет, – отозвался он.

– Хорошо выспались?

– Просто отлично.

Она оказалась очень рослой и крупной женщиной. Тогда, на диване, она показалась ему намного меньше ростом. Сложение и фигура ее были вполне типичными для девиц, выступающих в шоу-бизнесе – рост около ста восьмидесяти сантиметров, весьма объемистый бюст, выпиравший из простенькой кофточки, и широкие мощные бедра, обтянутые мини-юбкой. Ее длинные и стройные ноги с сильно развитыми икрами и узкими лодыжками – походили на ноги профессиональных танцовщиц. Она была в домашних туфлях. Она затворила за собой дверь ногой, сделав это совершенно беззвучно, а потом с мягким шелестом этих шлепанцев направилась к нему через комнату.

Движения ее были заторможенными. В ней было что-то сладострастное и это подчеркивалось медлительностью ее движений. Казалось, она прекрасно понимала притягательность своего роскошного тела. В каждом ее жесте присутствовало знание того, что кем бы она ни была – домохозяйкой или шлюхой, смертной грешницей или святой – мужчины все равно будут пытаться завладеть этим телом и несомненно преуспеют в этом, и так будет повторяться долго, и пощады ей не будет ни от кого. Она была жертвой и поэтому двигалась с настороженностью человека, неоднократно встречавшего удары в прошлом и постоянно ожидающего нападения со всех сторон. Нос у нее когда-то был исправлен пластической операцией, но операция эта была сделана давно и он снова начал утрачивать приданную ему благородную форму и теперь казался просто сломанным кем-то. И это тоже придавало ей вид жертвы. Рот ее был ярко накрашен. Это был рот шлюхи или куколки. Чувствовалось, что рот этот не знал никаких ограничений в выборе слов и, конечно же, делал все, что его заставляли делать.

– Я принесла кофе, – сказала она. Произнесла она это шепотом.

Он приглядывался к ней по мере того, как она приближалась. Он чувствовал, что она с равным успехом способна убить человека или поцеловать его, и снова ему пришел на ум вопрос, ради чего они оставили его в живых.

Тут он впервые увидел пистолет, который лежал на подносе рядом с кофе. Девушка взяла пистолет и, направив его ствол ему в живот, держала теперь поднос одной рукой.

– Назад, – скомандовала она.

– Куда еще дальше?

– Послушай, не пытайся заговаривать мне зубы, – сказала она. – Делай то, что я тебе говорю.

Карелла отодвинулся назад, насколько позволяла ему прикованная рука. Девушка присела и пододвинула ему поднос. Юбка ее при этом задралась немилосердно. Однако лицо ее продолжало хранить мрачную серьезность. Пистолет оказался тридцать восьмого калибра. Предохранитель на левой его стороне был снят и пистолет мог выстрелить, когда она пожелает.

Девушка снова выпрямилась во весь рост и, пятясь, отошла к стоявшему у двери стулу. Пистолет ее все время был направлен на него.

Кофе оказался крепким и горячим.

– Ну, нравится? – спросила она.

– Кофе отличный.

– Я сама его готовила.

– Спасибо.

– Позже я принесу тебе мокрое полотенце, – сказала она. – Чтобы ты мог стереть кровь. Вид у тебя просто ужасный.

– А кроме того здесь не очень-то жарко, – сказал Карелла.

– Ну и что, а кто приглашал тебя сюда? – спросила девушка. Она, по-видимому, хотела было улыбнуться, но передумала.

– Да, не приглашал никто, это уж точно, – он снова пригубил кофе. Она внимательно следила за всеми его движениями.

– Стив Карелла, – сказала она. – Да?

– Совершенно верно. А как тебя зовут? – Вопрос этот он задал совершенно естественно, без паузы, однако она не попалась в эту ловушку.

– Детектив второго разряда, – продолжила она. – Восемьдесят седьмой участок полиции. – Она помолчала. – А где это?

– По другую сторону парка.

– Какого парка?

– Парка Гроувер.

– А, этого, – сказала она. – Это очень приятный парк. Он, можно сказать, самый красивый парк во всем этом проклятом городе.

– Да, – подтвердил Карелла.

– А знаешь, я ведь спасла тебе жизнь, – сказала она самым обычным тоном.

– Правда?

– Да. Он хотел убить тебя.

– Меня удивляет, что он не выполнил своего намерения.

– Не горюй, может он еще сделает по-своему.

– Когда?

– А тебе что – не терпится?

– Да нет, можно и повременить. – В комнате воцарилась тишина. Карелла снова отхлебнул порядочный глоток кофе. Девушка продолжала пристально вглядываться в него.

– А который сейчас может быть час? – спросил он.

– Около девяти. А в чем дело? У тебя свидание с кем-нибудь?

– Просто я думаю о том, сколько может пройти времени, пока меня хватятся, вот и все, – сказал Карелла, внимательно следя при этом за выражением ее лица.

– Только не рассчитывай запугать меня, – сказала она. – Меня уже невозможно запугать.

– А я вовсе и не собирался запугивать тебя. Девушка лениво почесала ногу, а потом сказала:

– У меня есть к тебе несколько вопросов.

– Только я не уверен, что стану отвечать на них.

– Станешь, – заверила она его. Тон ее был спокойным, уверенным и таящим смертельную угрозу. – Станешь, это я тебе гарантирую. Раньше или позже, но обязательно ответишь.

– В таком случае, надеюсь, что это будет как можно позже.

– Не пытайся умничать со мной, у тебя ничего не получится.

– А я уже успел прийти к одному неглупому выводу.

– К какому же?

– Я, например, считаю, что меня потому и оставили в живых, что вы не знаете ответов на эти вопросы.

– А может, тебя оставили в живых только потому, что я захотела этого, – сказала девушка.

– А чего ради?

– А у меня никогда в жизни не бывало такой игрушки, как ты, – сказала она и впервые с момента появления в этой комнате она улыбнулась. Улыбка ее также явно таила в себе смертельную угрозу. Карелла почувствовал, как волосы зашевелились у него на голове. Он облизал губы и пристально поглядел на нее, она ответила таким же прямым и тяжелым взглядом, продолжая при этом улыбаться.

– Вопрос о твоей жизни и смерти решаю я, – сказала она. – Если я скажу ему убить тебя, он тут же это сделает.

– Но ты не скажешь ему этого, пока не получишь ответов на интересующие вас вопросы, – сказал Карелла.

– О, ответы мы обязательно получим. У нас в запасе масса времени, чтобы вытащить их из тебя. – Улыбка сошла с ее лица. Она сунула руку за ворот кофточки и бездумно почесала грудь. Потом она снова вперила в него свой взгляд и спросила. – Как ты сюда добирался?

– Я добрался сюда на метро.

– Это вранье, – сказала девушка. В голосе ее не было и капли торжества. Она просто равнодушно констатировала факт, а потом пояснила. – Внизу стояла твоя машина. Документы лежали в отделении для перчаток. А кроме того, за передним стеклом была бумажка, в которой говорилось что-то вроде того, что машина поставлена здесь офицером полиции, находящимся при исполнении служебных обязанностей.

– Ну что ж, не отрицаю, я действительно приехал сюда на машине.

– Ты женат?

– Да.

– Дети есть?

– Двое.

– Девочки?

– Девочка и мальчик.

– Значит, это ты для своей девочки припас куклу, – сказала она.

– Какую куклу?

– А ту, что была у тебя в машине. Она лежала на переднем сиденье.

10
{"b":"18570","o":1}