ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Правильно, но ведь он отсутствует по ночам.

– Нет, я говорю о том, что мы его слышим до того, как он уходит на работу. А на работу он не уходит до одиннадцати часов вечера. На смену он заступает в полночь.

– Да, я знаю.

– Ну вот, собственно и все, что я вам могу сказать. Послушайте, мне в самом деле уже нужно торопиться. Поэтому, если вам хочется поговорить со мной, вам придется проводить меня до станции метро.

– С удовольствием, – согласился Клинг и они зашагали вниз по лестнице. – А вы уверены, что не слышали включенного телевизора в его квартире вчера?

– Абсолютно уверена.

– А когда он обычно включает его?

– Да он у него работает постоянно, – сказала Марджори. – Он ведь живет совершенно один, бедняга. И нужно же ему хоть как-то убивать время.

– Да, наверное, вы правы.

– А зачем вы хотели увидеться с ним? – Она говорила с явным риверхедским акцентом и это несколько снижало впечатление от ее чистенькой и приятной внешности. Она была высокой стройной девушкой и было ей на взгляд лет девятнадцать. На ней был темно-серый костюм с белой блузкой, каштановые волосы были зачесаны за уши, в ушах поблескивали сережки с маленькими жемчужинками.

– Мне нужно было его кое о чем спросить, – сказал Клинг.

– Наверное насчет убийства Тинки Закс?

– Да.

– Он мне уже рассказывал об этом совсем недавно.

– А когда это было?

– О, этого я сразу не скажу – нужно подумать. – Они выбрались уже из дома и шагали теперь по улице. У Марджори были длинные ноги и шла она очень быстро. По правде сказать, Клингу даже нелегко было поспевать за ней. – Сегодня у нас какой день?

– Среда, – сказал Клинг.

– Среда? Господи, как летит время. Должно быть, это было в понедельник. Да, совершенно верно. В понедельник я вернулась домой из кино и вышла вниз выбросить мусор, а он как раз стоял у мусорного ящика. Там мы и поболтали немножко. Он говорил тогда еще, что ожидает прихода детектива.

– Детектива? Какого?

– Как это – какого?

– Ну сказал он вам, какого именно детектива он ждет? Фамилии его он не называл?

– Нет, кажется, нет. Он говорил, что в тот день – это был понедельник, правда? – он уже разговаривал утром с какими-то детективами, а потом сказал мне, что несколько минут назад ему позвонили и сказали, что сейчас к нему приедет еще один детектив.

– Он именно так и сказал? Сказал, что к нему едет какой-то другой детектив? Не из тех, что разговаривали с ним утром?

– Ох, знаете, я не могу ручаться, что он говорил об этом именно такими словами. Возможно, это мог оказаться и один из тех детективов, с которыми он разговаривал утром. Тут я не могу сказать вам ничего определенного.

– А фамилия Карелла вам ничего не говорит?

– Нет, – Марджори подумала. – А что она должна мне говорить?

– Не называл ли мистер Месснер именно эту фамилию, когда говорил о детективе, который едет к нему?

– Нет, не думаю. Он только сказал, что ему позвонил какой-то детектив и больше ничего. Он был очень горд этим. Он сказал, что наверное им нужно, чтобы он снова описал внешность человека, которого он поднимал в лифте к ее квартире. К квартире убитой девушки. Бр-р-р, от этого даже мурашки по спине бегают, правда?

– Да, – сказал Клинг. – Бывает иногда. – Они успели уже добраться до станции городской подземки и остановились у самой нижней ступеньки.

– Значит, вы говорите, что было это после обеда в понедельник, да?

– Нет. Это было в понедельник поздним вечером, вот как бы я сказала.

– А в котором часу?

– Примерно в половине одиннадцатого. Я же говорила вам, что я уже успела вернуться из кино.

– Давайте-ка уточним и расставим все по своим местам, – сказал Клинг. – Значит, в понедельник в половине одиннадцатого мистер Месснер выбрасывал мусор и в это время он сказал вам, что только что к нему позвонил детектив, который сказал ему о том, что он направляется к нему! Так?

– Да, так. – Марджори поморщилась. – Было уже довольно поздно. Я хочу сказать, что время было уже позднее для деловых визитов. Или вы там у себя работаете допоздна?

– Ну, вообще-то, да, но… – Клинг с сомнением покачал головой.

– Послушайте, я и вправду должна бежать, – сказала Марджори. – Я с удовольствием поболтала бы с вами и дольше, но…

– Я бы попросил вас задержаться еще на пару минут, если можно…

– Да, но мой босс…

– Я позвоню ему позже и все объясню.

– Но вы не представляете себе моего босса, – и Марджори выразительно закатила глаза.

– А не можете ли вы уточнить еще одну деталь, не говорил ли вам что-нибудь об этом детективе мистер Месснер уже после того, как он увиделся с ним. То есть я хочу сказать – уже после того, как этот детектив побывал у него.

– Да я, собственно, и не видела его больше после того вечера.

– Вчера вы его совсем не видели?

– Нет. Ну, вообще-то по утрам я его никогда не вижу, понимаете, потому что я ухожу на работу раньше, чем он возвращается. Но я частенько заглядываю к нему по вечерам, просто так, чтобы потрепаться немножко. Кстати, даже моя мама отметила это. Она сказала, что Циклоп – мы так его называем, и все его тут так зовут и он не возражает – так вот, она сказала, что Циклоп, наверное, выехал куда-нибудь за город.

– А он часто выбирается за город?

– Да нет, не думаю, но кто его знает? А может, он решил немного поразвлечься и подышать чистым воздухом? Послушайте, мне и в самом деле пора…

– Хорошо, не буду вас больше задерживать. Огромное спасибо, Марджори. Если вы скажете мне, где вы работаете, то я с удовольствием позвоню и…

– О, да ну его к черту. Я просто расскажу ему, что произошло, поверит – хорошо, а не поверит, пусть делает что хочет. Я все равно собираюсь смыливаться оттуда.

– Ну что ж, еще раз – огромное спасибо.

– Не за что, – ответила Марджори и стала подниматься на платформу.

Клинг какое-то время постоял, задумчиво глядя ей вслед, а потом полез в карман за мелочью. Он зашел в кафетерий на углу, отыскал там телефонную будку, назвал себя телефонистке и попросил ее разыскать ему телефон вестибюля в доме Тинки на Стаффорд-Плейс. Она сообщила ему нужный номер, и он его тут же набрал. К телефону подошел мужчина.

– Попросите, пожалуйста, к телефону смотрителя дома.

– Смотритель у телефона.

– Говорит детектив Клинг из восемьдесят седьмого полицейского участка, – сказал Клинг. – Я сейчас занимаюсь расследованием…

– Кто? – спросил смотритель.

– Детектив Клинг. А с кем я разговариваю?

– Я смотритель этого дома. Эмманюэль Фабер. Можно – Мэнни. Значит, вы говорите, что вы детектив?

– Совершенно верно.

– Господи, да когда же вы наконец дадите нам хоть минуту передышки?

– А в чем дело?

– Что вам там больше нечего делать, как только звонить сюда?

– Я кажется вам еще не звонил, мистер Фабер.

– Ну, может, и не вы, но все равно. Телефон этот, можно сказать, звонит постоянно как проклятый.

– А кто еще вам звонил?

– Детективы, а кто же еще.

– Детективы? Какие детективы? Когда они вам звонили?

– Да прошлой ночью.

– Когда?

– В понедельник. В понедельник вечером, можно сказать, уже ночью.

– Значит, вы говорите, что детектив звонил вам в понедельник ночью?

– Да, ему хотелось узнать, где он может отыскать Циклопа. Так мы тут называем одного из наших лифтеров.

– И вы сказали ему?

– Конечно сказал, а как я мог не сказать.

– А кто это был? Он назвал вам свою фамилию?

– Назвал, какой-то итальянец. Клинг насторожился.

А не помните случайно, фамилия его была не Карелла? – спросил он.

– Вот, вот.

– Карелла?

– Да, он так и сказал.

– А в котором часу он звонил вам?

– О, этого я точно сказать не могу. Но было это вечером.

– И он сказал вам, что его фамилия Карелла.

– Совершенно верно, детектив Карелла, так именно он и сказал. А в чем дело? Вы знакомы с ним?

14
{"b":"18570","o":1}