ЛитМир - Электронная Библиотека

– Похитители!

– Что? – растерянно повторил он.

Нэнни возвышалась над ним, и ему ничего не оставалось, как смотреть ей прямо в глаза.

– Нюхалка, говори прямо – ты знаешь, кто похитил сына мистера Гануччи? – спросила она.

Так вот оно что! – молнией промелькнуло у него в голове. Стало быть, вот что она имела в виду, когда говорила о каком-то тяжком преступлении! Что ж, черт возьми, так оно и есть! Ему хотелось немного подумать. Если он не ошибался, от всей этой истории явственно попахивало деньгами, причем большими деньгами. Что ему требовалось сейчас, так это время, чтобы спокойно подумать и решить, как воспользоваться тем, что ему известно.

Только вот, похоже, Нэнни меньше всего настроена была сидеть и терпеливо ждать, пока он размышляет. Пальцы ее сжимали его руку, как стальные клещи. С лихорадочно горящими глазами она встряхивала его за плечо и твердила как заведенная:

– Тебе-известно-кто-похитил-Льюиса?!

– Да, кивнул Нюхалка, а про себя подумал: «Какого черта?

Чем он рискует?»

«Телеграмма

Вестерн Юнион

АЗЗГАР (Аззекка & Гарбугли)

(145 Вест 45 стр.) НИ

Забудьте пятидесяти тысячах возвращаюсь домой

Гануччи».

– Шесть слов, – восхищенно присвистнул Гарбугли. – Шедевр, мать его!

– Это верно, только вот нам-то что теперь делать? – полюбопытствовал Аззекка.

– Позвоним Бенни Нэпкинсу и скажем, чтобы привез деньги назад.

– Правильно, – обрадованно крикнул Аззекка и без промедления ринулся к телефону. Он поспешно набрал номер Бенни, немного подождал, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, пока наконец на другом конце не откликнулся заспанный женский голос:

– Алло?

– Алло, кто это? – спросил Аззекка.

– Жанетт Кей. Кто говорит?

– Марио Аззекка.

– Доброе утро, мистер Аззекка. Как поживаете? – проворковала Жанетт Кей.

– Чудесно. Бенни дома?

– Нет. Он ушел.

– Куда ушел?

– Понятия не имею. Наверное, я спала. Проснулась, а его нет.

– Он не в аэропорт поехал, нет?

– Н-нет, не думаю. А для чего ему ехать в аэропорт?

– Передайте ему, чтобы позвонил мне сразу же, как придет!

Слышите – сразу же! Да, и скажите, пусть ни в коем случае не .летит в Неаполь!

– А что ему делать в Неаполе? – удивилась Жанетт Кей.

– Просто передайте ему, и все, – попросил Аззекка и бросил трубку. – Его нет дома, – сообщил он Гарбугли. – Как ты думаешь: он не мог уже уехать в аэропорт?

– Это в три-то часа?! – фыркнул Гарбугли. – Ты забыл, что его самолет улетает только в десять?

– Ну, многие ведь любят приезжать в аэропорт заранее, – нерешительно протянул Аззекка. – Уверяют, что тогда не так волнуются.

– Слушай, а давай позвоним Нонаке. Пусть порыщет по городу.

– Нонаке? А почему именно ему?

– Ну… просто на случай, если вдруг Бенни придет в голову сумасшедшая мысль оставить себе эти деньги.

– Ну, пусть даже так. Но Нонака…

– Для такого дела лучше не найти советчика, – убежденно сказал Гарбугли.

– От одного вида Нонаки меня бросает в дрожь, – признался Аззекка.

– Звони ему, – приказал Гарбугли.

Пожав плечами, Аззекка двинулся к телефону. Он подошел к столу, открыл телефонный справочник, полистал его в поисках нужного номера и снял трубку.

– Алло! – чуть слышно прошелестел в ответ голос на другом конце провода.

– Мне нужно поговорить с Нонакой, – объяснил Аззекка.

– А его нет дома, – прошептал тот же голос.

– Где же он?

– Не знаю.

– Послушайте, вы не можете говорить немного громче? – нетерпеливо буркнул раздраженный Аззекка.

– Могу, только, слава тебе Господи, в этом пока что нет никакой нужды, – донесся чуть слышный голос, и в трубке раздались короткие гудки.

– Его нет дома, – объяснил Аззекка, вешая трубку.

* * *

– Кто это? – спросил свою жену Лютер Паттерсон. Стоя у окна в большой спальне, он разглядывал что-то во дворе. Услышав голос мужа, Ида подошла и тоже бросила взгляд вниз. До земли оставалось еще десять этажей.

– Где? – спросила она.

– Вон там, – кивнул он. – Вон… те трое, видишь, внизу? Ты не знаешь этих людей?

– Я вообще никого не вижу, – удивилась она.

– Смотри, вон там, возле столба, где телефонный провод. Их там трое: какой-то оборванец довольно сомнительного вида, потом бородач и китаец.

– Может, они из телефонной компании, – предположила Ида.

– Чушь, – фыркнул Лютер. – Ты когда-нибудь видела, чтобы в телефонной компании служили китаезы?

– А с чего ты вообще взял, что он китаец?

– Но ведь я его вижу, разве нет?

– На таком расстоянии?

– В очках я вижу прекрасно, – заявил Лютер. – Самый настоящий китаец! – Ему неожиданно пришла одна мысль. – Что по этому поводу сказал Симон? – Что-то он такое говорил… что-то… что-то такое именно о китайцах… или Китае. Что-то говорил. – Забыв обо всем, он галопом ринулся в гостиную, схватил с полки «Избранные труды» и, лихорадочно перелистывая страницы, наткнулся наконец на статью, которую разыскивал. Обернувшись, Лютер громко прочитал вслух:

– «Его стиль по сути своей является китайским, компилируя лакированные экраны парадоксов поверх пагоды гипербол – пусть порой это сооружение и выглядит чересчур схематично, но яркий талант, живость и мастерское исполнение делают его неотразимым».

Лютер восхищенно покачал головой.

– Поразительно, – благоговейно выдохнул он, – просто поразительно! Советую вам ревниво оберегать свои лавры, мистер Апдайк, ваша слава под угрозой, ибо у вас есть соперник.

В комнату заглянула Ида. Обнаружив мужа, она уперла руки в бедра и с понимающим видом склонила набок голову.

– Ну, что по этому поводу говорит Симон? Он и в самом деле китаец?

– Он ничего не говорит, – ответил Лютер. – Но лично я китайца узнаю сразу!

Глава 15

НОНАКА

Тамаичи Нонака был японцем.

Стоя на заднем дворе между Бенни Нэпкинсом и Домиником по прозвищу Гуру, он украдкой поглядывал вверх, туда, на ярко освещенные солнцем окна последнего этажа.

– Трудно сказать, – задумчиво протянул Доминик. – Прошлой ночью я побывал поочередно в нескольких квартирах.

– Нас интересует только одна – та самая, где ты прихватил вот эти часы, – сказал Бенни.

– Да, да, конечно, я понимаю. Но ведь не так-то легко отличить одно окно от другого, да еще на таком расстоянии, верно?

То есть я хотел сказать, отсюда все окна выглядят одинаковыми.

Влезаешь в них, вылезаешь наружу, и все дела! По мне, так они все похожи одно на другое.

– Постарайся все-таки вспомнить, – с нажимом сказал Бенни. – Где-то внутри этого проклятого дома прячут сына Гануччи. Если нам удастся вычислить, где он, а потом освободить мальчишку, мы станем героями. А если нет…

– Послушайте, но меня-то это каким боком касается? – возмутился Доминик. – Мне до этого какое дело? У меня свой бизнес, в конце концов! Я никого не трогаю, в чужие дела не лезу, занимаюсь собственным делом, и нате вам, пожалуйста! Теперь оказываюсь замешанным в дело о похищении ребенка!

– И я тоже, – прибавил Нонака.

– Ты оказался замешанным, потому что в этом замешан я, – уточнил Бенни.

– Да? Вот уж никогда бы не подумал, – сказал Доминик.

– И я тоже, – прибавил Нонака.

– А кроме того, Гануччи снесет нам головы, если проведает, что мы знали дом, где прячут его сына, и прошляпили это дело только потому, что не удосужились выяснить нужную квартиру.

– Может, это было на восьмом этаже, – предположил Доминик, пожав плечами.

– «Может быть» – недостаточно, – изрек Бенни. – Так на восьмом этаже или нет? Вот будет потеха, если мы взломаем дверь квартиры и обнаружим внутри приятную даму, у которой к тому же муж – полицейский. Здорово, верно? Животики надорвешь!

30
{"b":"18574","o":1}