ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эд Макбейн

На глазах у сорока миллионов

Глава 1

Когда в ту среду Майлс Воллнер вернулся с обеда, в приемной его кабинета сидел мужчина. Воллнер бросил взгляд на него, потом вопросительно посмотрел на свою секретаршу. Девушка едва заметно пожала плечами и вернулась к печатной машинке. Войдя в свой кабинет, он связался с ней по селектору.

– Кто там сидит в приемной? – спросил он.

– Не знаю, сэр, – ответила секретарша.

– Что значит, не знаете?

– Он не называет себя, сэр.

– А вы спрашивали?

– Спрашивала.

– И что он говорит?

– Сэр, он сидит рядом, – почти прошептала секретарша. – Мне бы не хотелось...

– Что с вами? – настаивал Воллнер. – Это моя контора, а не его. Что он отвечает на ваш вопрос о том, кто он такой?

– Он говорит, чтобы я шла к... черту, сэр.

– Что?

– Да, сэр.

– Я сейчас приду, – сказал Воллнер.

Он вышел не сразу. Его внимание привлекло письмо на столе – дневную почту секретарша положила на его стол за пять минут до его прихода. Он распечатал письмо, быстро пробежал его глазами и улыбнулся, поскольку это был большой заказ от розничного торговца со Среднего Запада, от фирмы, которую Воллнер хотел заполучить в качестве клиента последние полгода. Компания, возглавляемая Воллнером, была небольшой, но растущей. Она специализировалась на компонентах аудио-визуального оборудования. Ее фабрика находилась на другом берегу реки Гарб, в соседнем штате, а деловые и административные службы располагались здесь, на Шеферд-стрит. В административных службах работали четырнадцать человек – десять мужчин и четыре женщины. На фабрике двести шесть человек. Воллнер надеялся, что в следующем году число работающих на фабрике и в конторе удвоится, а еще через год – утроится. Большой заказ от торговца со Среднего Запада оправдывал его ожидания и радовал. Но тут он вспомнил о мужчине в приемной, и улыбка сползла с его лица. Вздохнув, он направился к двери и по коридору дошел до приемной.

Мужчина сидел на прежнем месте.

На вид этому мускулистому человеку с бледным лицом и глубоко посаженными карими глазами было не больше двадцати двух-двадцати трех лет. Он был чисто выбрит и хорошо одет, под расстегнутым серым плащом виднелся темно-серый костюм. На голове красовалась перламутрово-серая фетровая шляпа. Он сидел, скрестив руки на груди и свободно вытянув ноги. Воллнер подошел и стал перед ним.

– Могу я вам чем-нибудь помочь? – спросил он.

– Нет.

– Что вам здесь надо?

– Не ваше дело, – ответил мужчина.

– Простите, – сказал Воллнер, – это мое дело. Я – хозяин этой компании.

– Да? – Он оглядел приемную и улыбнулся. – Хорошая у вас компания.

Секретарша за столом перестала печатать и наблюдала за происходящим. Воллнер чувствовал ее присутствие у себя за спиной.

– Если вы не хотите говорить, что вам здесь надо, боюсь, я должен попросить вас уйти.

Мужчина все еще улыбался.

– Ладно, – сказал он, – я не намерен говорить вам, что мне здесь надо, но и уходить отсюда я не собираюсь.

На какой-то миг Воллнер потерял дар речи. Он бросил взгляд на секретаршу, потом снова повернулся к мужчине.

– Тогда, – сказал он, – мне придется вызвать полицию.

– Вызывайте, но предупреждаю, вы об этом пожалеете.

– Посмотрим, – сказал Воллнер. – Мисс Ди Санто, соедините меня с полицией, пожалуйста.

Мужчина встал со скамьи. Он оказался выше, чем можно было подумать, когда он сидел на скамье: что-то около шести футов и двух или трех дюймов, с широкими плечами и громадными ручищами. Приблизившись к столу и все еще улыбаясь, он произнес:

– Мисс Ди Санто, на вашем месте я бы не притронулся к этой трубке.

Мисс Ди Санто облизала губы и посмотрела на Воллнера.

– Звоните в полицию, – сказал Воллнер.

– Мисс Ди Санто, если вы прикоснетесь к телефону, я сломаю вам руку. Клянусь.

Мисс Ди Санто колебалась. Она снова взглянула на Воллнера, тот нахмурился и пробормотал: “Ну, что ж, мисс Ди Санто” и, не говоря больше ни слова, вышел из приемной и направился к лифту. Гнев кипел в нем. Он хотел было вызвать полицию по телефону-автомату, но потом решил найти на улице дежурного полицейского и самому привести его наверх.

Было два часа дня, улицы кишели покупателями. Воллнер нашел полицейского на углу Шеферд-стрит и Седьмой улицы, тот регулировал движение. Воллнер вышел на перекресток и сказал:

– Простите, я...

– Подождите минутку, сэр, – сказал полицейский. Он свистнул в свисток и махнул рукой подъезжающим автомобилям. Потом повернулся к Воллнеру и спросил: – Так в чем дело?

– В мою контору пришел мужчина и не говорит, что ему надо.

– Ну? – пробурчал регулировщик.

– Он угрожает мне и моей секретарше и не уходит.

– Ну? – регулировщик смотрел на Воллнера с любопытством, словно не веря ему.

– Я хотел, чтобы вы пошли со мной и помогли мне выдворить его.

– Вот как?

– Да.

– А кто будет регулировать движение?

– Этот человек угрожает нам, – сказал Воллнер. – Это важнее, чем...

– Это один из самых оживленных перекрестков в этой части города, а вы хотите, чтобы я оставил его.

– А разве вы не должны...

– Хватит мне мозги пудрить, – сказал регулировщик и свистнул в свой свисток, потом поднял руку, повернулся и просигналил машинам направо.

– Какой у вас номер жетона? – спросил Воллнер.

– Не тратьте время на жалобы, – ответил регулировщик. – Это мой пост, и я не имею права его оставить. Если вам нужен полицейский, позвоните в полицию по телефону.

– Спасибо, – сказал Воллнер обидчиво. – Большое спасибо.

– Не стоит благодарности, – отозвался весело регулировщик и вернулся к своим делам.

Воллнер возвратился на тротуар и собрался уже войти в табачный магазин на углу, но тут увидел еще одного полицейского. Все еще не уняв возбуждения, он быстро подошел к нему и выпалил:

– В моем учреждении сидит мужчина, который отказывается его покинуть и угрожает моим сотрудникам. Что, черт возьми, вы предлагаете мне сделать с ним?

Полицейский не сразу нашелся, что ответить на демарш Воллнера. Он был молод, в полиции служил недавно. Поморгав, он сказал:

– Где ваше учреждение, сэр? Я иду с вами.

– Сюда, – сказал Воллнер и зашагал к зданию.

Полицейский представился Ронни Фэарчайлдом. Он действовал быстро и решительно, пока они не вошли в фойе. Здесь он проявил первые признаки неуверенности.

– Этот человек вооружен? – спросил он.

– Не думаю, – ответил Воллнер.

– Потому что, если он вооружен, мне следует позвать еще одного полицейского на помощь.

– Мне кажется, вы справитесь, – сказал Воллнер.

– Вы думаете? – переспросил недоверчиво Фэарчайлд, но Воллнер уже вошел с ним в лифт. Они вышли из лифта на десятом этаже, и здесь Фэарчайлд снова занервничал: – Может, мне следует зарегистрировать этот вызов. В конце концов...

– К тому времени, как вы зарегистрируете вызов, этот человек убьет кого-нибудь, – предположил Воллнер.

– Да, пожалуй. Верно, – произнес неуверенно Фэарчайлд, думая, что если он не зарегистрирует вызов и не попросит о подмоге, убитым может оказаться он сам. Он помедлил у дверей кабинета Воллнера: – Он здесь, да?

– Здесь.

– О’кей, пошли.

Они вошли в приемную. Воллнер направился к мужчине, который снова сидел на скамейке, и сказал:

– Это он.

Фэарчайлд распрямил плечи и подошел к скамейке.

– Так, в чем тут дело? – спросил он.

– Ни в чем.

– Этот человек говорит, что вы отказываетесь покинуть его офис.

– Верно. Я пришел сюда повидаться с девушкой.

– Ах, вот что, – сказал Фэарчайлд, готовый теперь уйти, раз дело касается романтической истории. – Если так...

– С какой девушкой? – вмешался Воллнер.

– С Синди.

– Позовите сюда Синди, – сказал он секретарше, и она тут же поднялась и заспешила по коридору. – Почему вы не сказали мне, что вы друг Синди?

1
{"b":"18577","o":1}