ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Основано на реальных событиях
Шаги Командора
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Икигай. Смысл жизни по-японски
Рой
Ликвидатор. Темный пульсар
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Адмирал. В открытом космосе
A
A

– Почему?

– Он выглядит, как холеный киношный негодяй, – сказал Мейер.

– Из чего следует, что мы спокойно можем исключить его из подозреваемых, верно?

– Чтобы исключить его из подозреваемых, есть и более веские основания. Он был дома вчера вечером, когда транслировали шоу. – Мейер помолчал. – С другой стороны, он врач, а значит, имеет доступ к такому редкому лекарству, как строфантин.

– Но помнишь, вскрытие предложил именно он?

– Точно. Еще одна причина, чтобы забыть о нем окончательно. Если уж ты отравил кого-нибудь, то не бегаешь за полицией, подсказывая, где найти яд, верно?

– Красивый киношный негодяй именно так и сделал бы.

– Разумеется, но тогда красивый киношный полицейский тут же догадался бы, что красивый киношный негодяй пытается отвести от себя подозрения.

– Мудрая Милейни думает, что это он отравил ее мужа, – сказал Карелла.

– Милейни Печальная, ты хотел сказать. Интересно, почему?

– Нам надо спросить ее об этом.

– Я хотел, но Карл Тяжелый не отходил от нее ни на секунду.

– Мы позвоним ей в другой раз. Возьми на заметку.

– Да, сэр, – сказал Мейер. Помолчав немного, он добавил: – Это дело воняет.

– Где привычные старомодные убийства топором?

– Яд, как правило, женское оружие, согласен? – спросил Мейер.

– Еще бы, – сказал Карелла. – Вспомни историю. Вспомни знаменитых отравителей. Вспомни Нейла Крима и Карлайла Харриса. Вспомни Ротлэнда Б. Молино. Вспомни Хенри Ландру, вспомни...

– Ладно, понял, – сказал Мейер.

* * *

ОТЧЕТ О ПРОВЕРКЕ ЗАЯВЛЕНИЯ

Полицейское управление

Вид преступления: Нападение Участок: 87-й

Следственный отдел: 87-й Номер заявления: 306 В-41-11 Дата написания отчета: 14 октября Имя заявителя: Воллнер Майлс С. Адрес заявителя: 1116, Шеферд-стрит

Место происшествия: то же самое

Дата происшествия: 13 октября

Дата и время получения заявления: 13 октября, 2 часа 30 мин. пополудни

Имя детектива: Бертрам Клинг

ДОПРОС МАЙЛСА ВОЛЛНЕРА И СИНТИИ ФОРРЕСТ

Майлс Воллнер является президентом компании “Аудио-визуальные компоненты Воллнера”, находящейся по адресу: Шеферд-стрит, 1116. Он утверждает, что 13 октября, вернувшись с обеда примерно без четверти два, обнаружил у себя в приемной незнакомого мужчину. Мужчина отказался назвать себя и объяснить, зачем он пришел, а когда Джанис Ди Санто, секретарь Воллнера, по его просьбе попыталась дозвониться в полицию, он стал ей угрожать. Воллнер тут же спустился на улицу и обратился к дежурному Рональду Фэарчайлду, номер жетона 36-104, 87-й участок, который и поднялся в его офис. На вопросы Фэарчайлда мужчина ответил, что пришел повидать девушку. На вопрос “какую?”, ответил: “Синди”. (Синди – это уменьшительное от мисс Синтия Форрест, которая работает в компании помощником психолога).

Воллнер послал за мисс Форрест, которая, посмотрев на мужчину, сказала, что не знает его. Когда она попыталась уйти, мужчина схватил ее за руку, и в этот момент Фэарчайлд предупредил его, чтобы он оставил девушку в покое, потом двинулся к нему, подняв дубинку. Мужчина набросился на Фэарчайлда и нанес ему несколько ударов по голове, и когда Фэарчайлд упал, то и по груди. Позднее Фэарчайлда доставили в больницу “Буэна Виста”. У него оказались выбиты четыре зуба и сломаны три ребра. Воллнер утверждает, что никогда ранее мужчину не видел, мисс Форрест – тоже.

Мисс Форрест является дочерью погибшего Энтони Форреста (отчеты следственного отдела от 201А-46-01 до 201 А-46-31), первой жертвы серии снайперских убийств, случившихся два с половиной года назад. Проверка досье выявила, что Льюис Редфилд был приговорен к смерти на электрическом стуле и что приговор приведен в исполнение в тюрьме Каслвью в марте прошлого года. Кажется, связи между этим преступлением и снайперскими убийствами нет, но я распорядился, чтобы мисс Форрест показали фотографии тех, кто сидел в Каслвью (во время пребывания там Редфилда), а затем был освобожден. Сомнительно, чтобы это к чему-нибудь привело, поскольку Редфилд находился в камере смертников все время до приведения приговора в исполнение, хотя, конечно, у него были контакты с другими заключенными, и он мог организовать преследование мисс Форрест и других родственников своих жертв.

Мои предшествующие контакты с мисс Форрест по снайперскому делу вызвали у нее крайнюю неприязнь к моей персоне. Если потребуется дальнейшее расследование, я бы просил, чтобы его поручили кому-нибудь другому из детективов.

Бертрам Клинг, детектив 3-й категории

* * *

Лейтенант Питер Бернс прочитал отчет Клинга днем в четверг, а затем позвонил в следственный отдел и пригласил Клинга к себе. Когда Клинг пришел, Бернс закурил сигару, выпустил клуб дыма и спросил:

– Что это еще за “крайняя неприязнь к моей персоне”?

Клинг пожал плечами.

– Я ей не нравлюсь, Пит. Не хочу все сваливать на нее. У меня тогда были нелегкие времена. Впрочем, зачем я тебе все это рассказываю?

– М-м-да, – сказал Бернс. – А что ты думаешь о тюремном следе?

– Ничего серьезного. Но проверить стоит, что мы теряем? – Он посмотрел на часы. – Она именно сейчас должна быть в архиве, где ей покажут фотографии.

– Может, что-нибудь и получится.

– Может быть. Чтобы совсем закрыть эту версию, я позвонил в некоторые семьи жертв Редфилда. Пока не во все. Но те, с кем я говорил, утверждали, что никаких происшествий, никаких угроз, ничего похожего не было. Я все делал очень осторожно, Пит, не беспокойся. Я говорил им, что мы проводим рутинную проверку. Я не хотел их волновать.

– Хорошо, – сказал Бернс. – Значит, ты не чувствуешь, что здесь присутствуют мотивы мести?

– Если они есть, то связаны с кем-то, кого Редфилд знал еще до того, как мы поймали его, или же встретил в тюрьме. В любом случае, зачем кому-то рисковать своей головой ради мертвого человека?

– Да, – сказал Бернс, задумчиво попыхивая сигарой, а затем снова взглянул на отчет. – Четыре выбитых зуба и три сломанных ребра – суровый клиент.

– Да, но Фэарчайлд – новичок.

– Я знаю. И все равно, клиент, кажется, особого уважения к закону не испытывает.

– Мягко выражаясь, – подтвердил с улыбкой Клинг.

– В твоем отчете сказано, что он схватил девицу Форрест за руку.

– Это так.

– Мне не нравится это, Берт. Если этот тип так легко избивает полицейского, то что он способен сделать с девушкой, застав ее где-нибудь одну?

– В том-то и дело.

– Нам надо его поймать.

– Конечно, но кто он?

– Может, в архиве выяснится по фотоснимкам.

– Оба обещала позвонить сразу после просмотра.

– Может, нам и повезет.

– Может.

– А если нет, то надо выкурить этого типа. Я не люблю, когда бьют полицейских, это во-первых. И мне не нравится, что этот тип может где-нибудь подкараулить девушку. Он выбил у Фэарчайлда четыре зуба и сломал три ребра. Кто знает, что он сделает с беспомощной маленькой девушкой?

– Она высокая. Пит. Я имею в виду, для девушки.

– И все же. Если мы все не продумаем, то можем получить убийство.

– Ну, зачем же заходить так далеко. Пит?

– Все может быть. Нам надо его выкурить.

– Как?

– Еще не знаю. Чем ты сейчас занимаешься?

– Грабежами военных магазинов. А еще нападением.

– Когда был последний налет?

– Три дня назад.

– И что ты собираешься делать?

– Он, похоже, грабит их по очереди на Калвер-авеню. Я, пожалуй, устрою засаду в следующем за ограбленным.

– Ты думаешь, что он так скоро снова пойдет на дело?

– До сих пор промежутки составляли что-то около двух недель.

– Тогда почему такая спешка?

– Ну, он может изменить свое расписание.

– Он может изменить и порядок грабежей тоже. В этом случае ты устроишь засаду не там, где надо.

– Верно. Я просто думал...

– Это подождет. А что за нападение?

– Пострадавший – парень по имени Ванни Марино, он мелкий сбытчик наркотиков, живет на Эйнели-авеню. Около недели назад к нему подъехали двое парней на машине и избили его бейсбольными битами, сломав ему обе ноги. Соседи поговаривают, что он таскался за женой одного из этих двоих. Вот почему, дескать, ему и ноги поломали – чтобы больше за женщинами не мог бегать. А то, что он еще и сбытчик, чистая случайность.

11
{"b":"18577","o":1}