ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может.

– О, Боже, как же я устал, – сказал Карелла.

Мейер чихнул.

Глава 6

Он шел за ними до ресторана, а потом и до кинотеатра и теперь стоял в подворотне напротив ее дома и ждал, когда она придет. Ночь была холодная, и он поднял воротник пальто, спрятал руки в карманы и глубоко надвинул шляпу на лоб.

Было десять минут первого, из кинотеатра они вышли без четверти двенадцать, и он знал, что оттуда они пойдут прямо домой. Он уже достаточно давно наблюдал за девушкой, чтобы узнать о ней кое-какие вещи, и одна из них – это то, что она не спала с кем попало. В прошлом месяце она время от времени проводила ночь с парнем, живущим на Баннинг-стрит, и однажды на следующее утро, как она ушла от него, он поднялся к этому парню и отделал его кастетом так, что тот плакал на кухонном полу, будто маленький ребенок. Он предупредил парня, чтобы тот не пытался вызвать полицию и чтобы никогда больше не приближался к Синди Форрест, никогда не пытался увидеть ее или даже позвонить ей. Парень закрывал разбитый рот окровавленной рукой и кивал, умоляя не бить его больше. Этот парень ее больше наверняка не побеспокоит. Так что он знал, что она не спит с каждым встречным-поперечным, и, кроме того, он знал, что она никуда не пойдет с этим парнем после кино, потому что этот блондин – полицейский.

Он почувствовал запах легавого, как только увидел его сегодня днем, когда тот зашел за ней в контору, чтобы отвести на обед. Он узнал вид легавого и запах легавого и тотчас же понял, что хитрые ищейки расставляют для него ловушку, в которую он должен непременно попасться – вот я, ублюдки, ловите.

Потеха.

Он убрался подальше от ресторана, где они обедали, почуяв вонь, которая шла от легавого, он понял – что-то затевается, но еще не знал, какую ловушку они ему расставили. Блондин ходил в точности, как полицейский, такая походка бывает только у них. У него также была какая-то вороватая манера оглядывать происходящее вокруг, он поворачивал голову в одну сторону, а на самом деле осматривал другую – очень известный сыщицкий трюк, которым иногда пользуются и известные преступники и с которым знакомо большинство полицейских от Восточного до Западного побережья. Он знал полицейских в разных частях этой маленькой страны Америки, он разбил больше их голов, чем имеется у него пальцев на ногах и на руках. Он ничего не имел против того, чтобы разбить еще одну, но сначала он должен обойти их ловушку. Чего он делать не собирался, так это попадать в нее.

Зимой или когда, как сейчас, холодно, и людям приходится надевать пальто и плащи, вы всегда можете сказать, вооружен человек или нет, потому что, если он носит кобуру подмышкой, вторая пуговица сверху на плаще всегда расстегнута. Если же кобура у него висит на поясе, на плаще расстегнута пуговица как раз над талией, чтобы правая рука легко могла вытащить пистолет – это было первое конкретное доказательство того, что Белобрысый из полиции. Он служил в полиции и носил кобуру на поясе. Наблюдая за ним через застекленную дверь во втором ресторане, уже вечером, он заметил, как на миг сверкнул жетон Белобрысого в бумажнике, который он вытащил и открыл, расплачиваясь с официантом. Это был второй конкретный факт, а для сообразительного человека достаточно одного-двух фактов, чтобы нарисовать всю картину, особенно, когда все вокруг буквально провоняло духом легавого.

Единственное, чего он не знал, так это в чем состояла ловушка, и следует или нет прищучить Белобрысого, возможно, отделав его тут же. Но он решил, что сегодня лучше приняться за девицу. Пора ей узнать, что можно делать, а что нельзя. Откладывать это на более позднее время не имело смысла. Девице пора знать, что ей не следует спать с парнями, живущими на Баннинг-стрит или в любом другом месте этого города. И ей также необходимо запомнить, что и с полицейскими связываться не следует, какую бы ловушку они не готовили. Она должна это узнать сегодня же, раз и навсегда, потому что он не собирается оставаться в тени надолго. Девица должна знать, что она принадлежит ему и никому более.

Он решил, что изобьет ее сегодня ночью.

Он снова бросил взгляд на часы – четверть первого – и удивился, где они так долго болтаются. Может, ему следовало пасти их, когда они вышли из кино, а не бежать стремглав сюда. И все же, если Белобрысый...

На улице показалась машина, он отступил в тень и стал ждать. Машина двигалась медленно. “Смелей, Белобрысый, – думал он, – за тобой хвоста нет, нет нужды ездить так медленно”. Он ухмыльнулся в темноте. Машина остановилась у тротуара. Белобрысый вышел и, обойдя машину, открыл дверцу для девицы, а затем вместе с ней подошел к парадному. Девица жила на верхнем этаже серого четырехэтажного здания. На табличке рядом с ее звонком значилось: С. ФОРРЕСТ – это первое, что он выяснил о ней в свое время, почти два месяца тому назад. Чуть позднее он взломал замок ее почтового ящика и обнаружил два письма, адресованных мисс Синтии Форрест. Это хорошо, что она была не замужем, поскольку в противном случае ее мужу бы не поздоровилось. Одно из них было от парня, который служил в Таиланде в Корпусе мира. Парню повезло, что он уехал в Таиланд, иначе бы к нему обязательно пришли и потребовали бы прекратить писать письма своей маленькой возлюбленной.

Теперь Белобрысый открывал для нее внутреннюю дверь парадного. Девушка пожелала ему спокойной ночи – ее голос хорошо был слышен и на его стороне улицы, – а Белобрысый отдал ей ключи и что-то сказал, что он разобрать не смог. Дверь за девицей закрылась, и Белобрысый спустился по ступеням, вышагивая странной полицейской походкой, словно боксер, идущий к рингу, где его ждет спарринг-партнер: убрав голову в плечи – это был известный у легавых трюк, а глаза его скорее всего обшаривали улицу в обоих направлениях, при том, что голова не двигалась. Белобрысый сел в машину – мотор он не выключал, – нажал на газ и уехал.

Он ждал.

Пять минут спустя машина вынырнула из-за угла и медленно проехала мимо серого здания.

Он чуть не рассмеялся. Неужели Белобрысый думает, что имеет дело с дилетантом? Он подождал, пока машина снова свернула за угол, потом, чтобы окончательно убедиться, что Белобрысый уехал, выждал еще, по меньшей мере, четверть часа.

Затем быстро пересек улицу, завернул за угол и вошел в здание, примыкавшее к тому, в котором жила девушка. Пройдя здание насквозь, он попал во двор. Перебравшись через забор, он спрыгнул во двор дома девушки. Взглянув вверх, он увидел на четвертом этаже светящиеся окна. Подойдя к стене здания, он подпрыгнул и ухватился за нижнюю ступеньку пожарной лестницы. Легко подтянувшись и став ногами на ступеньку, он начал взбираться наверх. Мимо окон он крался с большой осторожностью, особенно мимо освещенного окна на втором этаже. Наконец он добрался до площадки на четвертом этаже, ее этаже.

На площадке лестницы напротив ее окна стояла коробка из-под сыра, наполненная сухой землей, из которой торчали засохшие стебли. Площадка находилась рядом с ее спальней. Он заглянул в окно, в комнате никого не было. Он повернул голову налево, где из крохотного окошка ванной пробивался свет: девушка мылась. Он хотел было сразу пробраться в спальню, пока ее нет, но передумал. Он решил подождать, пока она ляжет в постель. Он хотел испугать ее по-настоящему.

Комната освещалась только ночником, стоявшем на туалетном столике рядом с кроватью девушки. Кровать была хорошо видна с того места, где он скрючился на пожарной лестнице. С ближней к нему стороны кровати стоял единственный стул, который в темноте надо было не задеть. Он хотел, чтобы ее удивление было совершенным; он не собирался спотыкаться о мебель или будить ее раньше времени. Окно было лишь слегка приоткрыто сверху – видимо, для проветривания, она, скорее всего, открыла его, придя домой. Он не знал, закроет ли она его перед тем, как лечь спать. Это был очень приличный район, и в последнее время ничего опасного здесь не происходило – он специально это проверил из опасения, что какой-нибудь дешевый пижон случайно заберется в ее квартиру и спутает ему все карты, так что она вполне могла лечь спать и с приоткрытым, как сейчас, окном. Пока она была в ванной, он внимательно рассмотрел оконный запор и решил, что проблем с ним не будет, даже если она закроет окно.

19
{"b":"18577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рыцарь Смерти
Сколько живут донжуаны
Желтые розы для актрисы
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Время – убийца
Когда говорит сердце
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Книга Пыли. Прекрасная дикарка