ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ладно, ладно, – сказал Брейди.

– Ладно, так ладно! Кто вам все сюда доставляет?

– Многие. Но я знаю большинство из них, и этого, на рисунке, среди них не видел.

– А доставляют ли сюда что-нибудь, что вы, как правило, не видите?

– Что вы имеете в виду?

– В это здание попадает что-нибудь, что вы лично не проверяете?

– Я проверяю все, что сюда привозят и отсюда вывозят. Как иначе? Может, вы имеете в виду личные вещи?

– Личные вещи?

– Вещи, которые не имеют никакого отношения к бизнесу?

– Что у вас на уме, мистер Брейди?

– Ну, некоторые парни заказывают обед из столовой на той стороне пристани. Они договариваются с теми, кто там работает, и те приносят им обед сюда. Или же кофе. У меня здесь плитка в кабинете, поэтому я не посылаю за кофе, да и обед я приношу с собой из дома. Так что я обычно не выхожу посмотреть на тех, кто приносит еду.

– Благодарю вас, – сказал Клинг и встал со стула.

Брейди не мог удержаться от прощального укола.

– В любом случае, – сказал он, – большинство из этих посыльных черномазые.

Воздух на улице был свеж, от реки несло сыростью. Клинг нашел взглядом столовую на противоположной стороне четырехугольника и быстро зашагал к ней. Она была зажата среди мастерских и с приближением к ним становилась видна все четче. Слева и справа от столовой находились мастерские водопроводчика и стекольщика.

Он вынул блокнот и прочитал: жир, древесные опилки, кровь, щетина животного, рыбья чешуя, шпаклевка, деревянная щепочка, металлические опилки, арахис и бензин. Единственное, чего он не мог объяснить, был арахис, но, возможно, объяснение найдется в столовой. На самом деле в столовой он надеялся обнаружить не только арахис. Он надеялся найти человека, который заходил на бойню и ступал по жиру, крови и опилкам, к которым позднее в загонах пристала щетинка. Он надеялся найти человека, который ходил по железнодорожным путям, пропитанным креозотом, и подцепил к клейкой массе на ботинке деревянную щепочку. Он надеялся найти человека, который стоял на краю пристани около рыбаков, чистивших рыбу, а затем прошел по бензиновому пятну около насосов, а потом заглянул к стекольщику, где обзавелся крупинкой шпаклевки, и к водопроводчику, у которого к его грязи на подошве добавились зернышки меди. Он надеялся найти человека, избившего Синди до потери сознания, и весьма вероятно, что этот человек работал разносчиком в столовой. Кто еще мог так легко входить в самые разные места? Клинг расстегнул плащ и потрогал рукоять револьвера. Подойдя быстрым шагом к столовой, он открыл дверь.

В нос ударили запахи жирной пищи. Клинг ничего не ел с завтрака, и эти ароматы, наложившиеся на мысленные картинки с бойни, вызвали у него приступ тошноты. Он сел у стойки и заказал чашку кофе, намереваясь понаблюдать за работниками, прежде чем показать кому-нибудь рисунок. За стойкой работали двое – белый и цветной. Ни один не имел ничего общего с рисунком. Через дверь, на кухне, он заметил еще одного белого, который перекладывал гамбургеры на поднос. Но этот тоже был не похож на подозреваемого. Двое мальчишек-негров в белой официантской униформе сидели около кассы, за которой лысый белый мужчина ковырял спичкой в зубах. Клинг решил, что здесь все работники столовой, разве что на кухне есть еще один повар. Допив кофе, он подошел к кассе, показал лысому свой жетон и сказал:

– Я бы хотел поговорить с управляющим.

– Я и управляющий, и хозяин, – сказал лысый. – Майрон Креппс, здравствуйте.

– Детектив Клинг. Мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели на этот рисунок и сказали мне, известен ли вам этот человек.

– Я счастлив хоть чем-то помочь вам, – заверил Креппс. – Он сделал что-нибудь?

– Да, – сказал Клинг.

– Могу я спросить: что именно он сделал?

– Это неважно, – сказал Клинг. Он вынул рисунок из конверта и протянул его Креппсу.

Креппс, наклонив голову, стал рассматривать его.

– Он работает здесь? – спросил Клинг.

– Нет, – сказал Креппс.

– Он когда-нибудь здесь работал?

– Нет, – сказал Креппс.

– Вы когда-нибудь видели его в столовой?

Креппс задумался.

– Это что-нибудь серьезное?

– Да, – сказал Клинг, а затем тут же спросил: – А в чем дело? – Он не мог объяснить, что подсказало ему, что здесь надо поднажать, разве что некоторая неуверенность в голосе Креппса, когда тот задавал свой вопрос.

– Очень серьезное? – спросил Креппс.

– Он избил девушку, – сказал Клинг.

– О!

– Это для вас достаточно серьезно?

– Достаточно, – признал Креппс.

– Достаточно, чтобы сообщить мне, кто он?

– Я думал, что это какая-нибудь мелочь, – сказал Креппс. – Из-за мелочей нет нужды быть хорошим гражданином.

– Вы знаете этого человека, мистер Креппс?

– Да, я его видел.

– А в своей столовой вы его видели?

– Да.

– Часто?

– Когда он делает свои обходы.

– Что вы имеете в виду?

– Он посещает все заведения на пристани.

– С какой целью?

– Я бы не хотел, чтобы у него были неприятности из-за этого, – сказал Креппс. – По моему мнению, в том, что он делает, преступления нет. Городские власти просто не считаются с жизнью, вот и все.

– Так чем же он занимается, мистер Креппс?

– Я говорю это только потому, что, по вашим словам, он избил девушку. А это серьезно. За это я не должен его защищать.

– Зачем он приходит сюда, мистер Креппс? Зачем он ходит по всем заведениям пристани?

– Он собирает ставки подпольного тотализатора, – сказал Креппс. – Все, кто хотят участвовать в подпольной лотерее, платят ему свои ставки, когда он приходит.

– Как его зовут?

– Его зовут Куки.

– Куки, а дальше?

– Фамилии я не знаю. Куки, и все. Он приходит собирать ставки.

– У вас арахис продается, мистер Креппс?

– Что? Арахис?

– Да.

– Нет, арахис я не продаю. У меня есть шоколад, леденцы и жевательная резинка, но арахиса нет. А что? Вы арахис любите?

– На пристани есть заведение, где я мог бы купить арахис?

– Не на пристани, – сказал Креппс.

– А где?

– Дальше по улице. Там есть бар. У них вы можете купить арахис.

– Спасибо, – сказал Клинг. – Вы нам очень помогли.

– Я рад, – сказал Креппс. – А вы заплатите, пожалуйста, за выпитый кофе.

* * *

Витрина бара была выкрашена в серо-зеленый цвет. В центре полукругом красовались белые буквы названия: БАДДИЗ. Клинг вошел в бар и сразу направился к телефонной будке, находящейся в каких-нибудь пяти футах от одностворчатой входной двери. Он вынул из кармана десятицентовик, опустил его в щель и набрал номер своего домашнего телефона. Пока на другом конце линии звучали длинные гудки, он изображал оживленный разговор, а сам тем временем осматривал бар. Среди посетителей, сидевших за стойкой и за столами, нападавшего на Синди он не увидел. Он повесил трубку, выудил десятицентовик из кармашка и подошел к стойке. Бармен смотрел на него с любопытством: либо студент, забредший к пристани по ошибке, либо полицейский. Клинг разрешил его сомнения, вынув из кармана свой жетон.

– Детектив Берт Клинг, – сказал он. – 87-й участок.

Бармен рассматривал жетон совершенно спокойно – он привык к визитам фараонов в свое замечательное заведение, – а потом спросил очень вежливым голосом школьного отличника:

– Что вас интересует, детектив Клинг?

Клинг ответил не сразу. Вместо этого он взял жменю земляных орехов из вазы на стойке, кинул несколько орехов в рот и стал шумно жевать. Верной тактикой, решил он, было бы поинтересоваться случаями насилия, мусорными баками, выставленными наружу, продажей алкоголя несовершеннолетним или чем-то другим, что бы выбило бармена из колеи. Потом надо было бы попросить лейтенанта прислать сюда другого или других в засаду, чтобы они просто арестовали Куки, как только он появится здесь в следующий раз. Такой должна бы быть правильная процедура, и Клинг именно ее и обдумывал, жуя орехи и молча глядя на бармена. Единственная трудность с арестом Куки заключалась в том, что Синди Форрест до смерти им запугана. Как можно избитую до полусмерти девушку убедить в том, что в ее же собственных интересах опознать человека, напавшего на нее? Клинг продолжал жевать орехи. Бармен продолжал наблюдать за ним.

28
{"b":"18577","o":1}