ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Где она работает? – настаивал Карелла. – И приоткройте дверь, черт бы вас побрал, больно.

– А вы собираетесь забрать ее?

– Я собираюсь задать ей несколько вопросов в связи с убийством.

– Но она никого не убивала.

– Вы же вроде сказали, что не слишком хорошо с ней знакомы.

– Знаком достаточно, чтобы знать, что никого она не убивала.

– Где она работает?

– В одном месте под названием «Таитянские Сады».

– Это что, массажный салон?

– Это клуб здоровья.

– Ну да, конечно.

– Все вполне законно, – повторил привратник.

Карелла убрал ногу, и привратник со стуком захлопнул дверь.

Глава 10

«Таитянские Сады» располагались чуть к северу, на Талбот-авеню, в четырех кварталах от моста Калмз Пойнт. Еще десять лет назад можно было сказать, что «Сады» раскинулись в тени надземки. Но сейчас ее уже не было, так что выражение не прижилось. Правда, десять лет назад и самих «Таитянских Садов» не было, так что не могли они быть ни в тени надземки, ни под сенью закона. Или, точнее говоря, если бы «Таитянские Сады» существовали здесь десять лет назад, они и впрямь были бы и в тени, и под сенью. Но не сегодня.

Фасад салона был убран настоящим бамбуком и соломой. Название выжжено на деревянной пластине, приколоченной к двум бамбуковым шестам, образующим букву X. Шест покороче служил одновременно дверной ручкой. Карелла открыл дверь и вошел в комнату, также убранную бамбуком и соломенными циновками, только выглядела она поуютнее: из лампочек, скрытых за балдахином или вделанных в ниши, лился мягкий красный и зеленоватый свет. Футах в четырех от двери стоял стол. За столом, спиной к стене, сидела девушка. При появлении Кареллы она подняла голову. Судя по внешности, китаянка или японка, может, с полинезийских островов. В общем, с Востока. Дверь бесшумно закрылась, и девушка мягко улыбнулась ему.

Он улыбнулся в ответ. Карелла не выработал еще плана действий. Если показать жетон, его могут даже не впустить без ордера на обыск. С другой стороны, если удастся проникнуть внутрь, ему все равно придется представиться Стефани Уэллс – иначе она ничего не расскажет об убитой. Раздумья Кареллы прервала девушка:

– Да, сэр, чем могу служить?

«А ладно, где наша не пропадала», – подумал он.

– А в самом деле, чем?

– Отчего бы вам не присесть, сэр, и я все вам расскажу.

– Ну что ж.

Он сел поближе к столу, а девушка, повернувшись на вращающемся стуле, наклонилась к нему. На ней было длинное платье с разрезом у бедер и атласные туфельки на очень высоком каблуке и застежками на лодыжках. Телефон на столе поражал обилием кнопок, ни одна из которых, впрочем, сейчас не горела. У передней стены стоял аквариум, в котором резвились тропические рыбы, а на поверхности вздувались радужные пузыри. Справа была еще одна дверь. Она внезапно отворилась, и в приемную вошла девушка в бикини. Бросив на Кареллу беглый взгляд, она подошла к столу, произнесла только одно слово: «Бенни», и положила розовую полоску бумаги. Девушка с Востока повторила: «Бенни», взяла бумагу и что-то написала на ней. После этого та, в бикини, снова посмотрела на Кареллу и вышла из комнаты. Дверь за ней неслышно закрылась.

– Это Стейси, одна из наших девушек, – заметила его собеседница.

– А сколько их всего у вас?

– Шесть.

– Как зовут?

– Ну, зачем вам это?

– Да так, просто любопытствую.

– Ну что ж, зовите меня Джасмин.

– Ясно. Джасмин.

– Да, так вот, я собиралась сказать вам, что это частный клуб здоровья и за небольшую, но повторяющуюся входную плату мы предоставляем наши услуги, включая душ, сауну, бассейн, напитки в баре и, разумеется, массаж. Массаж может делать одна девушка, а могут, если пожелаете, и две.

– Ага, две, ясно.

– За получасовой сеанс мы берем двадцать долларов, за часовой – тридцать. То есть, как видите, не удваиваем цену, а...

– Ну что ж, неплохая сделка.

– Вот именно.

– И за это я получаю массаж и...

– Другие услуги.

– И выпивку в баре.

– Да.

– А сколько будут стоить две девушки?

– Вдвое больше, чем одна.

– Значит, скидок нет.

– Да, к сожалению, – Джасмин улыбнулась. – Видите ли, девушки работают исключительно на чаевых. О чем бы вы с ними ни сговорились, это абсолютно ваше личное дело.

– Понятно.

– Итак, на чем остановитесь? – Джасмин взяла карандаш и подвинула к себе стопку розовых бумажных полосок, на которых было что-то напечатано. – Одна девушка, две? Полчаса или час?

– А что, больше часа нельзя?

– Почему же, за шестьдесят долларов можно заказать двухчасовой массаж.

– А могу я заплатить за полчаса, а потом, если захочется продлить, доплатить?

– Знаете, как-то с этим я еще не сталкивалась.

– Ясно. А теперь мне хотелось бы убедиться, что я понял вас правильно.

– Ну, разумеется, как вам будет угодно, – девушка улыбнулась.

– Итак, этот клуб здоровья, и за входную плату вы предоставляете некоторые услуги плюс массаж. А любые договоренности с девушками имеют сугубо приватный характер и оплачиваются также на частной основе.

– Абсолютно точно.

– Вы сказали, повторяющаяся плата...

– Да.

– А что это, собственно, значит?

– А это значит, что за каждый сеанс вы платите отдельно.

– Ясно.

В переводе на обыкновенный язык все это означало, что клуб «Таитянские Сады» за двадцать или тридцать долларов, в зависимости от времени, сдает Карелле в аренду некоторую площадь и обеспечивает одной или двумя проститутками, которые за взаимообусловленную дополнительную плату предоставляют ему сексуальные услуги. Если обвинить администрацию клуба в поощрении проституции, что карается по соответствующей статье уголовного кодекса, то в свою защиту она, несомненно, выдвинет следующий аргумент:

поощрение проституции означает сознательную и открытую торговлю живым товаром – а здесь, в клубе, все договоренности между клиентом и девушками осуществляются на сугубо приватной основе;

предоставление помещения для занятий проституцией – а данный клуб является клубом здоровья и предоставляет всего лишь массаж, напитки, душ, сауну и бассейн;

содержание или участие в содержании публичного дома или другого заведения этого же типа. – Но ведь сколько можно повторять, это клуб здоровья;

участие в действиях, направленных на осуществление или содействие в осуществлении акта проституции – но сауна, бассейн и массаж на это не направлены, да и глоток спиртного тоже.

– Хорошо, я беру одну девушку на полчаса, – сказал Карелла.

– Отлично, сэр, только скажите, пожалуйста, как вас зовут. Достаточно имени.

– Энди.

– Прекрасно, Энди, а как вы о нас узнали?

– То есть, что вы имеете в виду?

– Вам дали нашу афишку на улице или вы где-нибудь еще видели нашу рекламу?

– Нет, нет, меня сюда направил один приятель.

– Ясно. А теперь, Энди, не изволите ли заплатить? Двадцать долларов.

– Да, конечно, – Карелла вытащил из бумажника двадцатидолларовую купюру; интересно, подумал он, а возместят ему в полиции этот расход? Красивая картина: он входит в канцелярию и протягивает Мисколо счет за посещение публичного дома.

– Благодарю вас, – Джасмин извлекла из верхнего ящика стола небольшую металлическую коробку и отправила туда банкноту.

– Так, вот вам, пожалуйста, нечто вроде пропуска, – Джасмин оторвала розовую полоску бумаги и вручила ее Карелле.

– А теперь ступайте в холл, и кто-нибудь из девушек вами займется. По-моему, Стейси сейчас свободна, если, конечно, вы...

– Да нет, я нацелился на другую, – сказал Карелла.

– Ах вот как, – Джасмин удивленно подняла брови. – Стало быть, вы у нас не впервые?

– Да нет, впервые. Просто мой приятель посоветовал обратиться именно к ней.

– А кто же это – она?

– Стефани, – начал было Карелла и тут же осекся, не назвав фамилии.

– Стефани?

28
{"b":"18579","o":1}