ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охотники за костями. Том 2
Говорю от имени мёртвых
Клинки императора
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
#Я хочу, чтобы меня любили
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Быстро вращается планета
Царский витязь. Том 2
A
A

– Да-да, то, что слышишь, – Моноган энергично тряхнул головой.

– Ты здесь главный? – спросил ординатор.

– Я вызвал «скорую».

– Ну так ты поторопился, – резко бросил ординатор и, повернувшись на каблуках, прошагал к тротуару, где была припаркована машина. Санитар уже открыл заднюю дверь, но ординатор велел закрыть ее.

Через десять минут появился помощник судмедэксперта. За это время ординатор четырежды грозил уехать, но Карелле удавалось его удержать. И каждый раз ординатор говорил: «Слушайте, люди же умирают». Помощника звали Майкл Хортон. На нем был костюм с галстуком и наброшенное сверху темное пальто. Шляпы он не носил. Стянув с правой руки перчатку, Хортон обменялся рукопожатием с Кареллой. Затем склонился над трупом. Лаборант из фотоотдела принялся снимать собаку.

– Чистая работа, – прищелкнул языком Хортон. – Повреждены трахея, сонная артерия и яремная вена. Вот вам и причина смерти. Никаких других следов на теле нет. Посмотрите на его руки. Ни синяков, ни царапин, ничего. Чистая работа. Не иначе, орудовали большим ножом. Один удар, но мощный, такой ножиком для разрезания бумаги не нанесешь, это уж точно. Да, чистая работа, доложу я вам, рука не дрогнула, по краям никаких надрезов. А ну-ка, помогите мне перевернуть его...

Карелла опустился на колени, и вдвоем они перевернули труп. Хортон снова внимательно посмотрел на него.

– Так, здесь ничего, все чисто. – Оттянув на убитом воротник пальто, он принялся рассматривать шею спереди. – Так, проникающая рана, почти до позвоночника. Ладно, давай назад, – и они вернули труп в первоначальное положение. – Мне бы надо резиновые перчатки ему на руки натянуть, может, там чего под ногтями найдется. Вы здесь будете снимать отпечатки пальцев?

– Мы даже не знаем еще, кто это такой, – сказал Карелла.

– Ладно, тогда я подожду, пока вы пошарите у него в карманах. Конечно, надо дождаться результатов вскрытия, но я уже сейчас могу сказать, смерть наступила в результате резаной раны на шее.

– Ну, что я тебе говорил? – встрепенулся Монро.

– Что-что? – не понял помощник.

– Да нет, все в порядке, – Моноган подмигнул приятелю.

– А как насчет собаки? – спросил Карелла.

– Что насчет собаки?

– Да вон валяется. Вы ведь посмотрите ее?

– Собак не осматриваю.

– Я думал...

– Я не ветеринар и не осматриваю собак.

– Ну хорошо, а кто этим занимается?

– Понятия не имею. За все время работы в медэкспертизе мне не приходилось давать заключения по дохлым псам.

– А он еще не сдох, дышит.

– Тогда вообще непонятно, чего вы от меня хотите.

– Чтобы посмотрел, что с ним случилось.

– А я откуда знаю? Я ведь не ветеринар.

– Вон собака. Она без движения. И я думал, что вы посмотрите, что там с ней, и скажете нам...

– Нет, это не входит в мои обязанности. Так, у меня все готово, что там нужно подписать?

– Надо взглянуть, может, снимки еще не все сделаны.

– Ну так и посмотрите.

Появился ординатор, потирая замерзшие руки.

– Все? Можно забирать?

– Так, может, не будем гнать лошадей? – разозлился Карелла.

– Я жду уде...

– А мне наплевать. Это убийство, и все надо делать как положено.

– Но ведь люди же умирают в городе.

Карелла не ответил. Он подошел к фотографу, снимавшему бездыханную собаку.

– С убитым покончили?

– Почти.

– Не торопитесь, делайте все, что надо. Нервные все какие-то стали.

– Да я еще не снял отпечатки пальцев.

– Давайте, а то эксперт хочет на него резиновые перчатки натянуть.

Техник из лаборатории уже обводил мелом на асфальте контуры тела. Фотограф подождал, пока он закончит, и стал делать дополнительные снимки. Ярко вспыхнул блиц. Помощник медэксперта заморгал. Санитар снова открыл заднюю дверь «скорой». Мейер отвел Кареллу в сторону. Когда в участок поступил сигнал, они собирались ехать на склад, за которым наблюдала полиция, поэтому они были облачены в макинтоши и шерстяные шапочки.

– С собакой-то что будем делать? – спросил Мейер.

– Не знаю, – ответил Карела.

– Нельзя ведь ее просто так бросить.

– Нельзя.

– Так что же делать?

– Пожалуй, стоит вызвать ветеринара. А впрочем, не знаю. – Карелла помолчал. – У тебя есть собака?

– Нет. А у тебя?

– А если все-таки вызвать ветеринара, прямо сюда? Может, собаку отравили или что там еще.

– Пожалуй, – Мейер кивнул. – Позвоню-ка я в участок, авось Мерчисон кого отыщет.

– Может, даже в центре кто-нибудь окажется... Знаешь, в полиции есть спецотряд с собаками, которые вынюхивают кокаин.

– Ну да?

– Точно. И у них должен быть ветеринар, как ты думаешь?

– Вполне вероятно. Ладно, пойду позвоню, глядишь, чего и получится.

– Валяй. Так, вроде фотограф закончил, надо отпустить его.

Мейер прошел к ближайшей полицейской машине, перекинулся парой слов с патрулем, залез внутрь и потянулся к телефону. А Карелла вернулся к памятнику, где фотограф вставлял в аппарат новую пленку.

– Можно пошарить у него в карманах?

– Пожалуйста, он в вашем распоряжении, – ответил фотограф.

В карманах пальто убитого Карелла обнаружил только коробку спичек и жетон на метро. В правом кармане брюк оказался еще один жетон, связка из двух ключей, двенадцать долларов и четыре цента – четвертаками, даймами, никелями и пенни. Еще семнадцать долларов лежали в левом кармане, причем все однодолларовыми купюрами. Там же он нашел запечатанную в целлофан карточку из собачьей школы на Сант-Перри, 821. Текст на карточке гласил: «Настоящая выдана Джеймсу Р. Харрису, проживающему по адресу Седьмая улица, 3415. Айсола, и его собаке-поводырю Стэнли – лабрадору черной масти». Карточка была подписана директором школы Израэлем Шварцем и заверена в правом нижнем углу школьной печатью. На оборотной стороне – фотография Харриса с собакой на поводке и запись: «Выдана для использования на транспорте. Передача другим лицам не допускается».

Джеймса Харриса убили всего в двух кварталах от дома. В бумажнике Карелла обнаружил медальон, на вид католический. На левом запястье у Харриса были специальные часы для слепых. На среднем пальце левой руки – обручальное кольцо. А на правой – кольцо, свидетельствующее об окончании средней школы. Школы Эмори в Даймондбеке. И больше ничего.

Подошел лаборант, опустился рядом с Кареллой на колени и принялся собирать вещи убитого в коричневые бумажные конверты.

– Как думаешь, что это? – спросил у него Карелла, показывая медальон.

– Да я не больно-то верующий.

– Похоже на изображение святого, тебе не кажется?

– Но если бы я и был верующим, в моей религии святых нет.

– Все взяли, что нужно? – спросил Хортон.

– Все, – ответил Карелла.

– Ладно, тогда надеваю на него перчатки, – предупредил Хортон лаборанта.

– Валяйте.

– Как вернусь, сразу пошлю своего человека в морг, – пообещал Карелла.

Хортон кивнул, и, попрощавшись, пошел к своей машине.

А Карелла направился к фотографу, усердно снимающему каждый квадратный дюйм площади.

– Мне нужно, чтобы кто-нибудь из ваших снял у него отпечатки пальцев, – сказал он. – А я пошлю человека, пусть отправит их на проверку.

– Когда?

– Часов в восемь утра.

– Да ну? А может, раньше?

– Ну что я могу поделать? – Карелла беспомощно пожал плечами и почему-то махнул рукой в сторону лаборанта, который уже прикреплял бирку к правой руке убитого.

Подошел Мейер.

– Ну, кто это? – спросил он.

– Зовут Джеймс Харрис. Живет на Седьмой. А что с собакой?

– Мерчисон посылает ветеринара.

– Хорошо. Побудешь здесь, пока я проверю адрес?

– Схему сделал?

– Нет еще.

Подошел ординатор из «скорой».

– Слушайте, – возмутился он, услышав последний вопрос Мейера. – Если вы думаете, что мы будем здесь околачиваться, пока вы рисуете эту чертову схему...

– Да ладно, это всего пять минут, – сказал Мейер.

– Следующий раз вызывайте, когда будете готовы, – огрызнулся ординатор. Так, а собака...

3
{"b":"18579","o":1}