ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темная страсть
Гид по стилю
Исповедь узницы подземелья
Тени сгущаются
Здоровое питание в большом городе
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Отчаянные
Сюрприз под медным тазом
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
A
A

– А пластинку с барабанами вы помните?

– Да полно, ребята, у меня на любой пластинке были барабаны.

– Вы танцевали с Роксаной, и в комнате было еще пятеро ребят. Вы велели им перестать глазеть на вас. «Отправляйтесь наверх», – сказали вы им.

Справившись со вторым носком, Бакстер с явным удивлением посмотрел на детективов.

– Я так сказал?

– А вы что, не помните?

– Нет.

– А ребята сказали, что они устали. У «Ястребов» была разборка с другой бандой...

– Да у нас постоянно были разборки с другими бандами. Слушайте, я все еще не понимаю, к чему вы клоните.

– Тогда ребята схватили вас и привязали к столбу посреди комнаты.

– Ребята схватили меня? – Бакстер от души расхохотался. – Меня, – смех продолжал душить его. Не в силах остановиться, он встал с постели и снова направился к гардеробу. – Слушайте, чтобы схватить меня, нужна целая армия, а уж привязать... Я такой здоровый с четырнадцати лет, и никому не удавалось меня схватить, кроме этого мудака-полицейского, что прищучил меня, да и то только потому, что у него в руке была пушка. Ну а уж среди «Ястребов» Ллойда Бакстера прижать никто бы не мог. Да если бы кому только в голову пришло, все ноги бы переломал. А кое-кто, глядишь, и трупом бы на улице валялся. – Недоверчиво покачивая головой, Бакстер нагнулся и вынул из шкафа пару черных туфель из отменной кожи. – Откуда вы взяли эту чушь, ребята? Кто вам мог такое сказать?

– Джимми Харрис.

– Он сказал вам, что какие-то котята прыгнули на меня там, в клубе?

– Не нам, доктору.

– Не понимаю, зачем ему понадобилось нести доктору такую чушь.

– То есть, вы хотите сказать, что ничего подобного не было?

– Вот именно. Можете собственные задницы прозакладывать. – Бакстер был явно оскорблен одним предположением, что такое могло случиться. Он снова сел на кровать, на сей раз взявшись за туфли.

Карелла посмотрел на Мейера. Тот пожал плечами.

– У нас есть основания полагать, что двенадцать лет назад Роксана Дюма была изнасилована в той самой комнате, – сказал Карелла.

– Что? – Бакстер снова расхохотался. – Слушайте это же сказки, чистые сказки. Фантазии.

– То есть она не была изнасилована, это вы хотите сказать?

– Да кто бы мог изнасиловать ее, скажите на милость? Вот вы, если бы знали, что Роксана моя женщина, изнасиловали ее? Да что там изнасиловали – хотя бы перемигнулись? – Бакстер снова поднялся на ноги и в очередной раз направился к гардеробу, на этот раз за галстуком.

Детективы посмотрели ему вслед. Нет, подумали оба, они бы не стали перемигиваться с девушкой Бакстера. Тот, наконец, сделал свой выбор, поднял воротник, перекинул через него шелковый галстук в голубую и красную полоску и начал завязывать узел.

– Итак, ничего этого не было? – спросил Карелла.

– На все сто.

– Вы уверены, что ничего не забыли?

– Абсолютно.

– Так почему же Джимми сказал, что это было?

– А это уж вы у него и спрашивайте.

* * *

Джимми Харриса теперь уж ни о чем не спросишь.

Но оставалась еще дама. Роксана Харди, в девичестве Дюма, которая – если только она действительно была изнасилована – могла дать по этому вопросу исчерпывающую информацию. А если ничего не было? Карелла не знал, что думать. Мейер тоже. Из них двоих Карелла, пожалуй, тоньше разбирался в вопросах психологии. Насмотревшись фильмов, как «Три лика Евы». «Дэвид и Лайза», «Очарованный», «Марни» и еще сотни других теледрам, где люди с нарушенной психикой, обреченные на умственную неподвижность, прячущиеся испуганно по углам и жмущиеся к стенам, вдруг выходили из этого состояния по мановению волшебной палочки психиатра, открывающего дверцу в их собственное прошлое; да, просмотрев эти фильмы, став свидетелями столь внезапного замечательного исцеления психических больных, добравшихся до источника своей душевной травмы, – и Мейер, и Карелла были внутренне готовы принять версию доктора Лемара и поверить, будто кошмары Джимми связаны с изнасилованием, случившимся двенадцать лет назад. Вот только Ллойд Бакстер уверяет, что никакого изнасилования не было, и вообще не могло быть ничего такого, что вызвало бы неудовольствие Ллойда, который на куски любого мог разорвать.

Таким образом, оставалась Роксана.

Добрались они до нее только в начале четвертого. Сначала они пошли по последнему известному им адресу, но хозяйка сообщила, что Роксана съехала месяцев эдак шесть назад и нового адреса не оставила. Тогда, сверившись с телефонной книгой острова Айсола, детективы разыскали телефон салона красоты, где, если верить досье, работала Роксана. Позвонили туда, не веря в успех – ведь было воскресенье, – и действительно к телефону никто не подошел. Тем не менее они решили съездить на место, в надежде, что где-нибудь по соседству – в закусочной ли, в баре, ресторане, кофейне, кинотеатре, – да где угодно, – им, возможно, скажут, как найти владельца или владелицу салона красоты.

Непосредственно примыкавшие к салону ломбард и магазин дамского белья были закрыты. Чуть поодаль находилась пиццерия. Часы показывали половину третьего, а у наших героев с утра во рту и маковой росинки не было. Они заказали по два куска пиццы и по стакану апельсинового сока. Карелла спросил официанта, не знает ли он, кто владеет салоном красоты в двух шагах отсюда. Выяснилось, что хозяйкой салона является некая Хэрриет Лессер. «А как насчет домашнего адреса», – продолжал пытать официанта Карелла. Нет, домашнего адреса он не знает, эта дама просто время от времени заходит сюда перекусить. А в чем, собственно, дело? Они что, полицейские?

Карелла с Мейером доели пиццу, расплатились каждый по своему счету и прошли к телефону в глубине зала, где на цепочке болтался потрепанный справочник.

Они выяснили, что в Айсоле имя Хэрриет Лессер встречается тридцать три раза, при этом в четырнадцати случаях речь явно идет о деловых предприятиях разного типа – например, Лессер Фолксваген, или Лессер Драфтинг Сервис, или Лессер Марин. Оставалось, таким образом, девятнадцать абонентов, но имени Хэрриет среди них не было. В двух случаях значился инициал – X. С них они и начали. Сначала трубку взяла Хелен, потом Хортезия и только около трех они обнаружили Хэрриет Лессер, жену Чарлза Лессера и (ура!) владелицу салона красоты. Представившись, Карелла объяснил, по какому поводу ее беспокоит, и получил новый адрес Роксаны Харди. Детективы двинулись в сторону центра и в двадцать минут четвертого были в нужном месте.

Открыла дверь высокая стройная женщина с гладкой, орехового цвета кожей и блестящими карими глазами, в которых явственно читалось удивление: что, собственно, нужно этим двум белым? На женщине был длинный цветастый халат, плотно прилегавший к пышной груди и расширявшийся книзу. На ногах у женщины ничего не было?

– Да?

– Миссис Харди? – осведомился Карелла.

– Да, я.

– Полиция, – Карелла предъявил жетон.

Она посмотрела на него без всякого интереса. Удивление во взгляде сменилось умеренным любопытством – в немом вопросе изогнулась бровь, чуть скривились губы.

– Разрешите войти? – спросил Карелла.

– А на какой предмет? – вопросом на вопрос ответила женщина, и прозвучал в ее голосе слабый отзвук той речи, что привезла она с собой семнадцать лет назад с Ямайки, когда ей было всего двенадцать и городов крупнее Кингстона она не видела и не знала.

Карелла даже затруднялся сформулировать вопрос. Может, прямо спросить: вас изнасиловали двенадцать лет назад четверо участников банды «Ястребы»? Так бы он и сделал, да вот только уж больно уверен был Ллойд Бакстер, что ничего подобного не было. Потому Карелла выразился иначе:

– Миссис Харди, насколько я понимаю, вы были каким-то образом связаны с уличной бандой под названием «Ястребы»? – Едва произнеся эти слова, он сразу же ощутил их двусмысленность. Не телесную ли связь он имел в виду? В которой уж раз Карелла поразился подводному течению собственных мыслей (а заодно и подспудной работе сознания Джимми Харриса). Если Джимми не был-таки свидетелем изнасилования, то что же так травмировало его? Регулярно повторяющиеся кошмары не из воздуха соткались, они явились откуда-то из глубин подсознания. У них должна быть причина. Да, но какая именно?

35
{"b":"18579","o":1}