ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Когда-то я была знакома с «Ястребами», – сказала Роксана. – Только это Бог знает когда было. – Голос ее звучал мягко и почти ностальгически.

– Извините, можно все же войти? – сказал Карелла. – Вот об этом, о банде, мы и хотели бы поговорить с вами.

– Да, пожалуйста, – Роксана чуть отступила, освобождая детективам проход.

В квартире постепенно истаивал свет ноябрьского солнца: спускались сумерки, но последние слабые лучи проникали еще сквозь кухонное окно, оседая серебром на листьях каких-то домашних растений. Роксана провела их в скромно обставленную гостиную и светски указала на мягкие кресла, стоявшие по обе стороны телевизионного столика. Сама же устроилась напротив, на диване, поджав ноги. При этом халат немного задрался, обнажив ее колени.

– Итак, что бы вы хотели узнать? – спросила она.

– Мы хотели попросить вас рассказать, что произошло двенадцать лет назад в канун Рождества, – начал Карелла.

– Ничего себе, – Роксана неожиданно рассмеялась. – Мы тогда были совсем детьми.

– Это я понимаю, – сказал Карелла. – Но, может, вы все-таки припомните нечто необычное, случившееся примерно в это время?

– Необычное? – Роксана выразительно, как в танце, приподняла плечи, а руки раскинула, словно стараясь охватить места и события, такие отдаленные, что их и не вспомнишь.

Карелла подумал, что никогда в жизни не видел таких красивых мужчину и женщину, как Ллойд Бакстер и Роксана Харди. Жаль, что они расстались. Но тут полицейский взял верх. А почему расстались? Потому что Ллойд не сумел предотвратить изнасилование? Или потому, что Роксана сама спровоцировала ребят?

– Да, нечто весьма, весьма необычное, – повторил Карелла и вдруг почувствовал, что играет в игру под названием «Двадцать вопросов», Мейер поймал его взгляд, и оба молчаливо согласились, что пора кончать эти кошки-мышки.

– Миссис Харди, – заговорил Карелла, – скажите, вас изнасиловали двенадцать лет назад в канун Рождества?

– Что-о?

– Изнасиловали?

– Да нет, я расслышала вас. О Боже. Скажите только на милость – изнасиловали. Нет. Никогда. Ни двенадцать лет назад, ни в какое другое время. – Их взгляды пересеклись. – А что, кто-нибудь собирался?

– Джимми Харрис сказал, что вас изнасиловали.

– Ах вот как, Джимми Харрис.

– Да. Он сказал, что четверо участников банды связали Ллойда Бакстера и изнасиловали вас.

– Ллойда? А вы хоть видели Ллойда? С ним никому не справиться. Нет, сэр. Только не с Ллойдом.

– Миссис Харди, если ничего подобного... как вы думаете, откуда Джимми взял все это?

– Не знаю, – сказала Роксана с ясной улыбкой, и Карелла тут же понял, что она лжет. До этого момента она говорила правду, но сейчас улыбка была деланной, глаза не улыбались, она лгала. Мейер тоже понял, что она лжет; детективы переглянулись, как бы решая, кто первым попытается пробить брешь в этой лжи.

– Вы считаете, что Джимми все это придумал? – осторожно заговорил Мейер.

– Не знаю.

– Я имею в виду, придумал, что вас изнасиловали?

– Понимаю, понимаю. Право, не знаю, почему Джимми сказал вам это.

– Нам он ничего не говорил.

– Не говорил? Но вы же...

– Он сказал это доктору.

– Ах вот так. – Роксана помолчала и, пожав плечами, повторила. – Не знаю, почему он так сказал.

– Вообще-то необычная выдумка, вам не кажется?

– Очень необычная выдумка, вам не кажется?

– Очень необычная. А что за доктор? Который психов лечит?

– Он самый.

– Тюремный врач?

– Нет, армейский.

– Ясно, – она снова передернула плечами.

– Миссис Харди, – теперь спрашивал Карелла, – насколько близко вы были знакомы с Джимми Харрисом?

– Настолько же, насколько и с другими.

– Вы имеете в виду, из банды?

– Ну да. Вернее, из клуба. Сами они называли это клубом. И я думаю, это действительно был клуб.

– Всего человек двадцать ребят, верно?

– Да нет, побольше, они повсюду в Даймондбеке были.

– Но собственно в банду входило два десятка?

– Пожалуй.

– И с Джимми вы были настолько же близки, насколько со всеми остальными?

– Ну да.

Она по-прежнему лгала. Черт побери, Карелла знал, что она лжет. Он бросил взгляд на Мейера – тот тоже знал это. И так просто спускать ложь они вовсе не собирались. Они будут сидеть здесь и уболтают ее до посинения, но причины, отчего она врет, выяснят.

– Но можно сказать, что вы дружили с ним? – спросил Мейер.

– С Джимми? Ну конечно. Но, видите ли, я была девушкой Ллойда.

– Да, это мы понимаем.

– Так что других ребят, как бы это сказать, я просто знала.

– Г-м, – пробормотал Мейер.

– Так, например, как ваша жена – вы женаты?

– Да.

– А вы?

– Да, – подтвердил Карелла.

– Ну так вот, так, как ваши жены знают ваших сослуживцев, точно так же.

– Стало быть, характер вашего знакомства с Джимми Харрисом именно такой?

– Да.

– Скажите, а вы считали себя женой Ллойда?

– Женой? Нет, ну что вы? – Роксана рассмеялась. Но и этот смех был фальшивым, не было в нем ничего похожего на ту непосредственность, с какой она смеялась раньше. Она по-прежнему не хотела говорить правды, она все еще что-то скрывала. – Но мы ладили друг с другом. Мы гуляли вместе, если вы понимаете, что я хочу сказать.

– Нет, не совсем, – признался Карелла. – То есть у Ллойда не было других девушек...

– Вот именно.

– А у вас приятелей?

– В самую точку.

– И все-таки странно, что Джимми выдумал эту историю с изнасилованием.

– Совершенно с вами согласна. – Роксана снова засмеялась, но на этот раз смех мгновенно оборвался.

– А он когда-нибудь?.. – Карелла не закончил фразы. – Ладно, не имеет значения.

– Нет, что ты хотел сказать? – Мейер решил сыграть роль простодушного.

– Я просто подумал... Миссис Харди, а Джимми никогда не пытался за вами ухаживать?

– Нет, – быстро ответила она. – Нет, никогда.

Очередная ложь. Роксана теперь явно избегала его взгляда.

– Никогда, никогда?

– Нет.

– Вы уверены?

– Конечно, уверена. Я же объясняю вам, я была девушкой Ллойда.

– Это я уже понял.

– И я была верна Ллойду.

– Ясно. Но отсюда еще не следует, что и Джимми был ему верен. Понимаете, к чему я клоню, миссис Харди? Если Джимми когда-нибудь...

– Ничего подобного.

– ...Давал понять, что не прочь переспать с вами, то здесь можно найти объяснение истории, рассказанной им доктору.

– А почему, собственно, это вас так интересует? – неожиданно спросила она.

– Потому что Джимми Харрис мертв, и мы не можем найти его убийцу.

Помолчав некоторое время, Роксана вымолвила:

– Это очень, очень печально слышать.

– Миссис Харди... если все же между вами и Джимми или между вами и кем-нибудь еще из ястребов было что-то, способное побудить к мести или реваншу...

– Ничего не было, – Роксана покачала головой.

– Ничего?

– Ну было, было, – внезапно сказала она. – Но никто об этом не знал. Только Джимми. И я.

– А что именно было, не скажете ли? Пожалуйста.

– Это вам ничем не поможет. Ведь никто ничего не знал.

Она долго смотрела на них, не произнося ни слова и как бы советуясь сама с собою, стоит ли раскрывать тайну, которую носила в себе двенадцать лет. В конце концов она, видно, решилась, кивнула и заговорила почти шепотом:

– Шел дождь. На улице было ужасно холодно, казалось, что должен пойти снег...

Все явственнее звучали в ее голосе интонации уроженки Ямайки, словно чем ярче вставали в памяти события двенадцатилетней давности, тем стремительнее превращалась она в семнадцатилетнюю девушку. Они слушали, и настоящее растворялось в прошлом, затем лишь, чтобы снова вернуться в настоящее. Казалось, то, что случилось двенадцать лет назад в подвале, происходит здесь и сейчас, в этот момент.

Идет дождь.

Странно, думает она, откуда бы быть дождю, в это время года уже снег должен идти, тем более так холодно. Но все равно идет дождь, гремит гром, сверкает молния. Вспышки ярко освещают крашеные стекла окон, врезанных в бетонные стены почти у потолка. От ударов грома содрогается все вокруг. Они вдвоем в подвальной комнате. Четыре часа дня, среда рождественской недели.

36
{"b":"18579","o":1}