ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так, вот медная бляха – лицензия, где назван город, год и выгравирован шестизначный номер. Дальше еще одна бляха, из нержавеющей стали, с именем и адресом доктора Джеймса Коппела, наверно, ветеринара, и тут же – слова: «Мне сделали прививку от бешенства», и год, и четырехзначный номер. Рядом еще одна бляха из нержавеющей стали, на ней надпись – «Школа для собак-поводырей» с указанием адреса – Перри-стрит. И очередная бляха из нержавеющей стали, на которой написано: «Мой хозяин – Джеймс Р. Харрис», и далее домашний адрес и телефон.

И, наконец, ключ все из той же нержавеющей стали.

Зачем понадобился ключ, Карелла понял, только разглядев слово Мослер на головке, непосредственно под отверстием, где к ошейнику было прикреплено металлическое кольцо. К ободу кольца пристала грязь, точнее земля. А ключ был от персонального банковского сейфа, и Карелла готов был поставить на кон свою годовую зарплату, что именно этот ключ когда-то выкопали из ящика с цветами. Он знал название банка, где Харрис держал деньги, – они с Мейером обнаружили его, когда осматривали квартиру: Первый Федеральный на Йетс-авеню. Знал он и то, что потребуется ордер, чтобы проникнуть в этот сейф, есть у него ключ или нет. Хорошо, что он оказался в Главном полицейском управлении: все судебные учреждения – федеральные ли, городские ли, штатные – находились в радиусе пяти кварталов. Карелла отцепил ключ от ошейника и снова повел собаку в гараж.

– Как, опять? – спросил полицейский.

Глава 15

В начале третьего в 41-м раздался звонок. Трубку взял детектив Джордж Андерхилл.

– Привет, это Сэм Гроссман. У меня готовы результаты анализа крови.

– Какой крови?

– С тротуара.

– Ах да. – У Андерхилла совершенно вылетел из головы запрос, который сам же он и посылал. По правде говоря, он забыл о нем почти сразу же, как вчера вечером позвонил в лабораторию. А теперь, пожалуйте вам, Гроссман со своими результатами. Что с ними делать, совершенно непонятно, потому что ни из одной больницы города не поступали сведения о жалобах на укус собаки.

– Ладно, диктуй, – Андерхилл потянулся за карандашом.

– Первое. Да, это кровь. Второе. Да, это кровь человека.

– Группа?

– Тебе повезло. Группа Б.

– А в чем везение?

– Тебе бы еще больше повезло, если в это была группа АБ, потому что людей с такой группой крови от трех до шести процентов населения страны. Ну а твой случай – это 1 – 15 процентов.

– Да, везение прямо потрясающее.

– Но ведь могла быть, положим, группа А или группа О. А это – большинство.

– Спасибо большое, утешил.

– Чем-нибудь еще могу быть полезен?

– Нет, разве что... К тебе не поступали жалобы на собачий укус?

– А что, этого малого укусила собака?

– Да.

– А собака, часом, не бешеная?

– Нет.

– Откуда ты знаешь?

– Да так хозяин сказал полицейскому, который занимался этим делом.

– Потому что, если она бешеная...

– Нет, нет, это собака-поводырь, как она может быть бешеной?

– Как и любая другая.

– Так или иначе этой делали прививки.

– А кого она укусила?

– Мы не знаем. Кто-то пытался напасть на ее хозяина.

– То есть?

– Кто-то пытался напасть на хозяина, ну и собака его защитила.

– А хозяин слепой?

– Ну да. Это ведь собака-поводырь, следовательно...

– Вы это дело вместе с Кареллой ведете?

– Нет. А кто такой Карелла?

– Он работает в восемьдесят седьмом.

– Нет, не знаю такого.

– Я это к тому, что он занят расследованием серии убийств, в которых жертвами стали слепые.

– Но это не убийство. Это даже, если хочешь знать, не нападение. Какой-то малый попытался напасть на слепого, и его укусила собака. Вот и все.

– Где?

– Ты имеешь в виду, в какое место укусила? Мы не знаем.

– Я спрашиваю, где это все произошло?

– На углу Черри и Лэйрд.

– В такой дали?

– В такой дали. Слушай, у меня тут полно работы. – И, поблагодарив еще раз Сэма Гроссмана, Андерхилл повесил трубку.

Гроссман тоже положил трубку на рычаг, задумался, какова вероятность того, что эта история имеет отношение к случаям, которыми занят Карелла, и решил все-таки позвонить на всякий случай.

На звонок отозвался Дженеро.

– Восемьдесят седьмой участок, детектив Дженеро. – Он никогда не забывал представиться по всей форме. Все остальные детективы называли только имя; Дженеро обслуживал абонентов по высшему разряду.

– Говорит Сэм Гроссман из лаборатории. Карелла там?

– Нет.

– А где он?

– Не знаю.

– Когда появится?

– Представления не имею.

– Не знаешь, кто ведет с ним дело о слепых?

– По-моему, Мейер.

– А он на месте?

Дженеро обвел взглядом инспекторскую.

– Да нет, что-то не вижу.

– Хорошо, пусть кто-нибудь из них позвонит мне при первой возможности, ладно?

– Передам.

– Знаешь что, мне хотелось бы поговорить с лейтенантом.

– Сейчас переключу на дежурного сержанта, он свяжет тебя.

Дженеро нажал на какую-то клавишу и, когда послышался голос Мерчисона, сказал:

– Дейв, переключи, пожалуйста, на лейтенанта.

Гроссман ждал. Ему даже показалось, что его разъединили, но тут трубка ожила:

– Восемьдесят седьмой, Бернс.

– Пит, это Сэм Гроссман из лаборатории.

– Да, Сэм, привет, как делишки?

– Все нормально. Я только что разговаривал с неким Джорджем Андерхиллом из сорок первого, он ведет дело о слепом.

– Убийство?

– Нет, всего лишь попытка нападения. Не знаю, имеет ли это какое-нибудь отношение к делу, которое ведет Стив, но, по-моему, стоит связаться с Андерхиллом.

– Ты прав, я скажу Стиву.

– Этого типа укусила собака-поводырь. Может, послать уведомление больницам?

– А разве Андерхилл не сделал этого?

– Не знаю.

– Ладно, я прослежу, чтобы кто-нибудь этим занялся. Спасибо, Сэм.

– Не за что, – Гроссман повесил трубку.

Бернс отодвинул аппарат и вышел в инспекторскую. Дженеро разглядывал трусики, разложенные у него на столе.

– А это еще что такое? – осведомился Бернс.

– Вещественное доказательство.

– Чего?

– Непристойного поведения.

– Ага, ясно. Слушай, позвони-ка в управление больницами и скажи, что нас интересуют жалобы на укус собаки. Попроси их в случае чего связаться с Кареллой.

– Это капитана Гроссмана идея?

– Да, это идея капитана Гроссмана.

– Значит, мне не надо передавать Карелле, что он звонил?

– Оставь у Кареллы на столе записку.

– И у Мейера?

– И у Мейера.

– Но сначала позвонить в управление больниц?

– Да, если только тебе удастся ничего не забыть и сделать сразу три вещи.

– О чем речь, – сказал Дженеро.

* * *

Судья прочитал заявку Кареллы и спросил:

– А что вам нужно в этом личном сейфе, детектив Карелла? По вашей заявке этого не видно.

– Да я и сам не знаю, ваша честь, что в нем, – ответил Карелла.

– Так как же я могу вам выдать разрешение на вскрытие сейфа?

– Ваша честь, как видно из заявки, я веду дело об убийстве, и у меня есть основания полагать, что убийца искал нечто в квартире, где жили его жертвы...

– Да, да, это я понял.

– И это нечто может оказаться в сейфе, и тогда у меня на руках будет вещественное доказательство по делу об убийстве.

– Но что именно вы ищете, вам неизвестно?

– Нет, ваша честь.

– А вы лично знаете, что такое доказательство существует?

– Ваша честь, я знаю только, что убийца перерыл вверх дном всю квартиру в поисках чего-то. Впрочем, и это в заявке указано.

– В таком случае нельзя сказать, что вы лично знаете о существовании доказательств.

– Ваша честь, мне не кажется, что вскрытие сейфа будет означать противозаконный обыск; ведь не является же противозаконным обследование гардероба убитого на месте преступления.

– Но в данном случае речь не идет о месте преступления.

50
{"b":"18579","o":1}