ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Истории жизни (сборник)
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Альянс
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Соблазн

Вадим Арчер

Кольца детей Ауле

Коммерческое использование данного текста запрещается без согласия автора.

Предисловие (специально для ушибленных толкинутых, из-за которых эта книга не была напечатана)

Автору известно, что «валар», «майар» – множественное число от «вала», «майа».

Автору известно, что у Толкиена говорится о девяти человеческих кольцах, а не о двенадцати.

Автору известно, что датирование описываемых событий у Толкиена гораздо более растянуто во времени.

Автору известно, что у Толкиена нет ни слова о сплаве под названием «нердан».

Автору известно и многое другое, к чему можно придраться в этой книге, а если ему что-то и не известно, он на это кладёт с прицепом.

Это просто фанфик. Фанфик-апокриф.

Почему бы и нет? Как хочу, так развлекаюсь.

Часть I

Мастер Серебряная Рука

Узкое лезвие зашипело, погруженное в густую темную жидкость. Фандуил на мгновение отвлекся от работы и скосил глаза на струйку дыма, образованную сгорающим маслом. Голубоватое облачко поднялось над котлом и полетело в вытяжную трубу, увлекаемое едва заметным сквозняком. Кузницы всегда делались с хорошей вытяжкой, иначе в них было бы просто невозможно оставаться подолгу.

Его ноздри втянули аромат пролетавшего мимо облачка. Это неправда, что благоухают только цветы и травы, что бы ни говорила сероглазая Тинтариэль, чья красота равнялась разве что ее кокетству. Железо пахнет. Митрил тоже пахнет. Пахнет горящий уголь в горне. Пахнет дерево рукояти кузнечного молота, отполированное до блеска мозолистыми руками Горма. Пахнет потом мускулистая шея гнома, пахнут огарки на коже его защитного передника – и здесь, в кузне, все эти запахи благоуханны.

Горм вытянул новенький клинок из масла, поднял его на свет, идущий из разверстого жерла горна, и с удовлетворением оглядел свою работу. Только затем он извлек лоскут из кучи ветоши в углу и обтер стекающие по лезвию масляные капли.

– Готово, – обернулся он к эльфу. – Ты уже подыскал себе рукоять?

– Да, вот эту. – Фандуил отложил работу и подал ему рукоять с полки.

– Витая, – отметил гном. – Я бы лучше выбрал с выемками для пальцев.

– У меня слишком узкие пальцы. – Фандуил показал ему свою руку – тонкую эльфийскую кисть с длинными пальцами, заканчивающимися безупречно отшлифованными ногтями. Трудно было поддерживать ногти в таком состоянии после целого дня кузнечной работы, но не невозможно.

Гном пренебрежительно фыркнул на эту руку и вытянул для сравнения свою широкую корявую лапищу, хотя и не сказал при этом ни слова, посчитав, что всякие комментарии здесь излишни.

– А как у тебя дела? – кивнул он на работу Фандуила.

– Тоже заканчиваю, – тот снова взял свое изделие в руки. Это был митриловый боевой топор с широким полукруглым лезвием и двумя острыми шипами – на верхнем конце и со стороны обуха. Эльф покрывал его боковые плоскости мелкой вязью узора из перемежающихся листьев и рун с помощью набора митриловых шилец, резцов, молоточков и зубил. Виртуозные руки гномов-мастеров все же не могли поспорить с точностью и тщательностью эльфийских пальцев, а их замысловатые чеканные узоры – с кружевным изяществом эльфийской отделки.

Возможно, он уступал Горму, когда дело касалось отбивки и закалки изделий, но в отделке даже гном признавал его преимущество – с большой неохотой и только в хорошем настроении, наступавшем после третьей-четвертой кружки крепкой медовухи. Но Фандуил знал, что Горм помнил это и на трезвую голову, и даже с похмелья, потому что иначе они никогда не договорились бы совместно сделать себе оружие, когда выдастся свободное время – как сегодня, например.

И это было правильным – разделение труда. Горный народ кичился своими мастерами, но и среди эльфов встречались несравненные кузнецы, среди которых выделялся мастер Келебримбер. Сын Карафина Умелого, внук создателя сильмариллов Феанора, величайшего кузнеца и бунтовщика из Перворожденных, он в полной мере унаследовал первый талант своего мятежного деда.

Но все-таки самые совершенные изделия получались, когда каждый делал ту часть общего дела, в которой был наиболее искусным. Как, например, последняя работа, которую Горму и Фандуилу поручили как двум лучшим ученикам Келебримбера и которую они выполнили даже раньше назначенного срока.

Откровенно говоря, эту работу поручили одному Горму. Фандуилу отвели в ней роль подмастерья, строго-настрого приказав, чтобы эльф не делал ничего сверх того, что скажет гном. Тот ужасно важничал, сознавая всю ответственность поручения, и оставался работать в кузне дни и ночи напролет, не выпуская оттуда и своего помощника.

Для чего предназначалась эта работа, не было секретом для обоих. Мастер Келебримбер разъяснил им, что времена становятся неспокойными и поэтому нужно позаботиться об укреплении дружбы между народами Средиземья. В последние столетия все три основных народа – и эльфы, Перворожденные, и люди, Второй Народ, называемые на западе аданами, а на востоке – атани, и гномы, незаконно возникшие на Арде между счетом «один» и «два» вследствие опрометчивой инициативы валара-кузнеца Ауле – стали жить отнюдь не в той гармонии, как мечталось создателю Илуватару.

Конец Первой Эпохи и Война Гнева истощили и эльфов, и аданов, но полтора тысячелетия спустя они снова вошли в силу, заселив леса и равнины от Синих до Мглистых гор. Эти земли получили название Эриадора, или Благодатного Края, а его восточная лесистая часть, примыкавшая к Казад-Думу, стала назваться Эрегионом, или Благословенными Кущами, где ушедшие с побережья нолдоры основали селение Ост-ин-Эдил – единственный оплот культуры и искусных ремесел посреди одичавших после военной разрухи людей. Теперь население Эриадора расплодилось так, что стала ощущаться нехватка земель, а кое-где уже начались людские усобицы за землю. Благодатный Край оказался под угрозой осквернения распрями, и кузнец-наставник Саурон предложил сковать кольца дружбы, чтобы объединить эльфов, гномов и людей вечной дружбой и прекратить междоусобицы раз и навсегда.

Прежнее имя Саурона было известно далеко не каждому из ост-ин-эдильцев, но оба лучших ученика Келебримбера знали, кем был наставник их мастера. Тот не был ни эльфом, ни человеком, он не был даже гномом, хотя еще в Начальные Времена обучался кузнечному искусству у самого Ауле, создателя гномов – это был могущественный майар, пришедший к детям Арды для обучения и помощи. Когда он явился в Эрегион, о нем поначалу ходили неблаговидные слухи – в частности, о том, на какой стороне он сражался в дни Войны Гнева – но со временем он доказал свою лояльность и пользу, щедро делясь кузнечным искусством с гномами и эльфами. Хотя линдонские эльфы во главе с верховным правителем Гил-Гэладом по-прежнему не доверяли ему, ост-ин-эдилские нолдоры приняли его к себе и прозвали Аннатаром – Дароносцем.

Его предложение сковать кольца дружбы, обсуждавшееся на совместном совете эльфов и гномов в Ост-ин-Эдиле, куда были приглашены представители со всего Средиземья, было встречено без споров, даже с одобрением. И эльфы, и гномы давно считали, что людей стало слишком много и что те вели себя слишком вызывающе, чтобы оставлять это без внимания. Когда решение было принято, Саурон объявил, что нужно сделать три кольца для эльфов, семь для гномов и двенадцать для людей.

Откуда он взял эти числа, никто не спрашивал. Эльфийские кольца решили отдать Гил-Гэладу, чтобы он сам выбрал для них наиболее достойных носителей. Семь гномьих колец, конечно же, предназначались королям подгорных кланов, ведущих свой род от каждого из семи первых гномьих королей, сотворенных Великим Кузнецом. Двенадцать людских колец вызвался раздать сам Саурон. Кому вручить эти кольца, оставили на его усмотрение, рассудив про себя, что чем их больше, тем лучше.

Когда стали обсуждать подробности дела, Саурон подчеркнул, что эльфийские кольца должен сковать эльф, гномьи – гном, а людские – человек. Кто будет ковать эльфийские кольца, было ясно с самого начала – разумеется, мастер Келебримбер, Серебряная Рука. Ведь эльфийское слово «келеб» означало не только благородный белый металл, но и превосходную степень совершенства.

1
{"b":"1858","o":1}