ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Пятизвездочный теремок
Рунный маг
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Один год жизни

– Невинность души сама по себе прекрасна, но только в благоприятных условиях, – заговорил Олорин, глядя на него в упор. – К сожалению, несовершенства этого мира, населенного всякой нечистью вроде орков, гоблинов и зарвавшихся властолюбцев, требуют от его обитателей некоторой доли искушенности. Я глубоко уважаю попытку ост-ин-эдильских эльфов разглядеть и взрастить хорошие качества в душе ближайшего из приспешников бывшего Врага, но, как говорится в известной аданской поговорке, сколько навоз ни нюхай, цветами он не запахнет. Саурон долго делал им подарки в виде различных ремесленных секретов почтеннейшего Ауле, пока наконец не выяснилось, что он намерен получить за них гораздо больше, чем отдал. По его наущению были скованы кольца, которые он задумал подчинить себе магией, а затем влиять через них на правителей Средиземья и, соответственно, на их народы. Это тебе понятно?

– Но для чего ему это нужно? – спросил Фандуил.

– Чтобы получить полную и единоличную власть над всеми народами Средиземья. Как он ее использует, это мы еще увидим, если не сумеем помешать его планам. Если бы ты вовремя рассказал о том случае учителю, многих неприятностей, возможно, удалось бы избежать, но сейчас нам нужно исходить из того, что уже случилось.

Фандуил виновато опустил голову.

– Ладно, не вешай нос, – смягчился голос мага. – Ты еще слишком молод, чтобы брать на себя ответственность за случившееся. Наши дела обстоят не так плохо, как могли бы – благодаря предосторожности мастера Келебримбера эльфийские кольца остались неприкосновенными и имеют только те прекрасные свойства, ради которых были задуманы. Значит, эльфийским народам не грозит опасность подпасть под власть Саурона. Про кольца атани мы пока ничего не знаем, и я постараюсь разобраться с ними сам. Но гномьи кольца оказались подчиненными дурной магии, поэтому их нужно вернуть и уничтожить, пока влияние Саурона не набрало силу.

– Я сегодня же отдам распоряжение, а завтра с утра гонцы поедут за ними, – сказал Теркеннер.

– И за эльфийскими тоже, – отозвался Келебримбер. – Их тоже нужно уничтожить.

Правитель и маг удивленно повернулись к нему.

– Зачем? – спросил Теркеннер. – Они остались чистыми, они могущественны и принесут много пользы эльфам.

– В них кроется другая опасность, – стал настаивать мастер. – Если наш народ хочет прижиться в этом мире, ему нельзя полагаться на кольца, даже на самые могущественные.

– Я сам проверял эти кольца, – сказал ему Олорин. – Они просто великолепны и, напротив, очень помогут эльфам прижиться в этом мире, обеспечив им кусочек валинорской жизни. Такое мог создать только тот, кто видел Валинор собственными глазами.

– Лучше бы я никогда его не видел, – горько усмехнулся Келебримбер. – Здесь другие условия, другая жизнь. Здесь нужны другие кольца, а лучше – никакие. Я не знаю, как объяснить вам это, поэтому раз в жизни поверьте мне на слово – давайте уничтожим эти кольца!

Олорин устремил испытующий взгляд на усталое, осунувшееся лицо мастера.

– На тебя слишком повлияла эта история с Сауроном, – сочувственно заметил он. – Ты начинаешь видеть опасности даже там, где их нет. Это будет бесполезным и бессмысленным разрушением, только и всего.

– Я тоже не согласен с тем, что эльфийские кольца нужно уничтожить, – поддержал Теркеннер мага. – Но если ты настаиваешь, брат… я пошлю за ними гонцов. Меня пугает твое состояние, и если это поможет тебе, я согласен даже на это.

Лицо Келебримбера просветлело.

– Спасибо, Теркен. – Мастер сделал попытку улыбнуться. – Когда-нибудь ты убедишься, что я был прав. А сейчас нам нужно готовиться к войне.

– К войне?! – в один голос спросили оба.

– Да. Скоро сюда придет война.

– Но почему ты так уверен в этом? – спросил Теркеннер. – Может, мы еще успеем вернуть кольца?

– Как бы там ни вышло с кольцами – если враг собирает войска, война неизбежна.

***

Горм проснулся от стука в дверь – вернее, не в дверь, а в стену рядом с дверной занавеской, как это принято у горных гномов. Под землей все времена суток выглядели одинаково, но гномье чутье подсказало ему, что сейчас снаружи раннее утро. На соседних лежанках зашевелились его братья, тоже разбуженные шумом, из передней комнаты послышался густой голос отца, хриплый спросонья:

– Кто там? Что-нибудь случилось в забое?

Из-за дверной занавески отозвался голос, но Горм не расслышал ответ. Чуть спустя в комнату заглянул отец.

– Горм! – окликнул он. – Там тебя спрашивают.

Натянув штаны и сунув ноги в домашние шлепанцы, Горм вышел в переднюю. Там его дожидался незнакомый гном в военной одежде, опиравшийся на рукоять боевого топора.

– Это ты Горм? – спросил гном. – Я от главных ворот Казада – там тебя эльф спрашивает.

– Эльф-авари? – Горму сразу же вспомнился Фандуил.

– Нет, он из здешних, ост-ин-эдильских – похоже, гонец.

– А что ему нужно?

– Откуда мне знать? Выйди и спроси сам, а мне пора обратно на пост.

Горм наспех умылся, надел куртку и поменял шлепанцы на башмаки. От дома до главных ворот Казада было далеко, поэтому у гнома было достаточно времени на всевозможные домыслы, но Небесный Молот бездействовал, не благословив его крепкую голову и намеком на разгадку. Следует заметить, что подобная немилость судьбы никогда не огорчала Горма. Он был твердо убежден, что ход событий рано или поздно выяснится сам собой, нужно только проявить терпение.

Эльфийский гонец ждал его у ворот, держа своего скакуна за повод.

– Это ты – Горм, ученик мастера Келебримбера? – спросил он, увидев подходившего к нему Горма.

– Да, – с невозмутимой важностью ответил тот. – Я Горм, сын Орина из рода Ульфрига, шестнадцать лет назад посланный в обучение к мастеру Келебримберу согласно приглашению из Ост-ин-Эдила и по рекомендации сходки мастеров клана Среднего Казада, находящегося под правлением самого Дарина Третьего – за точную руку и незаурядные способности, проявленные во многих ремеслах. Вот так.

Эльф терпеливо выслушал эту неспешную и обстоятельную речь – все-таки гном был подданным другого государства и не подчинялся ост-ин-эдильскому правителю. Ему нельзя было просто приказать явиться к Теркеннеру.

– Я рад видеть перед собой многославного Горма, ученика мастера Келебримбера, удостоившегося чести выполнить поручение Общего Совета эльфов и гномов, – учтиво сказал он по окончании речи Горма. – Правитель Ост-ин-Эдила прислал меня сюда, чтобы я передал тебе приглашение явиться к нему на беседу. Он будет признателен тебе, если ты примешь его приглашение как можно скорее, и выражает надежду, что ты отправишься к нему сразу же по получении этого приглашения.

– К вашему правителю? Прямо сейчас? – переспросил удивленный гном.

– Ты уловил самую суть моих слов, досточтимый Горм, – подтвердил гонец. – Меня послали за тобой так срочно, что мне пришлось выехать на ночь глядя и заночевать в дороге.

– А зачем я ему нужен?

– Я – всего лишь гонец, досточтимый Горм, и знаю только то, с чем меня отправили сюда. Видимо, этот вызов связан с поспешным возвращением мастера Келебримбера из поездки.

– Тогда понятно, – сказал Горм, которому ничего не было понятно. – Видать, кончился мой отпуск – но у нас, у гномов, так не водится, чтобы отправляться в путь, не собравшись и не попрощавшись с родными. Мне нужно время на сборы и на прощание.

– Разумеется, досточтимый Горм, – наклонил голову эльф. – Но я могу передать правителю, что ты сегодня же отправишься в Ост-ин-Эдил?

– Да, я выйду сегодня… может, еще до полудня. К ночи я успею дойти до места, а назавтра приду к правителю Теркеннеру.

– В таком случае я считаю свое поручение выполненным. До свидания, досточтимый Горм.

Эльф вскочил на коня и поскакал в обратный путь, а Горм долго и озадаченно смотрел ему вслед и чесал свою макушку. Учитель вернулся, его самого вызывают к правителю Ост-ин-Эдила – может, появилась еще какая-то срочная работа, для которой требуются искусные мастера? По пути домой он укрепился в этой мысли и сказал родным, что учитель вызывает его для новой работы.

26
{"b":"1858","o":1}