ЛитМир - Электронная Библиотека

– Зачем, учитель? – тихо спросил Фандуил. – Неужели мы с Гормом так виноваты? Мы же не хотели ничего дурного, мы и подумать не могли, что Аннатар… – зачастил он и вдруг замолчал на полуслове.

– Да, учитель, ведь мы уже здесь, – подхватил Горм. – И вы здесь – так зачем нам еще отпуск? Мы отдохнули, нам пора работать.

– Ничем вы не виноваты, – тем же ровным голосом ответил Келебримбер. – Вы оба – хорошие и усердные ученики, это я – плохой учитель и не имею права учить вас. Я не научил вас главному – видеть, что и для кого вы делаете. – Спокойствие мастера на мгновение дрогнуло, выдав скрывавшуюся под ним горечь. – Да и как я мог научить вас тому, чего не умел сам?

– Учитель, но ведь еще можно что-то сделать? – спросил Фандуил. – И ведь еще нужно что-то делать – разве не так? Разве это не вы учили нас не отчаиваться, если работа не вышла? Можно ведь перековать ее, переплавить, в крайности – начать заново! Вы только скажите нам, что делать, и мы все сделаем.

– Не гоните нас, учитель, мы все равно не уйдем. – Горм покосился на своего напарника. – Верно, Фандуил?

Глаза Келебримбера потеплели, но мгновение спустя к ним вернулось прежнее выражение.

– Наступают трудные времена, – устало проговорил он. – Будет лучше, если вы вернетесь к своим народам.

– Для кого лучше? – спросил Фандуил. – Разве наше мастерство не понадобится здесь, в Ост-ин-Эдиле?

– Для вас.

– Ничего подобного! – возмутился Горм. – С каким лицом я явлюсь в Казад, когда у нас даже грудные младенцы знают, кто сделал эти кольца? Сам сделал, сам и переделывай – разве это не вы говорили, учитель? Если что нужно поправить, мы поправим, не сомневайтесь!

– Я тоже считаю, что должен остаться здесь, – подхватил Фандуил. – Война придет сюда, а не к нам в Мирквуд, значит, здесь ее и нужно останавливать – чтобы она дальше не пошла.

– Ну, если вам станет от этого легче… Да, работы предстоит много, но теперь она будет однообразной.

– А что мы будем делать, учитель?

– Оружие.

Келебримбер пошел с ними в мастерские и дал им задание, но первой работой работой его учеников оказалось не оружие. Сначала он поручил им сделать себе доспехи, напомнив при этом, чтобы оба не забывали упражняться на тренировочном военном поле. Эта короткая, мимоходом брошенная фраза сказала им яснее пространных наставлений, что настало время, когда от мастера в любое мгновение могут потребоваться навыки воина.

Весть о кольце Саурона и о предстоящей войне мгновенно разнеслась по всему Ост-ин-Эдилу. Большинство местных эльфов были молодыми, они не видели ни Войны Гнева, ни бесчисленных стычек с орками в первые столетия существования города. Узнав об угрозе, они стали совершенствовать военные навыки под руководством Старших. И стрельбище, и военное поле были заняты с утра до ночи, в мастерские посыпались заказы на изготовление оружия и доспехов.

Горм и Фандуил за два дня выковали гномью кирасу, легкую и прочную. Еще несколько дней они провозились с кольчугой для Фандуила, так как соединение колечек было тонкой и кропотливой работой. Хотя ученики не могли позволить себе такую роскошь, как митрил, они сварили в волшебном горне превосходную сталь, с трудом поддающуюся ковке, но очень прочную и не ржавеющую от сырости. Затем они смастерили броню для Рамарона – безрукавку из толстой кожи, обшитую стальными пластинами.

Рамарон отнесся к войне с наивным восторгом, увидев в ней не бедствие, а развлечение для настоящих мужчин. Как Горм с Фандуилом ни уговаривали его вернуться к своим, он только становился упрямее.

– Как же я оставлю вас в беде?! – восклицал он. – Вы же мои друзья!

Им оставалось только позаботиться о том, чтобы их беспечный приятель не ринулся в бой на одном энтузиазме. Они сделали ему доспехи и стали брать с собой на военные учения. Хотя Рамарон не был прирожденным воином, он был вполне способен овладеть мечом настолько, чтобы постоять за себя в бою.

В последующие недели Горм и Фандуил выполнили множество заказов на военное снаряжение. Наряду с другими мастерами они с утра до ночи делали доспехи и оружие, преимущественно кольчуги, шлемы, луки и легкие эльфийские мечи. У Фандуила голова гудела от заклинаний, которые приходилось чуть ли не ежедневно накладывать на изделия – от орков, от нежити, от бестелесных жизнесосов, даже от троллей и балрогов, которых боялись еще со времен Войны Гнева. Каждый из мечей получал имя, вырезанное на рукояти или запечатленное магическими рунами на лезвии. В эти дни из мастерских вышли такие знаменитые клинки, как «Кусач», «Оркоед», «Пламя Жизни», «Тролльская Колючка», «Упокоитель», «Тенебой» и прославленный «Клинок Света» работы самого Келебримбера.

Правитель Ост-ин-Эдила снова отправлял послов к Дарину, но безуспешно. А затем случилось событие, встревожившее эльфов не меньше, чем известие о предстоящей войне – в город явился посланец из Казад-Дума и потребовал возвращения учеников, обучавшихся в эльфийских мастерских. Мало кто из них обрадовался приказу короля, но они не могли его ослушаться и в течение нескольких дней вернулись к своему народу.

Горм был единственным, кто отказался вернуться домой. Все эти дни он ходил мрачнее тучи и молча выслушивал уговоры других учеников-гномов, спешивших закончить свои дела и пристроить лишние вещи, накопившиеся за годы жизни в Ост-ин-Эдиле. Но когда к уговорам присоединился и Келебримбер, Горм вспылил и заявил, что не намерен потакать всяким гадостям, случившимся по его вине. Сообразив, что он нагрубил учителю, гном добавил, что выполнение нашептанных злом приказов будет только на руку врагу.

– Не бери на себя слишком много, Горм, – вздохнул мастер. – Ты только выполнял поручение, поэтому на тебе нет никакой вины.

– Это мне судить, есть на мне вина или нет, – заупрямился гном. – Учитель, вы же знаете все – так неужели вы не знаете, как ее исправить?!

– Ты слишком хорошо обо мне думаешь, Горм. Чтобы узнать все, и вечности не хватит. Сколько бы я ни прожил на свете, в конце концов происходит такое, с чем я сталкиваюсь в первый раз, и тогда я оказываюсь таким же беспомощным, как любой из учеников.

Фандуил, слушавший их разговор, был нисколько не согласен с этим.

– Нет, учитель, раз вы знаете больше любого из учеников, это должно помогать вам в любых обстоятельствах. Что бы вы посоветовали нам по поводу этих колец прямо сегодня, сейчас?

– Я… я считаю, что я не вправе втягивать вас в это дело. – Келебримбер внимательно посмотрел на каждого из них. – Но если рассуждать отвлеченно, я посоветовал бы проникнуть в Казад-Дум и узнать, что там происходит. Иначе говоря, нужно заслать туда разведчика – но кому и как я могу предложить такое? Эльф, понятно, не годится для этого, а посылать кого-то из гномов шпионить в собственное государство… не представляю, кто из них может согласиться на это. Если я начну такие разговоры и о них доложат Дарину, последствия окажутся очень неприятными.

– Что ж вы раньше молчали, учитель! – воскликнул Горм. – Неужели я, по-вашему, совсем уж бестолковый?! Если я пойду в Казад-Дум разведчиком, так это ж не для того, чтобы навредить своим, а для того, чтобы помочь им! Сейчас самое подходящее для этого время – я могу вернуться в Казад согласно приказу Дарина и мое возвращение не вызовет никаких подозрений. Что я должен высматривать там, учитель?

Мастер промедлил с ответом, взвешивая все его последствия.

– Нам пока не известно, как именно Саурон собирается использовать кольца, – сказал наконец он. – Нужно узнать, что изменилось в поведении Дарина и двух других вождей, как эти изменения влияют на гномий народ, в какую сторону меняется отношение гномов к другим обитателям Средиземья. Чем скорее мы поймем, куда направлено влияние Саурона, тем успешнее мы сможем противостоять ему.

– Понятно, учитель. Так я прямо сейчас и пойду – ведь еще не вечер! – Горм суетливо завертел головой, оглядывая кузницу. – Вещички кое-какие соберу для вида и пойду, у меня их на три ходки хватит… а ты, Фандуил, здесь без меня пластины для лезвий хорошенько проковывай! Эх, силенка у тебя не та…

29
{"b":"1858","o":1}