ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что они могут сказать мне, эти болваны?! В последнее время я не понимаю, почему я прежде был таким глупцом, что прислушивался к ним. Нас, гномов, притесняет все Средиземье, а мои советники упорно уверяли меня, что все в порядке. Даже вы, эльфы – при всем моем уважении к вам, мастер – даже ваш заносчивый Гил-Гэлад обходится с нами вовсе не так, как следовало бы.

– Я как раз еду туда и могу передать ему ваши претензии. Я уверен, что Гил-Гэлад прислушается к вашим требованиям и выполнит их. Но – прошу вас, досточтимый Грор, снимите это кольцо хоть ненадолго, прямо сейчас, при мне! Я искусный лекарь и помогу вам, если вы почувствуете себя хуже, а затем мы с вами еще раз обсудим это дело и подумаем, как нам поступить. Дурная магия Саурона – это не пустые слова, это очень опасная вещь! Я ничего не собираюсь отнимать у вас без вашего согласия – вы только снимите кольцо и поговорите со мной без него! Я же не прошу у вас слишком много.

Грор заколебался. Он еще раз взглянул на свою руку, затем на мастера, и с откровенной неохотой взялся за кольцо. Но в это мгновение в гноме словно бы произошла невидимая вспышка. Остатки прежнего Грора исчезли, и в Келебримбера уперся жуткий багровый взгляд таившегося под ними призрака. В тот же самый миг мастер почувствовал на себе пристальный, яростный взгляд Саурона.

– Стража! – взревел призрак в обличье Грора. – Взять этого негодяя! Эй вы, у стенки, хватайте его!!! – обернулся он к Почетной Десятке.

Мастер догадался, что Саурон каким-то образом почуял намерение Грора снять кольцо. Пока гномы Почетной Десятки растерянно переглядывались, он в два прыжка оказался у выхода и бросился бежать по коридору. Мгновение спустя по всему Ногроду гулко зазвучал сигнал тревоги, который гномы по давней традиции выбивали обухами боевых топоров о стены. Весь подземный город загудел, оповещая жителей о нападении врага.

Келебримбер мчался к выходу, ощущая себя словно бы внутри пустой бочки, катящейся с горы по скалам. До ворот оставалось немного, когда ему навстречу показались несколько вооруженных гномов, бегущих к месту тревоги. Хотя мастер был безоружен, ему ничего не стоило прикончить их магией и прорваться к выходу, но он просто не мог заставить себя убить ни в чем не повинных стражников, которые сами нуждались в защите от своего одержимого правителя. Он развернулся и побежал назад.

Он петлял по коридорам наугад, то и дело натыкаясь на поднявшихся по тревоге гномов. Он сворачивал в боковые коридоры, бежал по просторным лестничным проемам, карабкался по узким винтовым лесенкам, стремясь оторваться от погони. Город гудел, выстукивая на неизвестном ему языке, в каких местах видели беглеца, и кольцо погони постепенно сужалось, отрезая мастера от выходов на поверхность и загоняя в глубины горы.

Гномы были у себя дома, а мастер не привык плутать по каменным переходам. Куда бы он ни свернул, где-нибудь поблизости неизменно раздавался топот десятка тяжелых сапог, заглушавший гулкое эхо тревоги. Вскоре боковые коридоры почти исчезли, воздух стал жарким и душным. Келебримбер догадался, что он выбежал из жилой части города в шахты. Здесь негде было сбивать погоню со следа, и он просто понесся вперед, надеясь оторваться от преследователей. Глаз Саурона неотрывно глядел ему в затылок, выжидая, чем закончится погоня.

Мастер бежал куда-то вниз мимо вагонеток и подъемников, избегая узких мест, которые могли оказаться тупиками. Стены дышали жаром, сообщая Келебримберу, что он оказался в нижних шахтах, где добывали драгоценную митриловую руду и размещались лавовые печи, в которых выплавляли митрил. Мастер невольно замедлил шаг, прислушиваясь к топоту гномов, отрезавших ему пути назад. Топот быстро приближался, заставив его продолжить бег.

Наконец он выбежал в длинный и узкий зал, где стояли плавильни. Несмотря на тревогу, гномьи мастера не оставляли драгоценную плавку, но когда они увидели выбежавшего к ним эльфа, то побросали дела и устремились к нему, заставив его свернуть в ближайший боковой проход. Там стояла такая нестерпимая жара, что защитная аура Келебримбера мгновенно напряглась.

Пробежав коридором, он оказался на берегу лавового озера и был вынужден приостановиться. Вдоль края озера оставалось узкое пространство, по которому можно было пройти. Он направился туда и вскоре нашел еще один коридор. Судя по толстому нетронутому слою пеплообразной массы, в которой четко отпечатывался каждый след, этот коридор был заброшенным. Оглянувшись, мастер увидел, что погоня отстала – никто из гномов не мог выдержать жаркое дыхание лавового озера.

Келебримбер поспешил вперед, не дожидаясь, пока его преследователи разыщут обходной путь. Вскоре выяснилось, что он попал в аварийный лаз, отрезанный от гномьего города лавовым прорывом. Лаз вывел его на западный склон Синих гор неподалеку от главных ворот Ногрода.

Снаружи стояла поздняя ночь. Взгляд Саурона исчез еще на берегу лавового озера, когда стало очевидно, что беглецу удалось уйти – непрерывное наблюдение утомляло даже майара. Мастер выбрался на дорогу и подсвистал Аралота, которого отправил пастись у подножия горы. Вернувшись на стоянку, он забрал спрятанные вещи и отправился в путь, чтобы отъехать подальше на случай, если гномы начнут преследовать его поверху. Сами они не стали бы этого делать, но Саурон мог заставить Грора отдать приказ о погоне.

На самом деле Келебримбер направлялся вовсе не в Харлонд, как он пытался убедить Саурона, а в Форлонд – столицу линдонских эльфов и резиденцию Гил-Гэлада. Он поскакал вдоль реки обратно, к мосту через Лун, ведущему в северный Линдон. К утру мастер почувствовал себя в безопасности, потому что гномам не на чем было угнаться за его скакуном. Позавтракав и отдохнув немного на берегу реки, он снова вскочил на Аралота и помчался дальше.

***

Верховный город эльфов находился на северном берегу Лунского залива, в устье реки Гелион. Он назывался Форлонд, или Северные Скалы, и был поставлен в первом столетии Второй Эпохи, когда берега возникшего при катаклизме залива частично поросли травой и молодыми лесами. Нолдоры ускорили заживление раны, высадив в облюбованном месте молодые дубы., и заложили там небольшую крепость, разросшуюся в прекраснейший из городов Линдона.

Теперь, во втором тысячелетии Второй Эпохи, это был древний город, чудо камнерезного искусства с причудливыми особняками и высокими белыми башнями. Строительный камень доставляли сюда издалека, от самых Синих гор, но несмотря на это, деревянных построек в городе было мало. Древесных веранд здесь не ставили, поэтому величественные деревья стояли незастроенными, свободно раскинув кроны над изысканными белокаменными особняками эльфов.

В Форлонде правил Эрейнион, сын Фингона Храброго и внук Финголфина Благоразумного, известный среди народов Средиземья под прозвищем Гил-Гэлад – Звездный Свет – и ставший после смерти Тургона верховным правителем всего эльфийского народа. К этому прославленному эльфу и ехал Келебримбер.

Охранная магическая завеса Форлонда скрыла мастера от взгляда Саурона еще за полдня пути до города – такими мощными здесь были защитные заклинания, установленные лучшими эльфийскими чародеями. Леса вокруг Форлонда были густыми, сумрачными и величественными, благодаря теплому линдонскому климату они почти не засыпали на зиму. Здесь встречалось множество целебных и ароматических растений, которые не росли в эриадорских лесах. Несомненно, их росту и процветанию способствовала здешняя магия.

Вскоре вдали замаячили темно-зеленые кроны форлондских дубов. Тысячелетние деревья возносились до неба, споря за первенство с белыми башнями и укрывая от ненастья резные эльфийские строения, издали похожие на хрупкие изящные игрушки. Подъехав ближе, мастер увидел и жильцов, одетых в легкие одежды зеленых, белых и золотистых тонов и передвигавшихся по улицам города без гномьей неуклюжести и без свойственной атани спешки. Здесь жили только эльфы, и Келебримбер вдруг осознал, насколько же он привык к постоянному присутствию гномов и атани, которых было немало в наземном Ост-ин-Эдиле.

34
{"b":"1858","o":1}