ЛитМир - Электронная Библиотека

Несколько мгновений старик изучающе разглядывал лицо кузнеца – немолодое, широкое, с синими точками окалины под сероватой кожей, с небольшими, глубоко посаженными глазами неопределенного оттенка, выглядывавшими из-под нависшего морщинистого лба.

– И поэтому ты делаешь оркскую кирасу? – Он кивком указал на наковальню. – Когда я шел сюда, навстречу мне попалась целая армия орков, и шла она на таких же людей, как ты. И на орках были доспехи, сделанные твоей рукой!

– Все равно орки нас не трогают, – упрямо проворчал Филбурт. – Они у Хозяина как шелковые!

– Подумай лучше, что будет с людьми, если твой Хозяин любит орков больше, чем людей. Это сейчас вы ему нужны, пока его орки не завоевали все Средиземье, а что будет потом? Ты подумал, что Хозяин сделает с тобой, когда ты ему больше не будешь нужен?

Кузнец невольно поежился – видимо, эта мысль уже приходила ему в голову.

– Ну… я думал, он заплатит мне моё и отпустит, – неуверенно сказал он.

– Ну-ну, – хмыкнул старик. – Думай дальше. Твой Хозяин не слишком-то похож на тех, кто честно расплачивается с другими. Ему куда проще пристукнуть тебя, и дело с концом. Разве ты не видишь, кто он такой?

– А ты кто такой? И вообще – как ты сюда попал и что ты здесь делаешь?

– Ого, сколько вопросов сразу! Попал я сюда вот через эту дверь, – старик кивнул на дверь кузницы, – и здесь я разговариваю с тобой. А кто я такой… эльфы называют меня Митрандиром, то есть Серым Странником, у гномов я зовусь Таркун, а здесь, на юге, я известен как Инканус. Имен у меня много, хотя ты вряд ли что-нибудь обо мне слышал.

– Значит, ты шпион! – осенило кузнеца.

– Вроде того, вроде того… – В глазах старика засветилась лукавая усмешка. – А сюда я пробрался для того, чтобы спасти тебя, дурака, от твоего Хозяина. Ну, и еще по одному делу, в котором ты мне поможешь.

– А если я не захочу?

Вместо ответа старик перевел взгляд с кузнеца на связанного орка, который еще не пришел в себя. Филбурт невольно последовал его примеру. Несколько мгновений они оба смотрели на бесчувственное тело.

– Тебе будет очень трудно убедить Хозяина, что я пришел сюда без договоренности с тобой, – сказал старик, когда их глаза встретились снова. – Я знаю его побольше, чем ты, и не сомневаюсь, что он избавится от тебя при малейшем поводе к этому. Ты надеешься на хорошие деньги и не понимаешь, что до сих пор он не прикончил тебя только потому, что ты куешь ему вот это, – кивнул он на кирасу. – Признаться, я удивлен, что застал тебя в живых.

Филбурт раскрыл было рот, чтобы возразить, но потупился и замолчал.

– Ты уже сделал ему ту работу, для которой он брал тебя сюда, – продолжил его странный собеседник. – А теперь ты ему не нужен и твоя жизнь висит на волоске. Ты догадываешься, о какой работе я говорю?

– О кольцах?

– Да, о кольцах, – объявил старик, не сводя глаз с понурившегося Филбурта. – Кстати, сколько их было?

– Двенадцать. Не знаю, чем уж они такие были ценные – я делал их из простого серебра, – вдруг прорвало кузнеца. – Но Хозяин и вправду каждый день за работой присматривал. Добавки какие-то в расплав сыпал – мне не говорил, какие. Похоже, колдун он, как все эти эльфы, и штучки он делал колдовские. Не знаю уж, зачем я ему для этих колец понадобился – хоть я и не последний в кузнечном деле, Хозяин в нем разбирается не в пример лучше меня. После этих колец обычная работа пошла – все топоры да броня для его орков – а обо мне он теперь вспоминает, только если новую работу поручить надо. Я давно догадался, что ему от меня были нужны только те кольца, а теперь он меня просто так тут держит, – со вздохом признался он.

– Я могу вывести тебя отсюда и проводить обратно в Мундбург. Или куда-нибудь еще, потому что тебе будет опасно оставаться в Мундбурге. А в обмен ты расскажешь мне все, что ты знаешь об этих кольцах. Согласен?

Поколебавшись, Филбурт кивнул.

– Только я ничего о них не знаю, – добавил он. – Хозяин ничего мне о них не говорил.

– Тогда хотя бы опиши, как они выглядят, чтобы мне было легче искать их. Тебе известно, где они сейчас?

– Наверное, у него в комнатах.

– Что ж, будем надеяться, что они там. Сейчас выведу тебя из крепости – чтобы ты мне не мешал, если меня вдруг заметят – а по пути ты мне расскажешь, как выглядят кольца и где находятся комнаты твоего Хозяина. Я отведу тебя в безопасное место в скалах и ты подождешь меня там. Но не вздумай поднимать шум – мне ты сильно не повредишь, а у тебя будут большие неприятности.

Кузнец с готовностью последовал за стариком, и они покинули кузницу.

***

Для могущественного мага нет ничего невыполнимого в том, чтобы проникнуть в полупустую крепость мимо беспечной стражи, тайком пробраться в личные покои врага и забрать оттуда опасные игрушки, которые тот создал для осуществления своих захватнических намерений – даже если отвлечься на спасение бедолаги-кузнеца, которого удерживали в Барад-Дуре. Было ясно, что кузница не из тех мест, где оставшиеся в крепости орки быстро найдут связанного соплеменника. План относился к таким, которые почти наверняка исполняются – особенно если учесть, что его разработчик при необходимости мог дать достойный отпор целому отряду орков.

И он непременно исполнился бы, если бы не одно незначительное обстоятельство – маг поймал в коридоре того самого орка, который спешил в кухню за ужином для хозяина Барад-Дура. Саурон никогда не отличался терпимостью по отношению к слугам, поэтому малейшая задержка с их стороны мгновенно приводила его в бешенство. Когда орк с ужином не появился в ожидаемое время, майар подождал ровно столько, чтобы взвинтить себя до белого каления, и кликнул не занятых в дежурстве орков, чтобы те немедленно сыскали негодяя и доставили к нему вместе с ужином.

Добрый десяток оркских стражников со всех ног кинулся искать нерадивого слугу – если вдруг зазеваешься, можно и самому оказаться на его месте – поэтому орк в кузнице был обнаружен гораздо раньше, чем можно было ожидать. Маг с Филбуртом еще только поднимались по скалам к намеченному убежищу, а орки уже доставили хозяину приведенного в чувство соплеменника и доложили об исчезновении кузнеца.

Выслушав рассказ орка о старике-атани, обладавшем нечеловеческой силой, Саурон сразу же заподозрил, что здесь не обошлось без одного небезызвестного истари – впрочем, если этот маг надеялся что-нибудь выпытать у кузнеца о кольцах, его ожидало жестокое разочарование, потому что майар ничего не говорил своему работнику ни о свойствах, ни о назначении колец. Но, конечно, кузнеца нужно было вовремя прикончить – досадный недосмотр…

Вдруг Саурона озарила мысль – как же он забыл, что через любое из колец можно было следить за кузнецом, а значит, и за всеми, кто находился рядом с ним! Майар выслал орков из комнаты и поспешил к потайному шкафу, где хранились кольца. Зажав одно из колец в кулаке, он сосредоточился на кузнеце и вскоре увидел его, карабкающегося вверх по скалам. Вслед за ним пробирался старик, при одном взгляде на которого догадка Саурона подтвердилась – проклятье, это был Олорин!

Первым побуждением майара было послать вслед за ними погоню, но в крепости осталось слишком мало орков, чтобы сладить с могущественным истари. Волей-неволей Саурон продолжал наблюдать за этими двумя, не зная, что предпринять. Кузнец, похоже, чувствовал его взгляд. Он беспокойно оглядывался, но, к счастью, не имел колдовских способностей, которые позволили бы ему понять, кто и как следит за ним. Олорин посматривал на кузнеца, но ни о чем не спрашивал его, видимо, приписывая его беспокойное поведение обычной человеческой трусости.

Вскарабкавшись повыше, они остановились в укромном месте между скалами. Там Олорин завел с кузнецом разговор, из которого выяснилось, что непоседливый маг собирается вернуться в крепость за кольцами. Сначала Саурону стало не по себе, потому что он не рискнул бы схватиться с Олорином в открытом поединке, но затем майар злорадно усмехнулся. Ведь любой поединок можно обернуть в свою пользу, если есть возможность подготовиться – и трудно придумать лучшее место для этого, чем собственная крепость.

39
{"b":"1858","o":1}