ЛитМир - Электронная Библиотека

Эльф поспешил к друзьям и рассказал им о находке. Горм и Рамарон протиснулись вслед за ним в лаз, и вскоре все трое уже стояли у стрелки.

– Это гномий знак, – объявил Горм, указав на неровные поперечные линии, образующие ее хвостовое оперение. – Вот эта закорючка означает, что здесь есть другой выход, эта черточка – что путь длинный, а этот штришок – что впереди будут развилки и нам нужно следить за указателями.

– Может, ее нарисовал Коугнир? – предположил эльф.

– Может быть. Давайте пойдем туда, куда она указывает.

– Я ничего не вижу, – пожаловался Рамарон, потому что свет почти не проникал в эту часть пещеры.

– Держись за меня, – гном взял его за руку. – А ты, Фандуил, высматривай другие знаки.

Они углубились в кромешную тьму, ведя за собой Рамарона, старавшегося не спотыкаться на неровностях пола. Сначала подземный коридор шел вниз и имел едва заметный изгиб вправо, но затем выровнялся и стал горизонтальным, а камень, в котором он был проложен, сменился глиной. На глиняном полу Фандуил заметил большие отпечатки гномьих сапог и указал на них Горму.

Наличие следов обнадеживало, но путь оказался куда длиннее, чем можно было предположить. Шла вторая половина ночи, а друзья все еще шли по коридору, неряшливо прокопанному гоблинами. Усевшись отдохнуть прямо на полу, они съели по куску эльфийской лепешки и продолжили путь. Наконец коридор снова стал каменным и пошел на подъем. Вскоре он привел их к развилке, перед которой Фандуил обнаружил еще одну стрелку. По утверждению Горма, закорючка на ее хвосте указывала направо.

Они пошли правым коридором, который также поднимался вверх. По характеру обработки стен Горм определил, что гоблинский ход вывел их в заброшенное гномье поселение. Миновав еще несколько развилок, на каждой из которых было заботливо нарисовано по стрелке, друзья спустились по короткой каменной лестнице и увидели впереди свет.

Фандуил пошел к выходу первым и со всеми предосторожностями выглянул наружу. Рассветное солнце озаряло верхушки дремучего леса, видневшегося у подножия склона в полулиге от выхода. К востоку тянулся невысокий выветренный хребет, далеко на западе маячил пегий конус Гундабада, к югу от которого отходила острая цепочка Мглистых гор.

– Мы у западного края Серых гор, в нескольких лигах от перевала, – обернулся он к друзьям. Они вышли вслед за ним наружу и огляделись.

– Это Сумрачный лес? – кивнул Рамарон на простиравшийся внизу лесной массив.

– Нет еще. Сумрачный лес дальше, за Андуином. – Фандуил махнул рукой вдаль, где у горизонта извивалась тонкая линия русла Великого Андуина, берущего начало в Серых горах и текущего на юг до самого моря. Здесь, в верховьях, Андуин еще не был Великим, он выглядел самой обычной лесной речушкой, принимавшей в себя воды с Серых и Мглистых гор.

Горм наклонился и стал осматривать сугробы перед пещерой.

– Здесь нет никаких следов – или я ошибаюсь, Фандуил?

– Их нет, – подтвердил эльф.

– Значит, Коугнир не выходил отсюда?

– Видимо, он остался где-то под горой. Я высматривал его следы, но потерял их, как только пол снова стал каменным. Давайте вернемся и поищем их.

Друзья пришли на последний поворот, где была нарисована стрелка. Фандуил долго изучал пол в ближайших коридорах, но наконец вынужден был сдаться, и они вернулись к выходу.

– Давайте покричим этого Коугнира, – бодро предложил Рамарон, но тут же осекся под уничтожающими взглядами товарищей.

– Ну уж нет, – издевательски фыркнул Фандуил. – Горм, где здесь живет твой народ? Может, Коугнир пошел туда?

– Я слышал об этом городе. Когда-то он принадлежал Северному клану Казад-Дума, а теперь давно заброшен.

– Из-за дракона?

– Нет. Руда иссякла – обычное дело.

Посовещавшись, друзья решили поискать Коугнира в заброшенном гномьем городе. Поскольку топлива рядом с пещерой не было, они спустились к лесу и устроились на опушке, чтобы приготовить завтрак. После еды они спрятали вещи в снег под кустами и отправились обратно в пещеры.

Весь день Горм водил своих спутников по подземным переходам бывшего жилища Северного клана. За день они успели обойти жилые коридоры и мастерские, а к вечеру вернулись на стоянку. На следующий день они побывали в хозяйственных помещениях и на складах, на третий – в опустевших шахтах.

Никаких признаков Коугнира нигде не было. Как ни старался Фандуил найти хоть одну свежую царапину на полу, в городе не было никаких следов, кроме их собственных, которых становилось все больше и больше. После целого дня тщетных поисков друзья покинули город и пошли на стоянку. Солнце уходило за горизонт, и они спешили вернуться, чтобы успеть поужинать до наступления ночи.

Вдруг Фандуил вздрогнул и остановился – чувство близкой опасности пронзило его с головы до ног. Резко оглянувшись на горы, он увидел крылатую тень, летящую к ним из-за хребта.

– Скорее в лес! – крикнул он и побежал по сугробам к темнеющей впереди опушке.

Горм и Рамарон помчались за ним. Они достигли опушки почти одновременно с драконом и едва успели вбежать под прикрытие толстых ветвей. Он дыхнул им вдогонку, но снежные шапки на кронах задержали огонь, а влага растаявшего снега помешала древесине загореться. Кончики ветвей вспыхнули и быстро погасли, а на прятавшихся под деревом беглецов пролился дождь подогретой воды. Дракон, слишком большой, чтобы пролететь между деревьями, взмыл над ними и сделал круг, высматривая добычу.

Эльф сделал знак спутникам, и они переползли вслед за ним под соседнее дерево, затем под следующее, уходя подальше от опушки. Дракон покружил над лесом, но переплетение ветвей было слишком густым, чтобы он мог разглядеть, что делается внизу. Убедившись, что добыча недосягаема, он развернулся и полетел к Гундабаду.

Когда дракон исчез из вида, друзья вылезли из укрытия и пошли на стоянку.

– Я думал, он будет летать здесь всю ночь, – кивнул Рамарон ему вслед.

– Он достаточно умен, чтобы понимать разницу между лесом и пещерой, – отозвался Фандуил. – Сейчас он улетел, но завтра наверняка прилетит сюда, чтобы поискать нас на открытом месте. Если он застанет нас на пути между лесом и входом в подземный город, нам конец.

– Значит, нам нужно идти туда пораньше, пока он не прилетел.

– А нужно ли? Мне кажется, Коугнира уже нет поблизости, иначе мы нашли бы хоть какие-то следы его присутствия. Кэриэль сказала мне, что он пошел искать новые места для поселения гномов, а что им делать там, где выработана вся руда? По-моему, он отправился по своим делам, как только нарисовал для нас указатели.

– Похоже, – согласился Горм. – А куда он мог отправиться?

– Если бы знать… Наугад мы можем проискать его целую вечность. Я думаю, нам лучше будет пойти в Мирквуд и спросить о нем у Палландо. Если маги умеют общаться на расстоянии, Палландо разыщет его гораздо быстрее, чем мы.

Подумав немного, Горм и Рамарон согласились с эльфом. Оставаться здесь было если не бесполезно, то слишком опасно.

– Мы пойдем прямо через Сумрачный лес? – спросил его Горм.

– Нет, нам нельзя углубляться туда по бездорожью. Мы пойдем на юг вдоль опушки, пока не встретим одну из лесных троп Мирквуда.

– Это далеко?

– Поблизости их наверняка нет, потому что авари нечего делать в охотничьих угодьях дракона, но южнее они должны быть. Там есть небольшое село, с которым мы торгуем, значит, оттуда должна начинаться тропа через Мирквуд.

В этот вечер им пришлось обойтись крупяной похлебкой, потому что у Фандуила уже несколько дней не было случая поохотиться. После ужина друзья развели костер пожарче, чтобы просушить вымоченную драконом одежду, и уселись у огня. Рамарон извлек из кожаного чехла лютню и стал подбирать незнакомую мелодию.

– Что это за песня? – спросил его Фандуил.

– Пока не знаю, – улыбнулся бард. – Настроение просится в песню, а что получится, пока трудно сказать.

Мелодия становилась яснее, ее ритм определился. Рамарон повторил ее несколько раз, чуть заметно шевеля губами, а затем появились и слова:

48
{"b":"1858","o":1}