ЛитМир - Электронная Библиотека
***

Дом ремесел располагался в наземной части Ост-ин-Эдила. Здесь же размещались торговые лавки, дома для приезжих учеников и гостиницы для посетителей города. Сами нолдоры жили в его древесной части, в дубраве, посаженной в первые годы их прибытия и широко разросшейся за истекшие полтора тысячелетия. Небольшие каменные домики эльфов были живописно разбросаны под дубами и вокруг дубов, а на толстых ветвях могучих тысячелетних деревьев были размещены деревянные веранды и пристройки, к которым вели винтовые лесенки вокруг узловатых стволов.

Фандуил был нечастым гостем в древесных жилищах нолдоров, Горм и вовсе не бывал там, потому что боялся высоты. Оба друга целыми днями работали в мастерских, а нередко и вечерами, если им поручали срочную работу. Если же выдавался свободный вечер, они проводили его в таверне наземного Ост-ин-Эдила или отправлялись на поляну песен, располагавшуюся на опушке древесного Ост-ин-Эдила. Правда, за время работы над кольцами Горм с Фандуилом успели забыть, когда в последний раз навещали эти места.

Наутро они встали ни свет ни заря и поспешили в кузницу, надеясь успеть туда до прихода мастера. Но когда они, запыхавшись, влетели в дверь, то первым, что они увидели, был Келебримбер, который с интересом разглядывал меч Фандуила, лежавший у него на ладонях.

Оба ученика глянули на меч, затем на лежавший на лавке топор, затем друг на друга, затем на мастера.

– Мы закончи… – хором начали они, перебив друг друга, и замолчали.

Мастер Келебримбер перестал разглядывать меч и остановил взгляд на учениках. Высокий и стройный, темноволосый, как большинство нолдоров, он считался красивым даже среди Перворожденных. Его безупречная золотистая кожа выглядела покрытой легким загаром, хотя была такой от рождения. Солнце было не властно над кожей Перворожденных, как и погодные условия, поэтому кожа каждого из эльфов в течение жизни сохраняла оттенок, доставшийся от предков. Серые глаза Келебримбера – типично эльфийские глаза, миндалевидные, чуть раскосые – смотрели спокойно и внимательно.

Горм прокашлялся и начал снова:

– Мы закончили работу, учитель.

– Вечера вечером кольца смотрел сам Аннатар и одобрил их, – добавил Фандуил.

– Да, я тоже посмотрел их, – кивнул Келебримбер. – Хорошая работа. Теперь на кольца осталось наложить заклинание приязни. Поскольку еще не родился гном, способный выполнить такое заклинание, я сделаю это сам.

– А что теперь мы будем…

– А что теперь нам будет…

Они снова перебили друг друга и снова замолчали.

– Вам? – Келебримбер на мгновение задумался, и им вдруг показалось, что в глубине его серых глаз скользнула тайная искорка улыбки. – А теперь вам нужно будет пойти и нарезать тисовых веток для луков. В мастерской осталось мало сырья.

Эта работа была, пожалуй, даже почетной. Мастер никогда не послал бы неопытного новичка за древесиной для луков, потому что искусство изготовления лука начиналось с умения выбрать и срезать подходящую ветку. Никто из эльфов не позволил бы попусту портить деревья и ценное сырье.

– Да, учитель! Мы мигом!

Оба так поспешно развернулись к выходу, что непременно столкнулись бы лбами, если бы голова Горма не находилась на уровне груди Фандуила.

– Постойте! – окликнул их Келебримбер. Тайный огонек улыбки в глазах мастера проявился и выскользнул наружу. – Вы забыли взять свои поделки.

***

Они отнесли оружие домой и пошли за тисовыми ветками. Подходящие деревья росли и в окрестностях древесного Ост-ин-Эдила, но только невменяемый рискнул бы навлечь на себя гнев эльфов, занявшись заготовкой сырья рядом с их жилищами. В ближних лесах трудно было найти хорошую древесину для луков, поскольку заготовки велись постоянно, зато в трех лигах к северу начинался большой смешанный лесной массив. Он тянулся вдоль Мглистых гор до самого северного края хребта.

Этот лес был известен каждому ученику как превосходный источник поделочного сырья, в том числе и древесины для луков. Горм и Фандуил отмахали четыре с лишним лиги по дороге, а затем свернули в чащу. Здесь росло множество тисов подходящего возраста, и эльф с гномом за короткое время нарезали по вязанке сучьев, хотя придирчиво выбирали каждую ветку. Засунув топоры за пояс, они взвалили на себя вязанки и вернулись на дорогу.

Там они заметили одинокую фигуру путника, направлявшегося в Ост-ин-Эдил. Это был долговязый парень-атани с растрепанной шевелюрой льняного цвета. Издали его даже можно было бы принять за эльфа – но только если бы он стоял, потому что ни у кого из эльфов просто не могло быть такой угловатой и размашистой походки. На плече парня висела лютня в кожаном чехле, подпрыгивавшая в такт каждому его шагу.

Горм и Фандуил с одного взгляда определили в нем бродячего музыканта и потеряли к нему всякий интерес. Музыканты-атани нередко заходили в Ост-ин-Эдил, чтобы послушать эльфийскую музыку и добавить в свой репертуар несколько эльфийских песен. Парень, однако, тоже заметил их и живо заинтересовался ими.

– Эй! – закричал он им в спины. – Эй!

Они остановились и оглянулись. Парень впритруску заторопился к ним, поддерживая локтем прыгающую на плече лютню.

– Подождите! – крикнул он на бегу. – Скажите, далеко мне идти до Ост-ин-Эдила?!

Он подбежал и остановился в нескольких шагах перед ними. У него было открытое лицо с едва намечавшимся пушком над верхней губой и жизнерадостный взгляд, с юношеским любопытством устремлявшийся на все, что попадалось навстречу.

– Сколько еще осталось до Ост-ин-Эдила? – повторил он.

– Четыре с половиной лиги, – ответил Горм.

– А я не собьюсь с пути?

– Нет, дорога прямая.

– А вы туда идете, да? – спросил парень. – Ой, да ты ведь – гном!

– Ну, гном, – неодобрительно подтвердил Горм. – Ну и что, что гном?

– Да просто я никогда не видел гномов. А тут живой гном – вот здорово! – Любопытный взгляд парня перескочил на Фандуила. – А ты – уж не эльф ли? У тебя глаза вон какие большущие да зеленые.

– Эльф. – Фандуил не стал добавлять, что он из авари, потому что люди редко разбирались в тонкостях эльфийского происхождения.

– А где же твои уши?

– Как где? На своих местах, конечно.

– Но почему тогда их не видно? – Парень бесцеремонно подскочил к Фандуилу и начал разглядывать его уши. В отличие от человеческих, внешний край верхней части ушной раковины эльфа заканчивался не закруглением, а небольшим уголком. – Я-то думал, что они торчат, а тут всего-ничего, – разочарованно протянул он.

– А почему ты решил, что они должны торчать? – спросил опешивший Фандуил.

– Да у нас в городе все называют эльфов торчкоухими. Я и думал, что уши у вас точь в точь как у сказочного заморского зверя азинуса.

Эльф с гномом переглянулись. Непосредственность этого парня превосходила все мыслимые пределы.

– Ты еще скажи, что у нас носы как у сказочного заморского зверя олифанта, – нашелся наконец Фандуил.

– Ох, вот умора-то! – рассмеялся парень. – А как там, в Ост-ин-Эдиле – там вправду кормят даром? Меня там накормят?

– Накормят, – подтвердил гном. – И накормят, и поселят, и не выгонят – пока будешь вести себя прилично и не будешь бездельничать.

– Это хорошо. Я буду играть эльфам на лютне.

Фандуил с Гормом снова переглянулись.

– А вы сюда за хворостом пришли? – спросил парень. – Неужели вы его за четыре с половиной лиги от дома собираете?

– Нет, это сырье для луков, – снизошел до объяснения эльф.

– Давайте, я с вами пойду, раз нам по пути. Меня зовут Рамарон, – представился он, не дожидаясь их согласия.

– А что это имя означает на вашем языке? – полюбопыствовал Фандуил. Он неплохо знал язык атани, но такого слова еще не слышал.

– Это? Ну… – Парень слегка смутился. – Голосистый.

– Если бы только голосистый, – хмыкнул гном. – Как мне известно, у них так называют не просто парня с широкой глоткой, но еще и такого, кто разевает эту самую глотку где не надо и когда не надо. Короче говоря, горлан или пустозвон – сам выбирай, что больше нравится. И еще такого, кто вечно сует нос не в свое дело.

5
{"b":"1858","o":1}