ЛитМир - Электронная Библиотека

– В этих краях много орков? – мгновенно насторожился Горм.

– Сейчас они не живут поблизости, хотя обязательная маскировка у нас была принята именно из-за орков. В Первую эпоху они постоянно шастали по лесу, но теперь не заходят сюда – со времен Войны Гнева, после того, как у нас было тяжелое сражение с ними. Мы тогда истребили большинство нападающих, а остатки орков ушли на север и поселились за Эребором. Кроме них, в тех местах живет огромное количество гоблинов, но здесь они тоже не бывают.

Выяснив, что орков и гоблинов можно не опасаться, гном все-таки решил разузнать побольше о местных хищниках и спросил о них Фандуила.

– Я надеюсь, что мы сумеем избежать столкновения с ними, – ответил тот. – Если они встретятся нам днем, я постараюсь уговорить их не трогать вас, хоть я не из Старших. Не получится – будем защищаться. По ночам я буду ставить маскировочную завесу на лагерь – но это не означает, что нам не понадобится ночная стража.

Горм и Рамарон с опаской последовали за ним в глубины этого таинственного леса. Несмотря на душный воздух, идти здесь было значительно легче, чем по глубокому снегу, поэтому за день они проходили вдвое больше, чем прежде. Легконогий эльф тенью скользил по лесу, заставляя напрягаться даже неутомимого Рамарона и тяжело пыхтеть – коротконогого гнома. Он то и дело спохватывался, с заметным усилием приноравливаясь к шагу своих спутников, но затем близость дома снова ускоряла его шаги.

Теперь Фандуил охотился не в пути, а вечерами, пока Горм и Рамарон запасали дрова на ночь и ставили котелки на огонь. Перед уходом он обходил стоянку по кругу, шепча при этом заклинания, чтобы защитить ее на время своего отсутствия. Случалось, эльф задерживался на охоте и возвращался в лагерь, когда вода в котелках наполовину выкипала, но всегда был с добычей. Вместе с дичью он приносил клубеньки и луковицы, а также грибы и вечнозеленые травы, даже в зимнее время обычные в этом никогда не промерзающем лесу.

За время пути через Сумрачный лес им не довелось столкнуться ни с одним из описанных Фандуилом хищников. Правда, эльф несколько раз останавливал товарищей, чуя поблизости опасного для них зверя, и приказывал затаиться, пока тот не уйдет подальше. Когда они усаживались в укромном месте, он делал разводящий жест руками, сопровождаемый защитными и отпугивающими заклинаниями. Случалось, они сидели в таком укрытии по полдня, пока чутье Фандуила не подсказывало ему, что хищник уже поохотился или удалился.

Приближение весны они заметили не столько по потеплению, сколько по возросшей сырости. Воздух стал влажным, сверху закапало – сначала редкими отдельными каплями, а затем проворными торопливыми цепочками, а кое-где и тонкими прерывистыми струйками. То тут, то там раздавалось гулкое уханье проваливающегося сквозь ветви снега. Фандуил посоветовал друзьям держаться подальше от участков капели, так как верхушечный снеговой покров был там наиболее слабым.

Наконец наступил день, когда впереди забелело, и вскоре они вышли на редколесье, где раскидистые деревья-гиганты стояли гораздо реже, чем в лесу, а земля под ними была покрыта подтаявшим снегом. На них виднелись деревянные помосты, сходные с навесными верандами ост-ин-эдильской дубравы, но располагавшиеся значительно выше. Фандуил объяснил, что эта традиция сложилась в эпоху войн с орками, а затем вошла в привычку, хотя в нынешние времена можно было бы ставить помосты и на нижних ветвях.

К помостам вели веревочные лестницы, соединявшие нижний ярус ветвей с землей. С нижнего яруса жильцы, похоже, взбирались наверх прямо по ветвям. На некоторых деревьях копошились фигурки эльфов, расчищавших свои помосты от снега.

– Торопятся переселиться на воздух, – кивнул на них Фандуил. – Хоть мы и зимуем в пещерах, никто у нас не любит подолгу жить под землей.

– Вы, наверное, пещеры делать не умеете, – немедленно изрек Горм, которому не верилось, что кому-то может не нравиться жить в надежном и благоустроенном, защищенном от всех капризов погоды подземном жилище. И уж конечно, не в таком, откуда в любое мгновение можно свалиться вниз с головокружительной высоты. – Вам давно нужно было нанять для подземного строительства кого-нибудь из нас, гномов.

– Сначала посмотри, как у нас там, а после советуй, – весело откликнулся всматривавшийся вперед эльф. – Вон уже и Быстрица показалась…

– А сколько вас здесь живет? – полюбопытствовал Рамарон. – Это, надеюсь, не военная тайна?

– Нет, это не тайна – нас сейчас здесь около тысячи. У нас еще примерно сотни четыре коней – эльфийских, естественно. На зиму мы ставим их в подземные конюшни в северной части горы, а летом они пасутся в пойме реки под охраной, хотя они, конечно, никогда не потеряются и не подпустят к себе чужого. Когда-то наш народ был многочисленнее, но мы до сих пор не оправились от потерь, понесенных в том сражении, когда был убит Гил-эн-Мор. Палландо пытался спасти правителя, но они оба остались на поле боя.

– Погибли, значит, – сочувственно заметил Горм.

– Гил-эн-Мор погиб, но для айнура потеря тела – это еще не гибель. Говорят, в ту эпоху Палландо был эльфом, таким же, как все авари – высоким, черноволосым и белокожим. Старшие рассказывают, что он был редкостным красавцем. Он вернулся к нам лет двести спустя, уже в облике старого атани, сказав при этом, что в таком виде удобнее разгуливать по Средиземью, хотя с тех пор носа он не высовывал из Мирквуда. Кое-кто из Старших даже шутит, что он принял этот вид, потому что ему надоело постоянное внимание наших женщин. – Фандуил кивнул на открывшуюся перед ними реку, через которую шел каменный мост: – Вот мы и пришли.

***

Оба берега Быстрицы были здесь высокими и обрывистыми, чуть ниже по течению расширяясь в пойму. Между ними был перекинут мост, широкий, надежный, прямой как натянутая нить, с каменными резными перилами и фигурными столбиками. На другой стороне реки он упирался в сплошные бронзовые ворота с рельефной отделкой в виде ветвей и листьев, встроенные в отвесную скалу.

Ворота были наглухо закрыты, но Фандуил уверенно повел своих товарищей через мост. Когда он оказался в двух шагах от входа, створки медленно разошлись. Из темного прохода за ними повеяло теплым воздухом с запахами древесины и сухих ароматических трав.

– Проходите, – кивнул эльф друзьям. – Как только я войду, ворота закроются.

– Как они это делают? – тут же спросил его Рамарон.

– Магия. Заклинание, по которому они открываются для жителей Мирквуда. Его специально настраивают на каждого из нас, чтобы оно распознавало своих.

Когда ворота захлопнулись за его спиной, внутри оказалось ничуть не светлее, чем в гномьих пещерах. Рамарон едва успел разглядеть входной зал правильной формы, с барельефами на стенах, с куполообразным многогранником потолка.

– Я опять ничего не вижу, – обиженно пробормотал он. Горм, как обычно, взял его за руку.

– Куда теперь, Фандуил? – спросил гном.

– Прямо к Палландо, – не задумываясь, ответил эльф. – Хотя у меня есть право приводить сюда гостей, будет лучше, если он поддержит меня. Иначе… – он запнулся и замолчал.

– Что иначе? – мгновенно отозвался Рамарон.

– Это покажется моим родным очень странной причудой, – нехотя закончил Фандуил. – Если бы я не принадлежал к королевскому роду, я должен был бы оставить вас на опушке леса, а затем испросить высочайшего разрешения короля Трандуила привести вас сюда. И еще неизвестно, что он ответил бы.

– Так ты, Фандуил, принц?! – изумился бард. – Что же ты раньше молчал?

– А что бы это изменило? В конце концов, я не наследный принц, а так… правнук троюродной сестры Трандуила, хотя у нас и такое родство считается королевской кровью. Поэтому бери пример с меня и не обращай на это внимания.

Фандуил повел своих спутников по коридорам. Эльфийское подземное жилище было невелико по сравнению с гномьими пещерами. Несколько коридоров и пара лестниц вверх – и они остановились у резной деревянной двери, не встретив никого по пути.

51
{"b":"1858","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дикий
Расколотый разум
Лис Улисс и долгая зима
Скорпион Его Величества
Статистика и котики
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Моцарт в джунглях
Башня у моря
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий