ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дама из сугроба
Смертный приговор
С жизнью наедине
Три факта об Элси
Девушка, которая играла с огнем
Фирма
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Триумфальная арка
Оружейник. Приговор судьи

– Ну и насмешил ты нас! – отдышался наконец важный гном. – Полугном – надо же такое сказать! Запомни, болван, ни эльфы, ни гномы не портят свою кровь, мешая ее с чужеродной. Это делают только гоблины да орки – не будем говорить о вас, аданах.

– Тоже мне, нашли орка! Да я на орка похож не больше, чем на гнома!

– На тебе шлем, который мог тебе достаться от папаши-орка.

– Вот этот шлем? Я думал, он гномий.

– Может, ты еще думал, что у нас не узнают шлем легендарного воителя Торгрима, который пропал без вести вместе со своим отрядом, когда оборонял клан от орков!

– Но я нашел его уже здесь, под землей!

– Здесь?

– Да, и надел, чтобы защититься от камней. Неужели я стал бы носить на голове это корыто, которое все время на нос сползает!

– Где ты его нашел? – взволнованно подлетел к нему гном, пропустив мимо ушей неподобающие высказывания в адрес легендарного шлема.

– Там, за озером… да мало ли где! – Рамарон безошибочно почувствовал себя хозяином положения. – Я едва держусь на ногах, я умираю с голода, а вы меня расспросами донимаете! Я больше ни слова не скажу, пока меня не накормят!

Эти слова наконец заставили гнома вникнуть в бедственное положение пришельца.

– Ладно, – согласился он, оценивающе глянув на Рамарона. – Сейчас тебя накормят, а пока садись сюда.

Он кивнул на скамью у стола. Рамарон с облегчением плюхнулся на нее, а гном заглянул в соседнюю комнату и что-то прокричал туда. Вскоре оттуда появилась гномиха неопределенного возраста, такая же важная и нарядная, как и позвавший ее гном. Она несла поднос, заставленный мисками, посреди которых красовался вместительный кувшин с пивом.

Содержимое подноса было поставлено перед Рамароном, который жадно принялся за еду. Все это время гном расхаживал по комнате, поглядывал то на гостя, то на шлем и что-то бормотал себе под нос, чтобы облегчить процесс мышления. Когда Рамарон опустошил миски и прикончил пиво в кувшине, гном уселся на скамью по другую сторону стола.

– Ты, говоришь, нашел этот шлем под землей? – вернулся он к прерванному разговору.

– Да, – подтвердил Рамарон. – Пока я там плутал, я набрел на длинный зал, в котором когда-то было сражение. В зале на полу лежало множество скелетов, а среди них был и этот в шлеме.

– Значит, ты нашел место последней битвы великого Торгрима! – воскликнул гном. – Ты сумеешь найти его снова?

Рамарон был уверен, что не разыщет тот зал даже под страхом собственной смерти.

– Боюсь, что нет. Я нашел бы дорогу туда от озера. Там поблизости большое подземное озеро, может, знаете?

– У нас под землей не одно озеро. Но это пустяк для такой цели, как поиск останков Торгрима. Мы соберем поисковую группу, и вы обойдете все озера…

– Что-о?!! – перебил его Рамарон. – Опять туда, в эти подземелья?! Да я ни за что туда больше не сунусь!!!

Гном смерил его неодобрительным взглядом.

– Ты пока у нас, а мы тебя сюда не звали. Полгода назад вождь Ньялл запретил чужакам вход в Габилгатхол, а ты пробрался сюда тайком. Как ни крути, по нашим законам ты – вор, шпион и нарушитель воли вождя, понимаешь?

– Но я же не нарочно! Я только зашел в заброшенный ход посмотреть и заблудился!

– А раз не нарочно, значит, ты нам кое-чем обязан – как-никак это мы подобрали тебя и накормили. Если ты поможешь нам найти тот зал, ты будешь почетным гостем нашего клана. Вождь Ньялл в последнее время не жалует ни эльфов, ни аданов, но, думаю, сделает исключение для адана, разыскавшего останки Торгрима.

Рамарон понял, что выбор у него невелик – либо почетный гость, либо преступник.

– Ну если так… – вздохнул он.

– И еще, – гном послал выразительный кивок на его голову. – Этот шлем тебе ни к чему, а для нашего народа это святыня. Понятно?

– Отдать его, что ли? – догадался Рамарон.

– Ты получишь хорошее вознаграждение и уважение нашего народа.

Это было не самое плохое предложение, потому что гномы могли просто прикончить его и забрать шлем себе.

– Ну если святыня… Мне он все равно велик.

– Значит, договорились, – обрадовался гном. – Меня зовут Нарин, я веду торговлю клана Ньялла.

– А я – Рамарон, бард, – напомнил Рамарон. – Я могу спеть, если меня здесь захотят слушать.

– А где же твой инструмент?

– В лесу на стоянке остался вместе с вещами. Можно, я схожу туда за ними?

– Это успеется. Сначала я доложу вождю Ньяллу о тебе и о находке, затем отведу тебя к нему на прием, где ты преподнесешь ему шлем. Ньялл сам назначит тебе вознаграждение. Затем ты вернешься ко мне и будешь жить у меня под присмотром, пока не будут найдены останки Торгрима.

Рамарон сообразил, что он будет здесь не почетным гостем, а почетным пленником.

– Скажи мне, почтеннейший Нарин, могу ли я встретиться с Коугниром? – поинтересовался он.

– Ты знаешь Коугнира? Откуда?

– Собственно, к нему я и шел. Мне говорили, что сейчас он в Синих горах, но я не знал точно, в каком клане.

– Что тебе нужно от Коугнира?

– У меня к нему сообщение от одного его знакомого, – уклончиво сказал Рамарон. – Я направлялся в эти края, вот меня и попросили зайти…

– Его здесь нет – он жил в клане Браина, а недавно ушел в Тумунзахар. Там какие-то неприятности с Грором, вождем шестого клана. Коугнир обещал вернуться в Габилгатхол после того, как разберется там, вот тогда и передашь свою весточку.

– Ясно. Может, мне хотя бы Горма можно повидать? Это мой попутчик, он шел из Казад-Дума гонцом в клан Браина. Я попрошу его принести мое имущество и лютню, а то ведь все пропадет, почтеннейший Нарин!

Нарин смягчился. Потеря имущества была несчастьем, способным разжалобить любого гнома.

– Наши кланы сейчас не в ладах, но так и быть. Как вернусь от Ньялла, схожу за твоим Гормом.

***

Но когда Нарин собрался идти за Гормом, гнома там уже не было. За те двое суток, которые Рамарон проскитался по подземным катакомбам, Горм успел побывать на приеме у вождя и узнать, что Коугнир ушел в клан Грора. Едва освободившись от обязанностей гонца, он поспешил к друзьям.

На стоянке он обнаружил только два котла, прикрытых листьями болотного лопуха и стоявших рядышком у давно прогоревшего костровища. Листья на котлах завяли и съежились. Заглянув под них, Горм обнаружил кашу, в которой кишели мухи, и чай, на поверхности которого плавала масса мелких лесных насекомых.

Гном встревоженно оглядел стоянку, но не обнаружил никаких следов драки. Дорожных вещей тоже не было. Обыскав окрестные кусты, он наконец наткнулся на вещи, аккуратно сложенные под ветвями. Это подсказало ему, что Фандуил с Рамароном оставили стоянку не внезапно. Видимо, они надолго ушли, но собирались вернуться.

Горм помыл котлы и сел дожидаться друзей. Ближе к вечеру он развел костер и стал готовить ужин к их возвращению. Но они не возвращались, и он снова забеспокоился. Походив вокруг стоянки, он не обнаружил никаких следов – Фандуил переоценил гномов, когда подумал, что след Рамарона будет виден даже гному – и вернулся к костру. Было ясно, что какие-то загадочные обстоятельства заставили его друзей покинуть лагерь. Не зная, что предпринять, Горм решил дождаться утра.

К утру его друзья не вернулись, и он понял, что с ними что-то случилось. Не имея ни малейшей зацепки, гном не представлял, где и как их искать. Волей-неволей его мысли вернулись к Коугниру – конечно же, айнур наведет свое колдовство и мигом все узнает. Эта мысль так обрадовала Горма, что он не мешкая засунул вещи обратно в куст и помчался в Тумунзахар.

Клан Грора населял западную часть города, имевшую наружные выходы со стороны Линдона. Чтобы попасть туда поверху, нужно было выйти на дорогу, вернуться к мосту через Лун и пересечь его, а затем идти по берегу на западный склон южной части кряжа. Несколько дней спустя Горм пришел к главным воротам клана и постучался в них.

Это были те самые ворота, через которые когда-то сюда входил Келебримбер. Чугунные створки распахнулись и изнутри донесся басистый голос стражника:

63
{"b":"1858","o":1}