ЛитМир - Электронная Библиотека

Над телом склонился Коугнир. Рокочущий голос айнура произносил заклинание, каждое слово которого дышало силой.

– Постойте! – раздался хриплый шепот стражника. – Если вы помешаете мастеру, наш правитель умрет!

Все трое застыли на месте. Коугнир договорил заклинание и вгляделся в лицо вождя. Тот шевельнулся и застонал.

– Может, и обойдется, – сказал айнур вполголоса, обернувшись к остальным. – Я пока останусь здесь, а стража пусть уходит. Здесь слишком шумно для него.

– Он будет жить? – обрадовался Нарин.

– Это скоро выяснится. Его жизненная сила очень ослаблена, поэтому я передал ему часть своей силы. Но я почти не занимаюсь целительством и у меня не было времени на подготовку ритуала передачи.

Нарин на цыпочках подошел к постели и заглянул в бородатое лицо правителя. Оно было мертвенно-белым, и только едва заметное шевеление волосков под ноздрями говорило о дыхании.

– Что здесь случилось, мастер Коугнир? – спросил он шепотом.

– Я еще не спрашивал стражу, – так же тихо ответил айнур. Он оглянулся на дверь и увидел Горма с Фандуилом. – И вы здесь…

– Они же с вами, мастер Коугнир, – извиняющимся тоном сказал Нарин. – Они увязались за мной, а у меня не было распоряжений насчет них.

– Ничего, Нарин, все в порядке. Я побуду с Ньяллом, а ты выясни у стражников, что здесь случилось. Всех, кто что-нибудь видел или слышал, посылай ко мне. Когда закончишь с ними, распорядись, чтобы сюда прислали сиделку.

Нарин ушел. Нахмуренный взгляд Коугнира остановился на друзьях. Айнур молчал, но Фандуил почему-то почувствовал потребность оправдаться.

– Я подумал, вдруг мы понадобимся, чтобы уничтожить кольцо…

– Вы кому-нибудь говорили о кольцах?

– Нет, что вы, мастер! Зачем?

– Вот и я думаю – зачем? Кроме вас и меня… ну, и самого Ньялла, никто здесь не понимает назначения его кольца. Тем не менее, когда я пришел сюда, кольца на Ньялле не было, а добровольно снять кольцо он не мог. Сам он был в беспамятстве, вызванном пропажей кольца. Его тело уже слишком развоплощено, чтобы обходиться без поддержки черной магии. Я едва успел приостановить агонию и не уверен, останется ли он в живых.

– А он станет призраком, если умрет? – опасливо спросил Горм.

– Нет, без кольца он им не станет – но хотел бы я знать, куда оно подевалось…

Фандуилу вспомнилась внутренняя борьба Ньялла с черной магией кольца.

– Может, он все-таки заставил себя снять кольцо, – предположил эльф. – Я видел, его затронули ваши слова о призраке. Он понял, что ему угрожает.

– Тогда оно должно быть где-то здесь. – Взгляд Коугнира обшарил пол. – Если Ньялл снял кольцо и ему стало дурно, оно могло выпасть из его руки и куда-нибудь закатиться. Давайте посмотрим…

Все трое ползали по полу, пока не обшарили каждую щелку.

– Может, в постели? – Горм кивнул на скомканные покрывала, среди которых лежал Ньялл.

Коугнир поводил над ними ладонью, пытаясь обнаружить источник магии.

– Здесь тоже нет.

– А не прихватил ли его кто-нибудь из стражников? – предположил Фандуил.

– Думай, что говоришь! – возмутился Горм. – Может, это эльфы таскают друг у дружки, но у нас имущество неприкосновенно, тем более имущество вождя!

– Горм, я не имел в виду, что у вас… но кольцо-то особенное! Оно могло повлиять на стражника.

– Нет, издали оно бессильно, – сказал Коугнир. – Сначала нужно не только надеть его на руку, но и впустить в сердце.

В это время в спальню заглянул стражник:

– Мастер Коугнир, меня послал Нарин! Он велел мне рассказать вам, что мы видели и слышали.

– Рассказывай.

– Мы стояли у главного входа, как обычно. Вдруг со стороны опочивальни раздался крик, в котором я узнал голос его величества. Мы прибежали сюда, а здесь его величество на полу и вроде как в припадке, но узнал нас. Мы бросились его поднимать, а он – скорее, говорит, догоните вора и верните мое кольцо. Кого, спрашиваем – адана этого, говорит. И Коугнира, говорит, сюда – а затем дернулся и замолчал. Я стал укладывать его в постель, а напарник поднял тревогу.

– Адана, значит… – понимающе протянул Коугнир и перевел взгляд на Горма с Фандуилом. – То-то я удивлялся, почему с вами нет Рамарона. Ясно, не потому, что он захотел поспать, пока вы не вернетесь.

– Да, его не было в постели, когда мы собирались сюда, – подтвердил Фандуил. – И довольно-таки давно, потому что его постель остыла.

– Понятно. – Взгляд Коугнира вернулся к стражнику. – Как вор мог проникнуть сюда?

– Думаю, через задний вход – там нет почетного караула. Когда наши прибежали по тревоге, я сразу направил их туда, но там уже никого не было. Весь город в это время спит, поэтому коридоры были пусты. По тревоге все выскочили наружу, но вор успел миновать центральную часть города. Первый сигнал о том, что его видели, пришел от спуска в рудники – там всегда дежурят шахтеры. Наши побежали туда и теперь гоняются за ним по шахтам.

Стражник замолчал и прислушался к отдаленному рокоту сигнала.

– Они сейчас на окраине рудников, – сообщил он. – Парень бежит прочь от города, окружить его пока не удалось, но его местонахождение известно. Сейчас как раз идут сообщения, какие коридоры нужно перекрыть, чтобы не дать ему уйти.

Коугнир тоже прислушался. Кое-что из сигналов было понятно айнуру, но за тысячелетия дружбы с гномами он так и не научился разбираться во всех хитросплетениях гномьего стукового языка. Неумолчный перестук гномьей тревоги явственно доносился до покоев правителя, подхватываемый и передаваемый жителями Габилгатхола по всему городу и окрестностям. Ему вторило шумное сопение стражника, переминавшегося с ноги на ногу в дверях опочивальни.

– Возвращайся на пост, – отпустил его айнур. – Как появятся новости, немедленно докладывай мне.

Стражник ушел, и они остались втроем. Коугнир подошел к постели и взглянул на спящего правителя. Смертельная бледность не сходила с лица Ньялла, дыхание было слабым и затрудненным.

– Пожалуй, это первый случай, когда я одобряю воровство, – бормотал айнур, проделывая лечебные пассы. – Безрассудства парню не занимать, но и ловкости тоже… Еще немного – и Ньяллу бы не выкарабкаться, а так… гномы живучи…

Горм и Фандуил молча наблюдали за ним. Их куда больше волновало не здоровье Ньялла, а судьба Рамарона, за которым гонялась толпа вооруженных гномов. Наконец Коугнир опустил руки и отошел от ложа.

– Мастер Коугнир, вы ведь заступитесь за Рамарона? – Фандуил не столько спрашивал, сколько напоминал ему об этом. – Он же это ради нас сделал.

– Разумеется, заступлюсь. Если Ньялл поправится, он сам поймет, от чего его спасли, и будет благодарен парню. Если же он умрет, я постараюсь убедить его подданных, что это случилось для их же блага.

Горм прислушался к доносящемуся издали стуку:

– Рамарона окружили. Сигнал передает, что все пути для него отрезаны.

– Надеюсь, он не будет сопротивляться, – озабоченно пробормотал Коугнир. – Тогда его захватят живым, а там уж я сумею выручить его.

Фандуил услышал шаги за дверью и оглянулся. В опочивальню вошла гномиха в сопровождении Нарина.

– Вот, привел сиделку, – сказал Коугниру гном.

– Хорошо, – кивнул тот. – А теперь беги скорее к ловцам и скажи, чтобы вора брали только живьем. Если кто-то причинит ему хоть малейший вред, тот будет иметь дело со мной. Когда его схватят, пусть ведут прямо сюда.

Пока Коугнир объяснял сиделке, что ей делать и как заботиться о Ньялле, Горм с Фандуилом чувствовали себя как на иголках. Даже если парень пустился в эту авантюру, не посоветовавшись с ними, они не могли не сознавать, что он рисковал жизнью ради их дела. Через какое-то время, показавшееся им вечностью, сигнал тревоги затих.

– Поймали, – буркнул Горм.

Теперь оставалось недолго ждать. Что бы там ни случилось, гномы придут сюда, к правителю. Действительно, вскоре в коридоре раздалось буханье двух десятков обутых в кованые башмаки ног, а затем в опочивальню вошли несколько гномов во главе с Нарином. С ними был Рамарон, которого держали за локти двое стражников – встрепанный, помятый, с подбитым глазом и разбитым носом, но живой. Горм и Фандуил встрепенулись, увидев его, но Коугнир жестом приказал им оставаться на месте. Он окинул парня оценивающим взглядом и укоризненно покачал головой:

75
{"b":"1858","o":1}