ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
История мира в 6 бокалах
Темная комната
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Запад в огне
Воскресное утро. Решающий выбор
Секрет индийского медиума
Шесть столпов самооценки
Список заветных желаний
Атлант расправил плечи

Когда Карелла снова пришел в канцелярию, с ним был полицейский-переводчик. Это случилось через два дня после кражи со взломом. Во вторник, седьмого февраля. Фирма, где она работала, называлась «Эндикотт мейл ордер, инк.».

Тедди это помнила несмотря на то, что с тех пор прошло много лет. Она ведь надписывала адреса на конвертах. Не такая уж простая работа — большая часть коммерческой деятельности «Эндикотт мейл ордер» держалась на переписке.

А почему бы им было не использовать почтовых голубей?

Карелла уже допросил всех служащих канцелярии и теперь пришел с переводчиком, умевшим разговаривать с глухонемыми. Тедди сразу же вообразила, что он считает ее основной подозреваемой.

— Я подумал, что переводчик поможет нам сэкономить время, и потому привел его с собой, — сказал Карелла, а Тедди подумала: «Слава Богу, он ни в чем не подозревает меня. Он просто принял меня за дурочку».

Но у него этого и в мыслях не было.

Он хотел только узнать, имел ли кто-нибудь из людей, приносивших и забиравших почту, доступ к ключу от парадной двери.

— Видите ли, — произнес детектив и подождал, пока переводчик переведет его слова на язык глухонемых, — ни на двери, ни в замочной скважине нет характерных зазубрин.

Значит, подумал я, они пользовались не отмычками, а настоящим ключом.

Посмотрел на быстро мелькавшие пальцы переводчика.

— Много людей приносят и уносят почту и товары, — ответила Тедди.

— Что она сказала? — спросил Карелла.

— Много уносят и приносят, — сказал переводчик.

— Имена, — попросил Карелла. Он решил, что, выражаясь короткими фразами, он значительно упростит свою работу. — Может ли она назвать мне имена?

Снова замелькали пальцы переводчика.

Она следила за их движениями. Огромные карие глаза.

Никогда в жизни Карелла не видел таких карих глаз.

— По именам я знаю немногих, — ответила жестами Тедди. — Они мне известны по названиям своих компаний.

— Она знает только названия компаний, — сказал переводчик.

Тедди внимательно следила за его губами, а потом покачала головой.

— Я знаю по именам только нескольких посыльных, поправила она переводчика, — но не всех.

Переводчик пожал плечами.

— Что она сказала? — спросил его Карелла.

— Она сказала, что знает по именам нескольких посыльных.

— Почему же вы мне это не перевели?

— Я перевел, — заявил переводчик и снова пожал плечами.

— Я хочу слышать все, что она говорит.

— Ладно, — пробормотал переводчик. «Чтоб ты сдох», говорил его взгляд.

— Попросите ее написать их для меня. Все названия компаний и имена людей.

Тедди начала писать.

— Всегда ли ключ висит на одном и том же месте? — спросил детектив.

Тедди подняла на него глаза. Переводчик перевел.

— Да, — жестами ответила она. — Потому что мы держим парадную дверь на запоре, а когда кто-нибудь идет в туалет, он берет с собой и ключ от двери. А потом снова вешает его на место.

Дверь запиралась на замок с подпружиненным языком.

Ключ висел на раме, позади рабочего стола Тедди, рядом с ключом от мужской комнаты и ключом от женской комнаты. Опытному грабителю не было необходимости красть ключ, чтобы проникнуть в помещение. Отпереть замок он мог при помощи кредитной карточки. Грабитель, работавший в конторе, взял ненадолго ключ и повесил его на место перед тем, как покинул помещение. Сбил полицию со следа, возможно вообразил он. Залихватский грабитель, который не счел нужным маскировать отсутствие характерных признаков взлома. Он просто вешает ключ на место перед своим уходом и все. Специалист высшего класса этот грабитель. Карелла готов был спорить на свою недельную зарплату, что им был один из мальчишек, приносивших и уносивших почту и товары. На двухнедельную зарплату.

Он смотрел, как она составляет список.

Короткий список.

Размером с плитку жевательного табака.

— Спросите ее, полный ли это список, — велел он переводчику.

Тедди считала вопрос с его губ и ответила на него до того, как переводчик успел перевести первое слово.

— Да, — ответила Тедди жестами. — Это все, кого я смогла вспомнить.

— Спросите у нее, примет ли она мое приглашение пообедать со мной завтра вечером? — сказал Карелла.

— Что? — не понял переводчик.

— Спросите у нее.

Переводчик пожал плечами. Снова замелькали его пальцы. Тедди внимательно следила за их движениями. Потом повернулась и удивленно посмотрела на Кареллу. Сделала несколько жестов пальцами.

— Она желает знать, почему вы ее приглашаете, — произнес переводчик.

— Скажите ей, что я нахожу ее прекрасной.

Переводчик перевел это на язык глухонемых. Тедди ответила на том же языке.

— Она говорит, что сама знает, как она прекрасна.

— Скажите ей, что я хотел бы поближе познакомиться с ней.

— Передайте ему, что завтра вечером я буду занята.

— Завтра вечером она будет занята.

— Ну тогда, может быть, пообедаем послезавтра днем?

— Я и тогда буду занята.

— Она и тогда будет занята.

— А вечером того же дня? В пятницу вечером. Пообедаем, а?

— В пятницу вечером я буду занята.

— В пятницу она будет занята весь день.

Карелла приблизил свое лицо к лицу Тедди.

— Послушайте меня, — сказал он. — Следите за моими губами, — он произносил каждое слово четко и внятно. — Может быть, позавтракаем в субботу утром?

Она следила за движением его губ.

— Завтрак. В субботу утром. Идет? — повторил он и улыбнулся.

Она покачала головой.

Карелла повернулся к переводчику и спросил:

— Она говорит «нет»?

— Именно это она и говорит, приятель.

Карелла взглянул на Тедди.

— Нет? — недоверчиво переспросил он.

Она снова покачала головой.

А потом правой рукой написала в воздухе слово, букву за буквой. Чтобы не было недоразумений.

Н...

Е...

Т...

НЕТ.

Грабителя он поймал три дня спустя. Мальчишке, приносившему конторским служащим обед из соседней столовой, пришла в голову великолепная мысль заставить фирму поделиться с ним своими доходами. Он разработал блестящий, по его мнению, план, украл ключ, ночью незаметно проник в помещение и унес оттуда целых 212 долларов. И угодил за это во Вторую городскую тюрьму минимум на три года.

Тогда ему было 18 лет, а из заключения он, значит, вышел в 21 год. А, может, и не вышел.

В пятницу 11-го февраля Карелла снова пришел в контору.

Тедди бережно хранила в памяти эти даты — ведь это было начало. Он доложил мистеру Эндикотту о результатах своего расследования и, выйдя из его кабинета, подошел к столу Тедди. Повторил все, что говорил ей прошлый раз. Она изучила его артикуляцию и считывала его речь прямо с губ. Переводчик ей был уже не нужен.

— Почему вы не хотите встречаться со мной? — с места в карьер спросил он.

Тедди пожала плечами.

— Скажите.

Она покачала головой.

— Пожалуйста, — настаивал он.

Она приложила палец к губам.

Она приложила пальцы к ушам.

И снова покачала головой.

— Так, значит, у нас с вами ничего не выйдет? — спросил он.

Тедди тяжело вздохнула и безнадежно развела руками.

«Каждому свое» было написано на ее лице.

Карелла внимательно посмотрел на ее лицо, заглянул в ее глаза, все понял и сказал:

— Нет, Тедди, это не так. В этом нет ничего плохого.

Она кивнула головой.

Есть, говорило ее лицо. И глаза ее говорили: «Да, есть».

Он пристально посмотрел на нее.

— Не понимаю, — произнес он. — Встречались ли вы когда-нибудь с мужчинами, которые... ну, которые слышат?

Она кивнула головой.

— И говорят?

Она снова кивнула головой.

— Встречались?

Кивок головой. Да, встречалась.

Только с одним, подумала она.

— Хорошо, — проговорил он. — А то мне показалось...

Она показала на него пальцем.

Покачала головой.

Написала пальцем в воздухе «Нет».

— Почему нет? — недоумевал Карелла.

20
{"b":"18582","o":1}