ЛитМир - Электронная Библиотека

– Шел мимо и решил зайти. Все в порядке? – спросил он.

– В полном, – ответил Клинг.

– Напали на след?

– Более или менее.

– Отлично! – с удовлетворением воскликнул Торр. – Сай был моим другом. Вы по-прежнему считаете, что это было наемным убийством?

– У нас несколько версий, – сказал Клинг.

– Хорошо, – ответил Торр.

– А почему ты не сказал, что имеешь судимость?

– Что?

– Два года в Кэстлвью за попытку вымогательства. Ты отбыл один год и был досрочно освобожден. Почему, Торр?

– Ах, да, – сказал Торр. – Наверно, вылетело из головы.

– Вот как.

– Я выбрал путь честного человека. Зарабатываю хорошие деньги. Быть преступником просто невыгодно.

– Равно как иметь друзей среди преступников.

– Каких друзей?

– У честного человека не должно быть друзей вроде Сая Крамера.

– У нас были чисто личные отношения. Я не интересовался его делами, и он не рассказывал мне о них.

– Но ты считал, что он во что-то замешан?

– Да, ведь Сай хорошо одевался и ездил в дорогом автомобиле. Естественно, я считал, что он занимается чем-то выгодным.

– Ты встречался с его девкой?

– С Нэнси О’Хара? Мистер Клинг, она – не девка. Если вы хоть раз видели ее, вы не назвали бы ее девкой. Совсем наоборот.

– Значит, ты с ней встречался?

– Только однажды. Сай проезжал с ней в своем кадиллаке. Я помахал рукой, он остановился и познакомил нас.

– Она утверждает, что ничего не знает о его делах. Ты думаешь, это правда?

– Да. Кто сказал, что женщине нужны мозги? Мозги находятся у них между...

– Значит, вы оба ничего не знали о делах Крамера.

– Я просто считаю, что Сай был замешан во что-то крупное, – сказал Торр. – А как же иначе? Мужик вдруг покупает пару автомобилей, роскошную квартиру, обставляет ее так, что у тебя глаза на лоб лезут – конечно, на это нужны деньги. И большие деньги.

– А что ты считаешь малыми деньгами?

– Когда их едва хватает на жизнь. Ясно?

– Нет, не ясно.

– Пара сотен в месяц. Да вам это известно лучше меня. А сколько ему платили?

– Достаточно, – ответил Клинг.

– Я имею в виду не крупные деньги, а те, которые он получал каждый месяц.

– Откуда ты знаешь, что были крупные деньги и ежемесячные взносы?

– Догадываюсь, – сказал Торр. – Мне кажется, что крупные деньги пошли на покупку автомобилей и квартиры, а те, которые выплачивались ежемесячно, шли на повседневные расходы. Я прав?

– Может быть.

– Не может быть, а точно. Именно крупные деньги оплачивали роскошную жизнь Сая.

– Наверно, – сказал Клинг.

– А вам известно, откуда он получил эти деньги?

– Нет.

– А ежемесячные взносы?

– Возможно.

– Сколько человек платили ему?

– Знаешь, Торр, тебе бы работать полицейским.

– Я просто хочу, чтобы восторжествовала справедливость. Сай был моим другом.

– Справедливость всегда торжествует, – заметил Клинг. – Знаешь, у меня много работы.

– Конечно, – сказал Торр. – Не буду мешать.

И он вышел.

* * *

Дэнни Гимп позвонил Карелле и сказал, что надо бы встретиться, но не в полицейском участке. Карелла понял, что его осведомитель что-то разнюхал. Раньше – до дня своей глупости – Карелла давал свой домашний телефон только родственникам, близким друзьям и, разумеется, дежурному сержанту. Он не любил, когда ему звонили домой. Карелла нарушил это правило для Дэнни.

Отношения между детективом и его стукачом – даже если они не испытывают дружеских чувств друг к другу – основаны на доверии. Раскрытие преступлений – это гонка с препятствиями, и жокеев приходится выбирать со всей тщательностью. Жокей, работающий для тебя, не сообщит результат утренней пробежки сопернику из соседней конюшни. Решающим фактором в деловых отношениях между быками 87-го участка и их стукачом были деньги. Просто и ясно. Однако доверие тоже играет немалую роль. Полицейский платит за информацию и надеется, что она стоит этого. Стукач верит, что полицейский заплатит, получив информацию. Полицейские не любят работать с осведомителями, которых они не знают. И осведомители, источником дохода которых являются слухи, полученные здесь и там, не слишком уж любят рекламировать свои товары перед неизвестным им полицейским.

Когда стукач звонил своему детективу в участок, он был готов говорить с ним и только с ним. Если детектива не было у себя – он вышел или у него выходной – стукач просто вешал трубку. Часто опоздание приводило к тому, что преступники ускользали от ареста. При расследовании убийства опоздание могло привести к новому убийству. Поэтому у Дэнни был домашний телефон Кареллы, и как только дежурный сказал, что Карелла сегодня выходной, Дэнни повесил трубку и позвонил Карелле домой.

Они договорились встретиться на пляже в Риверхеде. Карелла напомнил Дэнни, чтобы тот не забыл плавки.

Они лежали на горячем песке как два старых приятеля, обсуждающих достоинства проходящих мимо красавиц.

– Что у тебя? – спросил Карелла.

– Прошлое Крамера.

– Валяй.

– Он жил на широкую ногу в течение нескольких лет, но по-настоящему разошелся за несколько последних месяцев. Сечешь?

– Секу.

Мальчишка, пробежавший мимо, осыпал их песком.

– Помню, я был хилым слабаком, – произнес Карелла, протирая глаза от песка. Дэнни хихикнул.

– Что, уже слышал? Этот анекдот?

– Слышал, но все равно расскажи.

– Помню, был я хилым слабаком и весил пятьдесят килограммов. Однажды мы с девушкой пошли на пляж. К нам подошел дубина килограммов под девяносто, пнул мне песком в лицо и увел мою девушку. Я начал тренироваться. Скоро у меня появились широкие плечи, могучие бицепсы и весил я уже девяносто килограммов.

Дэнни заливался смехом. – Ну-ну, – торопил он.

– И однажды мы с девушкой пошли на пляж. К нам подошел дубина килограммов так под сто двадцать, пнул мне песком в лицо и увел мою девушку.

– Замечательно! – захохотал Дэнни.

– Ладно, – сказал он наконец. – В сентябре он начинает тратить деньги как пьяный матрос. Два новых автомобиля, гардероб, квартира. И Нэнси О’Хара.

– Как они познакомились?

– Нэнси выступала со стриптизом в клубе на Бродвее. Она – красивая баба, Стив. Выступала под именем “Красные подвязки”.

– Да, это ей подходит.

– Точно, ведь у нее волосы как пламя. Увы, ее представление никуда не годилось. Все, что было у нее, это тело. И чем меньше она танцевала, чем быстрее раздевалась, тем лучше было для всех – и для нее и для зрителей.

– Итак, она встретила Крамера и переехала к нему.

– Я думаю, Стив, она поняла, что пусть уж лучше ее щупает один мужик в роскошной квартире, чем сотня – в дешевом клубе.

– Дэнни, ты циник, – засмеялся Карелла.

– Я просто реально смотрю на жизнь, – пожал плечами Дэнни. – Как бы то ни было, в сентябре Крамер разбогател.

– Каким образом?

– Вот этого я не знаю.

– Хм, – промычал Карелла.

– Значит, тебе это уже известно? Ничего нового?

– Не все. Я не знал о девушке. Что еще?

– Поездка на охоту.

– Крамера?

– Да.

– Когда?

– В начале сентября. Сразу после возвращения он начал бросаться деньгами. Ты думаешь, здесь есть какая-то связь?

– Пока не знаю. А он хороший охотник?

– Так себе. Зайцы, птицы. Со шкурой тигра его не видели.

– И куда он ездил?

– Не знаю.

– Ездил один?

– Да.

– Ты уверен, что он ездил на охоту?

– Нет. Он вполне мог съездить в Чикаго и ухлопать там кого-нибудь. Может, там и получил деньги.

– А что, он вернулся с деньгами?

– Вряд ли. Если, конечно, не проявил редкостное терпение. Дело в том, что охотиться Крамер поехал в начале сентября, а бросаться деньгами начал в конце.

– Деньги не могли быть ворованными?

– Сомневаюсь. Тогда он тратил бы их по-другому. И к тому же, мы кое-что упускаем из виду.

– Что именно?

– Его профессию. Он шантажист. Преступники редко меняют занятие.

10
{"b":"18584","o":1}