ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сейчас. – Нэнси встала и направилась к двери. На пороге она обернулась. – Может быть, я буду плакать о нем. Он нравился мне.

– Отлично.

– И наверно, мужчины не могут пройти мимо женщины, не затронув ее. Видимо, такова природа зверя.

– Мисс О’Хара, – произнес Хейз. – Я еще никогда не назначал свидание рыжей девушке.

– Неужели?

– Никогда. Я заканчиваю работу в половине седьмого. Хотите, пообедаем вместе?

– У меня хороший аппетит. Вам это обойдется недешево.

– Я получил сегодня крупную взятку, – засмеялся Хейз.

– Хорошо. Только не рассчитывайте...

– Я не рассчитываю.

– Превосходно. – Нэнси скрылась в коридоре.

Они поужинали в одном из лучших ресторанов. Нэнси О’Хара оказалась приятной собеседницей, и Коттон Хейз влюбился в нее без памяти. Разумеется, завтра он разлюбит ее, но сегодня она была для него единственной женщиной во вселенной. Они ели, пили, разговаривали и смеялись. Затем они отправились в кино. Потом Хейз проводил Нэнси домой и поднялся в квартиру, чтобы выпить посошок. За первым посошком последовал другой. И они отправились в постель.

Глава 4

Счет в банке был открыт Крамером в октябре, когда он внес 21 тысячу долларов. В январе он внес еще девять тысяч, в апреле – пятнадцать. Проценты на первое апреля составили 187 долларов 50 центов. Крамер ни разу не снимал денег со счета.

А вот чековый вклад был рабочим. Деньги регулярно вносились на него и снимались. Поступали деньги обычно в начале каждого месяца, и вклады были неизменно в сумме 300, 500 и 1100 долларов. Снимались же разные суммы для оплаты покупок и других повседневных расходов. Таким образом, деньги на банковском счете сохранялись на черный день, тогда как чековый вклад позволял ему вести безбедное существование на сумму 1.900 долларов в месяц.

1 июля в банке лежало два чека, ждавшие зачисления на счет Крамера. По-видимому, они были посланы почтой в тот день, когда погиб Крамер, и попали в банк только утром в пятницу.

Один чек был на сумму 500 долларов.

Второй чек – на сумму 300 долларов.

Один был выписан женщиной по имени Люси Менкен, другой – мужчиной, Эдвардом Шлессером. Получателем обоих был Сай Крамер.

* * *

Люси Менкен не жалела сил, чтобы скрыть роскошные формы своего тела. Но это было невозможно. На ней был одет костюм мужского покроя, туфли на низком каблуке, пышные каштановые волосы закреплены пучком на затылке, и она старалась производить впечатление скромной матери семейства. И все же ее усилия были напрасны.

Стив Карелла был женат на роскошной женщине, так что формы не были чем-то новым для него. Он знал, что его жена, Тедди, обладает прекрасными формами, и, используя ее для сравнения, Карелла сразу понял, что никакой старомодный костюм и туфли армейского типа не смогут скрыть, что Люси Менкен идеально сложена.

Она сидела во дворе ее огромной усадьбы, в нескольких метрах от плавательного бассейна.

Легкий ветерок, прохладный для июля, шелестел в листве деревьев. Было видно, что Люси Менкен чувствует себя как дома среди всей этой роскоши, тогда как Карелла ощущал себя садовником, приглашенным для подрезки деревьев.

– Миссис Менкен, какие отношения были у вас с человеком по имени Сай Крамер? – спросил Карелла.

Люси Менкен поднесла ко рту высокий стакан и отпила из него.

– У меня нет знакомых с таким именем, – ответила она. Из бассейна доносился плеск воды и крики купающихся.

– Может быть, его звали Сеймур Крамер?

– Я не знаю никакого Сеймура Крамера.

– Понятно, – сказал Карелла. – Вам известно, что мистер Крамер убит?

– Откуда это может быть мне известно?

– Из газет.

– Я редко читаю газеты. Только если пишут о моей семье.

– И часто случается такое?

– Мой муж занимается политикой, – ответила миссис Менкен. – Осенью он будет баллотироваться в сенат. О нем часто пишут.

– Вы давно замужем, миссис Менкен?

– Двенадцать лет.

– И сколько лет вашим детям?

– Дэви – десять, а Грете – восемь.

– Чем вы занимались до замужества?

– Я была моделью.

– В журналах мод? “Харперс”, “Вог”?

– Да.

– Ваше девичье имя?

– Люси Митчелл.

– И вы были моделью под этим именем?

– Тогда мое имя было Люси Старр Митчелл.

– Примерно двенадцать лет тому назад?

– Да, двенадцать-тринадцать.

– И тогда вы познакомились с Саем Крамером? Миссис Менкен глазом не моргнула. – Я не знаю никакого Сая Крамера.

– Миссис Менкен, – заметил Карелла мягко, – вы послали ему чек двадцать четвертого июня на сумму в пятьсот долларов.

– Вы ошибаетесь.

– На чеке ваша подпись.

– Значит, она поддельная. Я немедленно позвоню в банк и потребую, чтобы денег по этому чеку не выплачивали.

– Но банк признал вашу подпись подлинной, миссис Менкен.

– И все равно она поддельная. Я признательна за то, что вы обратили на это внимание.

– Миссис Менкен, Сай Крамер мертв. Вам больше нечего бояться.

– Ас какой стати мне чего-то бояться? Мой муж – очень влиятельный человек.

– Я не знаю, чего вы боялись, миссис Менкен, но Крамер мертв. Вы можете быть со мной совершенно откро...

– В этом случае, чек ему тем более не нужен.

– Почему он вас шантажировал, миссис Менкен?

– Я не знаю, о чем вы говорите.

– На его счет ежемесячно вносилось пятьсот долларов – помимо других взносов, разумеется. Почему вы платили Крамеру пятьсот долларов каждый месяц, миссис Менкен?

– Не понимаю, о чем вы говорите.

– Миссис Менкен, вы разрешите мне посмотреть корешки ваших погашенных чеков?

– Конечно нет.

– Но я могу получить ордер на обыск.

– Именно это вам и придется сделать, мистер Карелла. Даже мой муж не проверяет, сколько и на что я трачу.

– Хорошо, я вернусь с ордером, – вставая, сказал Карелла.

– Неужели вы рассчитываете что-нибудь найти, мистер Карелла?

– Пожалуй, нет, – устало заметил Карелла. – Но мы расследуем убийство. Возможно, убитый не был идеальным гражданином, но его убили. Мы все равно найдем все, что нам нужно. Вы можете спрятать свою чековую книжку и корешки чеков, но мы их найдем.

– Мистер Карелла, вы ведете себя вызывающе.

– Извините.

– Дети в бассейне без присмотра, – сказала Люси Менкен, вставая. – Вы уходите, мистер Карелла?

– Ухожу. Но я вернусь.

* * *

Чек лежал на столе между ними.

На двери кабинета было написано “Прохладительные напитки Шлессера”. Лысеющий мужчина, уже за порогом пятидесятилетия, был Эдвард Шлессер. На нем был темно-синий костюм и желтый жилет. Его синие глаза за очками в роговой оправе рассматривали чек.

– Это ваш чек, мистер Шлессер? – спросил Коттон Хейз.

Шлессер вздохнул. – Да, – ответил он.

– И вы послали его человеку по имени Сеймур Крамер?

– Да.

– Почему?

– Какое теперь это имеет значение? Он мертв.

– Поэтому я и пришел.

– Все кончилось, – сказал Шлессер. – Скажите, информация, собранная вами, является конфиденциальной? Как у священника или врача?

– Конечно. В любом случае, она не выйдет за пределы нашего участка.

– И кто узнает об этом?

– Два человека. Мой партнер, с которым я веду расследование, и мой непосредственный начальник.

Шлессер снова вздохнул.

– Хорошо, я расскажу вам. Я основал эту фирму. Она пока небольшая, но все время растет. Понимаете, у нас конкуренты. Трудно бороться с крупными компаниями. И все-таки мое дело растет. У меня деньга в банке, хороший дом в Коннектикуте. Моя фирма здесь, но живу я в Коннектикуте. Мы выпускаем прохладительные напитки. Наш оранжад особенно хорош. Вы любите апельсиновый напиток?

– Да.

– Будете уезжать, возьмите с собой ящик. Если он вам понравится, расскажите о напитке друзьям.

– Спасибо, – сказал Хейз. – Так что с Крамером?

– Не так давно у нас на разливочном заводе произошел неприятный случай. Ничего серьезного, но все-таки неприятно. Если об этом узнают... Видите ли, наша фирма небольшая. Мы только начали завоевывать рынок. Покупатели уже знают имя Шлессера. И если такое...

5
{"b":"18584","o":1}