ЛитМир - Электронная Библиотека

— К вам часто обращаются, — продолжал Лоуэлл, — с просьбой установить изготовителей и калибры различных видов огнестрельного оружия?

— Это моя работа.

— А часто ли вам приходится устанавливать, из какого оружия были выпущены пули?

— Я этим занимаюсь постоянно.

— Вы сравнивали пули и оружие одного образца с пулями и оружием другого образца, чтобы установить, из какого оружия они выпущены?

— Это моя рутинная работа, я ее выполняю ежедневно.

— Я показываю вам пистолет, предварительно помеченный и предъявленный в качестве вещественного доказательства, и спрашиваю вас, проводили ли вы с этим пистолетом какие-нибудь исследования?

— Да, проводил.

— Можете ли вы сказать мне, какого типа этот пистолет?

— Это «узи» калибра девять миллиметров.

— Что это означает? Можете ли вы объяснить присяжным...

— Это боевой пистолет израильского производства, более короткая и более легкая модель полуавтоматического пистолета «узи».

— Когда вы говорите «легкая»...

— Его вес составляет около четырех с половиной фунтов при полном комплекте боезапаса.

— Что означает выражение «полный комплект боезапаса»?

— Ну, он снабжен круглым магазином с двадцатью отверстиями. Это означает, что вы можете без перезарядки сделать из него двадцать выстрелов. Это и означает полный комплект боезапаса. Двадцать пуль.

— Далее вы говорите, что это пистолет девятимиллиметрового калибра. Что это означает?

— Это означает, что пистолет стреляет девятимиллиметровыми пулями от «парабеллума». Это калибр. Девять миллиметров.

— А когда вы говорите, что он короче полуавтоматического пистолета, то какие же это размеры?

— Его полная длина составляет двести сорок миллиметров.

— Может быть, размеры, выраженные в дюймах, будут более понятными присяжным. Можете ли вы перевести нам этот размер в дюймы?

— Без логарифмической линейки...

— Приблизительно. Так, чтобы присяжные могли понять.

— Общая длина составит что-то около девяти с половиной дюймов.

— А длина ствола? Снова в дюймах, пожалуйста.

— Около пяти дюймов.

— Этот пистолет можно держать в руке?

— О, конечно. Он был создан, чтобы держать его в руке. Он относится к классу полуавтоматических пистолетов, известных как ручное оружие.

— Что означает термин «полуавтоматический»?

— Этот термин означает, что для производства каждого выстрела необходимо спускать курок. В противовес полностью автоматическому оружию, где пистолет будет продолжать стрелять до тех пор, пока будет спущен курок.

— Вы хотите сказать, что это оружие способно производить много выстрелов в быстрой последовательности один за другим?

— Да, но не более двадцати. Такова емкость его магазина.

— Но в быстрой последовательности?

— Да. Этот пистолет имеет гашение отдачи. Это обеспечивает ведение быстрого огня с хорошим управлением и точностью.

— Может ли этот пистолет позволить выстрелить, скажем, три раза с быстрой последовательностью выстрелов?

— О да. Безусловно.

— Ваша Честь, я хотел бы предложить в качестве вещественных доказательств три пули от «парабеллума» девятимиллиметрового калибра, извлеченные при вскрытии из тела Антонио Джовани Кареллы.

— Мистер Эддисон?

— Никаких возражений.

— Пометьте эти вещественные доказательства номерами два, три и...

— Ваша Честь, так как в деле ожидается много доказательств такого сорта, можно мне внести предложение пометить все три пули как единое вещественное доказательство, вместо того чтобы...

— Да, хорошо. Пометьте все пули, как доказательство под номером два.

Карелла бросил быстрый взгляд на мать. Она сидела прямо, с непроницаемым лицом, наблюдая за тем, как Лоуэлл вернулся к столу обвинения и поднял еще один запечатанный пластмассовый мешок с печатью, удостоверяющей, что это вещественное доказательство департамента полиции.

— Ваша Честь, — сказал Лоуэлл, — я хотел бы также приложить к делу в качестве вещественного доказательства три пустые гильзы из-под пуль от «парабеллума» калибра девять миллиметров, найденные детективами Уэйдом и Бентом в «Эй и Эль Бейкери Шоп» по адресу 7834, Харрисон-стрит ночью семнадцатого июля прошлого года.

— Нет возражений.

— Пометьте их в качестве вещественного доказательства под номером три.

— И наконец, Ваша Честь, мне бы хотелось предложить в качестве вещественного доказательства три стреляные гильзы и три пули, полученные при опытных стрельбах в отделе баллистической экспертизы полицейского департамента.

— Мистер Эддисон?

— Нет возражений.

— Пометьте их в качестве вещественного доказательства.

— Детектив Хаггерти, я спрашиваю вас сейчас, произвели ли вы сравнительные испытания на всех этих пулях и гильзах?

— Я произвел эти испытания.

— Можете ли вы сказать, что все эти пули выпущены из одного пистолета?

— Да, это так.

— Можете ли вы сказать, что все эти гильзы выброшены из одного пистолета?

— Да, из одного и того же.

— Детектив Хаггерти, какой пистолет вы использовали в ваших опытных выстрелах?

— Боевой пистолет, который вы мне показывали несколько минут тому назад.

Лоуэлл поднял пистолет.

— Вы говорите об этом боевом девятимиллиметровом полуавтоматическом пистолете «узи», проходящем по делу в качестве вещественного доказательства под номером один?

— Да, я говорю о нем.

— И вы хотите сказать, что без всякого сомнения пули, извлеченные из тела Антонио Джовани Кареллы, были выпущены из этого пистолета?

— Да, это так. Следы на извлеченных пулях и пулях опытных выстрелов идентичны.

— Соответственно, были ли стреляные гильзы, найденные на полу булочной мистера Кареллы выброшены из этого пистолета?

— Без всякого сомнения. Следы на найденных гильзах и на гильзах, осмотренных после опытных выстрелов, идентичны.

— Благодарю вас, у меня нет больше вопросов.

— Мистер Эддисон?

Эддисон неторопливо поднялся, покачивая головой еще до того, как подошел к стенду свидетеля, пытаясь произвести на присяжных впечатление, что кто-то здесь ведет недостойную игру и что он намеревается как можно скорее вывести всех на чистую воду.

— Детектив Хаггерти, — сказал он, — когда вы получили пули, извлеченные, как утверждает обвинение, из тела Антонио Джовани Кар...

— Возражение, Ваша Честь! — выкрикнул Лоуэлл, вскакивая с места. — До тех пор, пока против отдела медицинской экспертизы не выдвинуто обвинение, нет никакого сомнения в том, что эти пули извлечены из тела убитого. Здесь нет места словам «как утверждает обвинение», Ваша Честь. Доктор Джозеф Мазлова подписал протокол вскрытия, а также подписал табличку к вещественному доказательству, приложенную к этим трем пулям. Это те самые пули. Я прошу вас проинструктировать мистера Эддисона...

— Вопрос снимается, — сказал Эддисон и снова покачал головой, как будто весь мир — включая его оппонента и присутствующего судью — был против того, чтобы в этом зале восторжествовала справедливость.

— Детектив Хаггерти, — спросил он, — когда вы получили эти пули?

— Вы имеете в виду те пули, которые были извлечены из тела убитого? — спросил Хаггерти. Он работал по многим делам с Кареллой, и ему было бы стыдно, если бы этот законник попытался сегодня каким-нибудь образом запутать дело.

— Пули, помеченные в качестве вещественного доказательства под номером два, — сказал Эддисон, отказываясь повторить то, чему присяжные, как он надеялся, не очень поверят.

— Я получил их восемнадцатого июля прошлого года. На следующий день после убийства.

— Кто направил вам эти пули?

— Доктор Джозеф Мазлова, помощник медицинского эксперта. По требованию детектива второго класса Чарльза Бента из Сорок пятого участка.

— Были какие-нибудь прямые контакты между вами и доктором Мазлова?

— Никаких.

— Между вами и детективом Бентом?

— Да.

— Каков был характер этих контактов?

20
{"b":"18585","o":1}