ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он просил меня определить изготовителя и калибр огнестрельного оружия, из которого эти пули были выпущены.

— И вы сообщили ему эту информацию?

— Да, сообщил.

— Что вы ему сказали?

— Что пули были выпущены из пистолета «узи» калибра девять миллиметров.

— Вы были уверены в этом?

— Я безусловно был уверен в этом.

— Итак, вы знали заблаговременно — задолго до того, как произвели опытные выстрелы из «узи», что пули, извлеченные из тела мистера Кареллы...

Карелла почувствовал, как рядом с ним напряглась его мать.

— ...были выпущены из «узи» калибра девять миллиметров.

— Да, знал.

— И вы об этом информировали детектива Бента.

— Да, информировал.

— Итак, каждый из полицейских искал пистолет «узи» калибра девять миллиметров, как орудие убий...

— Возра...

— Я не знаю, что искал каждый полицейский, я знаю...

— Ваша Честь, возражение...

— Да, мистер Лоуэлл?

— У мистера Хаггерти нет никакой возможности узнать, что искал каждый полицейский.

— Поддерживаю.

— Детектив Хаггерти, вы сказали детективу Бенту, что оружием убийства был пистолет «узи» калибра девять миллиметров.

— Я сказал ему, что пули, оформленные как вещественные доказательства, были выпущены из пистолета «узи» калибра девять миллиметров.

— И вы установили это с помощью определенных рутинных испытаний...

— Да.

— Это, как вам должно быть известно, производится в любом отделе баллистической экспертизы в Соединенных Штатах...

— Во всем мире.

— Во всем мире, благодарю вас. Исследования нарезки, калибра, ход винта и всего, что у вас есть...

— Все это глубоко научные...

— Я еще не задал вам вопроса, мистер Хаггерти. Эти исследования безошибочны?

— Исследования безошибочны, да.

— А вы тоже безошибочны?

— Что?

— Вы никогда в своей жизни не ошибались?

— Там, где дело касалось определения калибра и изготовителя неизвестного огнестрельного оружия, я не ошибался.

— А другие ошибки? Совершали вы другие какие-нибудь ошибки в вашей жизни?

— В течение своей жизни каждый совершает ошибки. Я говорю...

— У меня нет больше вопросов...

— Мистер Лоуэлл?

Лоуэлл подошел к стенду свидетеля, засунул руки в карманы пиджака, наклонился вперед и произнес:

— Разве не бесспорный научный факт, что калибр и изготовителя неизвестного огнестрельного оружия можно определить, исследовав пулю, выпущенную из этого оружия?

— Бесспорный факт.

— Разве это не бесспорный факт, что у отделения баллистической экспертизы этого города самая большая и наиболее подробная классификация оружия, чем где бы то ни было в мире?

— Бесспорный факт.

— И что в этой коллекции содержатся современные данные по любому существующему оружию, включая образцы пуль, выпущенных из этого оружия?

— Да.

— Вы сравнивали пули, представленные в качестве вещественного доказательства и извлеченные из тела мистера Кареллы, с образцом пули, выпущенной из пистолета «узи» калибра девять миллиметров?

— Я сравнивал.

— И каковы результаты?

— Все пули были одного калибра, с тем же ходом винта, с теми же количеством и шириной нарезки и того же калибра.

— И именно исходя из этих данных, вы установили, что все они были выпущены из пистолета «узи» калибра девять миллиметров?

— Точно.

— Благодарю вас, у меня нет больше вопросов.

Снова поднялся Эддисон и подошел к стенду свидетеля.

— Мистер Хаггерти, вы утверждаете, что любая пуля, выпущенная из любого пистолета «узи» калибра девять миллиметров, будет иметь одни и те же приметы?

— Нет, сэр. Я этого не утверждал.

— Потому что у меня сложилось впечатление, что пули, извлеченные из тела мистера Кареллы, могли быть выпущены из любого пистолета «узи» калибра девять миллиметров и необязательно...

— Нет, сэр. Такое впечатление было бы неверным. Я сказал...

— Благодарю вас, вы ответили на мой вопрос.

— Ваша Честь?

— Да, мистер Лоуэлл?

— Может свидетель объяснить, что он в действительности имел в виду?

— Ваша Честь, я удовлетворен ответом.

— А я нет, — сказал Ди Паско. — Можете закончить ту мысль, детектив, которую вы хотели высказать.

— Я пытался сказать, что вначале я исследовал пули, извлеченные из тела мистера Кареллы только для того, чтобы определить калибр и изготовителя пистолета, из которого они были выпущены. А вот позднее, когда я получил пистолет, приобщенный к делу в качестве вещественного доказательства, я был уже в состоянии провести опытные выстрелы, которые доказали, что пули, приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, были выпущены именно из этого пистолета. И это то, что я пытался прояснить, Ваша Честь.

— Это отвечает на ваш вопрос, мистер Эддисон?

— Мне казалось, что на свой вопрос я уже давно получил ответ, Ваша Честь, — сухо заметил Эддисон, — но тем не менее я благодарю свидетеля за его дальнейшие пояснения. — Он отвернулся, от стенда свидетеля и, казалось, собрался идти к столу зашиты, но потом сказал: — О да, — и снова подошел к Хаггерти. — Скажите мне, — спросил он, — когда вы получили пистолет, приобщенный к делу в качестве вещественного доказательства?

— Второго августа.

— Как он поступил к вам?

— Он был направлен в отдел баллистической экспертизы на обследование.

— Кем он был послан?

— Лейтенантом Нельсоном.

— Вы имеете в виду Джеймса Майкла Нельсона из Сорок пятого участка?

— Да.

— Был ли он направлен вам с биркой цепи ответственности?

— Да, там была эта бирка.

— Были ли на этой бирке какие-нибудь другие имена? Помимо имени лейтенанта Нельсона?

— Было еще одно имя.

— Не могли бы вы сказать, чье там еще было имя?

— Детектива Рэндалла Уэйда.

— Спасибо, у меня больше нет вопросов.

Карелле показалось, что он заметил тонкую, торжествующую улыбку, спрятанную в бороде Эддисона.

* * *

Это была старая часть города.

Карелла быстро шел через Сити-Холл-парк. Несмотря на резкий холод, по земле бегали голуби, внешне похожие на маленьких старых людей с заложенными за спину руками. Он прошел мимо зеленых свежевыкрашенных скамеек. Здесь, среди торжественных, украшенных колоннами правительственных зданий, царило чувство законности порядка и цивилизации. День выдался холодный, яркий и солнечный. В его ушах еще звенели слова Лоуэлла, отбивавшие хитрые выпады Эддисона. Как из-под земли выросли небоскребы большого бизнеса, расположенные не так уж далеко от величественных серых зданий суда, где Карелла мог бы остаться до повторного перекрестного допроса, который вел Эддисон. Но он спешил на встречу с Мейером, поэтому ему пришлось распрощаться с матерью и покинуть здание суда.

Оснащенная батареей пушек крепостная стена у моря, построенная датчанами столетия назад, все еще выглядела грозно. Массивные пушки, установленные на самом верху стены, казалось, и сейчас еще контролировали подходы к городу со стороны Атлантического океана, хотя их дула давным-давно были залиты цементом. Если взглянуть со стены на самую кромку острова, то можно было видеть в том месте, где встречались две реки, Дикс и Харб, завихрения, вызванные слиянием их вод. Здесь свирепствовал ветер, вырываясь из улиц, приспособленных для движения карет, запряженных лошадьми, но явно узких для автомобилей. Там, где раньше стояли деревянные двухэтажные таверны, появились новые, взметнувшиеся в небо бетонные здания, битком набитые юристами и финансистами. И все-таки — возможно потому, что до Атлантического океана было рукой подать, а он, казалось, волшебным образом уходил к Старому Свету, который дал жизнь этому городу, — здесь еще можно было представить себе, как это все выглядело, когда все жители были юными и невинными. Впрочем, так ли уж невинными, если сумели отвоевать это место у индейцев.

Они пытались застать Мартина Боулза дома еще накануне вечером, но телефон молчал. Когда сегодня утром Мейер позвонил ему в офис, то ему ответили, что мистер Боулз не сможет встретиться с ним до одиннадцати часов, так как утром у него назначена деловая встреча. Теперь, когда Карелла и Мейер шли пешком по улицам старого города, они еще раз взвешивали все факты. Работа полиции всегда заключалась в том, чтобы лишний раз пройтись по каждой позиции. А потом еще и еще, пока в деле не появится какой-то смысл.

21
{"b":"18585","o":1}