ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Судный мозг
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
От ненависти до любви…
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
#ЛюбовьНенависть
Чапаев и пустота

Эндрю знал, что он должен убить ее. Ему заплатили за то, чтобы он убил ее. И сделать это он должен был прошлой ночью, после того, как они кончили заниматься любовью во второй раз. Убить, когда она спала на спине с довольной улыбкой. Тогда ее темные глаза были закрыты, светлые волосы рассыпаны по подушке. Он должен был убить ее тогда. Взять нож из кухни и перерезать ей горло. Вместо этого он сам заснул.

— Что-то не так? — спросила она, улыбаясь.

Она просто сияла, когда они проснулись утром, и продолжала улыбаться все время. Она повернулась к нему, ее рука обвилась вокруг его руки, брови вопросительно поднялись, ожидая ответа.

— Что-то не так? — опять спросила она. — Как ты думаешь? — Она ждала ответа.

— Я как раз размышлял обо всем, что произошло этой ночью, — сказал он.

Это в какой-то мере было правдой. Он как раз корил себя за то, что ради удовольствия забыл о деле. Прошедшая ночь была идеальной для выполнения задуманного. Боулз уехал из города, его жена находилась прямо здесь, в этой дерьмовой постели.

Удобнее не придумаешь.

— Что ты любишь больше всего? — Она сжала его руку.

— Все, — ответил он.

И это тоже было правдой.

Вне всякого сомнения он любил женщин, но обычно его тянуло домой после второго полового акта. Иногда даже сразу после первого. Он в таких случаях хотел побыстрее одеться и убежать. Конечно, при этом поблагодарить, сказать, что все было просто великолепно и они увидятся в самое ближайшее время. Если женщины приходили к нему на квартиру, он хотел больше всего на свете, чтобы они побыстрее надевали трусики и бежали искать такси. Он давал им деньги на проезд, обещал позвонить. Как-нибудь следующим летом. Этой ночью он после всего совершившегося не придумал ничего умнее, как заснуть.

— Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что тебе понравилось все? — спросила она.

Она все еще сжимала его руку. Вокруг них кружился густой снег, город погрузился в безмолвие. К ее длинному, серому, как кавалерийская шинель, пальто и голубой шерстяной шапочке быстро прилипал снег.

Темные глаза были прищурены из-за бившего в лицо снега. Лицо было свежим, сияющим и влажным.

— Поговори со мной, — сказала она.

Многим женщинам нравится, когда мужчины болтают им всякую чепуху в постели. Он знал эти речи наизусть, знал, какие непристойности им надо нашептывать на ушко, чтобы возбудить в ночной тишине. Но еще лучше вести эти разговоры за столом, среди бела дня, в то время как твоя рука находится под скатертью и под юбкой. Он прекрасно знал, как себя вести в подобных случаях. Но он не думал, что и Эмма нуждается в этой болтовне. Она не просила этого. Он не знал, чего она вообще хотела. В конце концов, его наняли, чтобы он убил эту женщину, а не развлекал ее.

— Ты проглотил свой язык? — поинтересовалась она.

Дамский разговор. Переливание из пустого в порожнее.

Она хотела этого?

— Нам еще далеко идти? — вместо ответа спросил он.

— Еще пять или шесть кварталов. Но это стоит такой прогулки.

— Надеюсь, — произнес он, — я голоден.

— Там самые лучшие вафли в городе.

— Очень длинный путь за вафлями, — заметил он.

— Но ведь сегодня выдался такой прекрасный день, — сказала она.

— Да, — согласился он.

— Я забыла спросить тебя ночью, — проговорила она и отвернулась от него, подставив лицо падавшему снегу. — Ты женат?

— Нет, — ответил он.

— Тебе нет надобности задавать мне подобный вопрос, верно?

— Нет, я знаю, что ты замужем, — сказал он.

— Тебе было бы лучше, если бы я не была замужем?

— Мне нравится так, как оно есть, — ответил он.

Он ненавидел такие разговоры.

— Ты был когда-нибудь женат? — спросила она.

— Никогда.

— Никогда не был близок к этому?

— Никогда. Никогда даже не думал об этом.

— У тебя с кем-нибудь были серьезные отношения? У тебя была серьезная связь с женщиной?

Он просто ненавидел, когда его расспрашивали о таких вещах.

— Ну, я знал женщин, многие из них мне нравились, — сказал он.

— Когда ты сказал, что...

— Мы говорили о женщинах, с которыми я был связан.

— Ты жил с ними?

— С одной женщиной жил.

— Когда это было?

— Некоторое время тому назад.

— Как долго вы жили вместе?

— Два-три года. Что-нибудь около этого.

— И ты не помнишь, сколько это длилось?

— Не помню точно.

— А что случилось?

— Это просто кончилось, вот и все. В этом мире все кончается.

— Такие вещи не должны кончаться, как ты считаешь?

— Было бы очень неестественно, если бы они не кончались.

— И все-таки... есть люди, которые живут вместе всю жизнь.

— Ну...

— Потому что они подходят друг другу, — сказала она, и голос ее дрогнул. — Потому что они любят друг друга.

— Ну, может быть.

— Ты любил эту женщину?

— Не знаю.

— Как ее звали?

— Кети.

— Очень приятное имя.

— Да.

— Кто был инициатором разрыва? Ты или она?

— Она.

— Почему?

— Я не знаю почему.

— Ну, видимо, для этого была какая-нибудь причина...

— Нет, мне кажется, никакой причины не было. Это просто кончилось, вот и все. Настал конец нашим отношениям, и они кончились.

Он никогда не ожидал от Кети, что она поступит так, как она поступила. Никогда. Когда он познакомился с ней, ей было двадцать лет и она была девственницей. Этому трудно поверить. Они начали жить совместно, когда ей было чуть больше двадцати. Он научил всему ее, Кети Бриггс. Темноволосая девушка, карие глаза, молочный цвет лица. Наполовину англичанка, наполовину шотландка. Красивая девушка. Однажды он пришел домой вечером...

Он играл в покер в ту ночь, но закончил играть рано, потому что не очень хорошо себя чувствовал. Он даже подумал, что заболел гриппом или подцепил еще какую-нибудь хворь. Ввиду того, что он проигрывал, никто не возражал, когда он сказал своим партнерам, что уходит.

Он пришел домой, открыл своим ключом замок, вошел в квартиру и застал Кети в постели с двумя парнями. Один был черным, а другой белым. Кети была справедлива по отношению к своим партнерам. Никакой расовой дискриминации. Голая и бледная, она во рту держала половой член черного парня, а половой член белого парня был у нее в заднице. Таким путем Кети Бриггс порвала их отношения. Таким путем маленькая Кети Бриггс попрощалась с ним.

— Ты знаешь, что мне больше всего понравилось этой ночью? — спросила она.

Она снова возвращается к прошедшей ночи. Может быть, она, хотела рассказать ему, как ей нравится трахаться. Это случается с забитыми и подавленными домашними хозяйками. Они горят желанием рассказать вам обо всех своих фантазиях с изнасилованием, о том, как их трахали все заключенные тюрьмы Джольет в Иллинойсе. Может быть, он неправильно ее оценил. Он подумал, что лучше всего дать ей высказаться.

— Что тебе понравилось больше всего? — спросил он.

— Твоя нежность, — сказала она.

«Моя что?» — подумал он и чуть не рассмеялся. Она пристально на него смотрела, изучая его лицо, явно ожидая от него какого-нибудь ответа. Вместо этого он поцеловал ее. Это лучше всего, когда не знаешь что сказать.

— Я люблю тебя, — произнесла она.

Он подумал, что в такой ситуации ему очень легко будет привести свой план в исполнение.

— Вы же понимаете, что он глупец, а? — спросил юрист.

— Ах-ха, — произнес Карелла.

Юрист был назначен представлять Гектора Руиса лигой прав человека. Руис послушался своего хорошего приятеля детектива Мейера, который сказал, что, поскольку полиция была уверена, что на оружии, которым был убит Роджер Тилли, обнаружено много отпечатков его пальцев, ему был необходим адвокат.

Юристу было, может быть, тридцать семь, тридцать восемь лет, и он уже был почти лысым. Это подогревало его симпатию к Мейеру, который, несмотря на молодость, был совершенно лысым.

— Это поступок мужчины. Так считается у этих людей, — сказал адвокат.

50
{"b":"18585","o":1}