ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что вы делали в этот период времени, вы помните?

— Да, — ответила Френки.

— Расскажите нам, — попросил Эддисон и сделал широкий жест рукой в сторону присяжных, приглашая их слушать очередное свидетельское показание. Девять присяжных, — трое белых, четверо черных и двое испанцев, — вне зависимости от расы, вероисповедания и цвета кожи строили ей глазки. Три женщины, тоже присяжные, внимательно ее рассматривали, но Бог его знает, о чем они при этом думали.

— Мы обнимались, — ответила она.

— Под объятиями вы имеете в виду?.. Давайте по-другому. Френки, расскажите нам, что вы имеете в виду, когда говорите, что вы целовались?

— Ну, знаете. Целовались.

— Занимались ли вы еще чем-нибудь, кроме поцелуев?

— Да.

— Чем же вы занимались?

— Ну, возбуждали друг друга.

— Как вы это понимаете?

— Ну, вы сами знаете.

— Если это не раздражает вас, то не могли бы вы сказать точно, что вы понимаете под словом «возбуждение»?

— Я думаю, что это будет меня раздражать.

— В этом случае я снимаю свой вопрос. Как я понимаю, вы целовались и возбуждали друг друга в прихожей вашей квартиры в течение по меньшей мере сорока минут.

— Да.

— Что произошло потом?

— Мой отец позвал меня наверх, и мы расстались.

— Куда пошел мистер Ассанти?

— Домой.

— Как вы могли бы описать его состояние в тот момент?

— В какой момент?

— Когда он расстался с вами.

— Я думаю, что он был возбужден.

— Он сам свидетельствовал, что был полон мыслями о вас. Казался ли он возбужденным?

— Да, он казался очень возбужденным.

— Могли бы вы подобрать какое-либо другое слово, которое могло бы описать его состояние?

— Взволнован, выведен из равновесия?

— Чем выведен из равновесия?

— Ну, тем, что я не позволила ему... ну... вы понимаете.

— Итак, когда вы с ним расстались, он был возбужден, взволнован и выведен из равновесия.

— Я бы сказала, что он находился как раз в таком состоянии.

— Вы видели его после этого в тот вечер?

— Да, видела.

— Когда?

— Он вернулся десять минут спустя.

— Вернулся к вашему дому?

— Да.

— Он был все еще возбужденным, когда вернулся?

— Даже еще больше.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, он был, вы понимаете, он не говорил, а как-то лепетал...

— Лепетал.

— Да.

— В таком нервном состоянии он говорил вам, что видел двух мужчин, выходивших из «Эй энд Эль Бейкери»?

— Нет. Он только сказал, что видел какого-то парня с пистолетом.

— Именно так и сказал?

— Да. Какой-то парень с пистолетом.

— Благодарю вас, у меня нет больше вопросов.

Лоуэлл медленно поднялся, кивнул, подошел к свидетельскому стенду и снова кивнул. Френки сняла ногу с ноги, а затем снова вернулась в ту же позу. Лоуэлл продолжал кивать.

— Мисс Франчески, — сказал он, — я не ошибаюсь, говоря, что в июле прошлого года вам было всего пятнадцать лет?

— Почти шестнадцать, — возразила она.

— Не важно, во всяком случае, вам еще не было шестнадцати лет.

— Мне исполнилось шестнадцать лет в ноябре.

— Следовательно, в то время оставалось три или четыре месяца до вашего шестнадцатилетия. Верно?

— Да.

— Вам было пятнадцать лет. Вы целовались и обнимались в вашей прихожей около получаса или даже около сорока минут. Что-то около этого...

— Мы не целовались так долго. Сначала мы только обнимались.

— Вы сказали, что это возбудило мистера Ассанти...

— Возражение, Ваша Честь.

— Вопрос отклонен.

— Вы сказали, что он возбудился...

— Да.

— И был взволнован.

— Да.

— И был выведен из равновесия.

— Да.

— А ваше состояние тоже можно было так охарактеризовать?

— Нет.

— Вы не были возбуждены?

— Я не была возбуждена. Нет.

— Даже несмотря на то, что вам было всего пятнадцать лет и вас возбуждали в течение тридцати, сорока минут?

— Мы не возбуждали друг друга все это время. Сперва мы просто целовались.

— Можете сказать, в течение какого времени вы возбуждали друг друга?

— Минут пятнадцать.

— Только пятнадцать минут. Это было привычным делом для вас? Возбуждаться в прихожей?

— Нет, это...

— Возражение, Ваша Честь!

— Куда вы клоните, мистер Лоуэлл?

— К тому, чтобы оценить состояние ума мисс Франчески в тот момент, Ваша Честь.

— Следует согласиться с вашим предложением. Продолжайте.

— Итак, возбуждение в прихожей не было привычным делом для вас?

— Если вы пытаетесь сказать...

— Просто отвечайте на мой вопрос. Возбуждение в прихожей было для вас привычным делом или нет?

— Нет, это не было для меня привычным делом. Я была уравновешенна, когда встречалась с Домом, именно поэтому...

— Но даже если и так, это все-таки не было для вас привычным делом. Следовательно, это не оказывало на вас такое возбуждающее воздействие, как на мистера Ассанти. Это верно?

— Ну...

— Это верно, мисс Франчески?

— Я не была так возбуждена, как он. Это верно.

— А до какой степени были возбуждены вы?

— Я была возбуждена, но определенно отдавала себе отчет в своих действиях.

— Были ли вы очень возбуждены, то есть возбуждены до такой степени, как мистер Ассанти?

— Думаю, вы можете считать, что я чувствовала себя очень возбужденной, но я еще...

— Вы были крайне возбуждены, то есть так же, как, по вашему свидетельству, был возбужден мистер Ассанти?

— Нет, я не была крайне возбуждена. И в любом случае, как бы я ни была возбуждена, к тому времени, когда Дом вернулся, я снова полностью контролировала свое состояние.

— Означает ли это, что раньше вы не контролировали свое поведение?

— Я контролировала свое поведение и раньше.

— Тогда зачем вам потребовалось восстанавливать контроль над своим поведением?

— Я не говорила, что...

— Вы сказали, что «снова контролировали свое поведение».

— Да, но...

— Это говорит о том, что раньше вы потеряли контроль над собой. Это верно?

— Только в том плане, что я была возбуждена.

— Достаточно возбуждены, чтобы потерять контроль, но недостаточно возбуждены, чтобы быть в состоянии крайнего возбуждения.

— Я не знала, что существует несколько уровней возбуждения, — сказала она и кивнула в сторону присяжных со сдержанным чувством собственного достоинства.

— Ну, очевидно, вы-то знаете о существовании таких уровней, — промолвил Лоуэлл. — Существует просто возбуждение, очень большое возбуждение и крайнее возбуждение. Существуют состояния взволнованности и расстройства. Все эти слова вы сами использовали в беседе для описания различных уровней возбуждения. Я теперь спрашиваю вас, мисс Франчески, возможно, вы сами были на таком уровне возбуждения, что...

— Возражение, Ваша Честь. Возможно все. Возможно, что в любой момент провалится потолок в помещении суда, возможно, что...

— Да, да, мистер Эддисон. Вопрос отклоняется.

— Мисс Франчески, были ли вы возбуждены до такой степени, что могли неправильно понять то, что вам рассказывал мистер Ассанти?

— Нет, я поняла его слова полностью. Он сказал о каком-то парне с пистолетом.

— Что вы сказали ему, когда он все вам рассказал?

— Я сказала, что он должен идти в полицию.

— И он пошел?

— Не думаю. Я думаю, что они нашли преступника позднее. По собственной инициативе.

— И после этого вы рассказали полицейским то, о чем вам говорил мистер Ассанти.

— Да.

— О том, о чем он свидетельствовал сразу после стрельбы.

— Да.

— А теперь скажите мне вот что. Когда детективы Уэйд и Бент спрашивали вас, вы знали, что они искали двух мужчин?

— Нет, не знала.

— Вы ведь помните беседу с ними вечером семнадцатого июля прошлого года, верно?

— Да, я помню эту беседу.

56
{"b":"18585","o":1}