ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кости зверя
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Станция «Эвердил»
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Счет
Скрытая угроза
Королевство крыльев и руин
Страна Лавкрафта
Экспедиция в рай

Ди Паско затем пояснил присяжным, что они должны тщательно взвесить все свидетельские показания с максимально возможным учетом надежности и искренности показаний свидетелей. Судья призвал их отбросить все симпатии и антипатии и руководствоваться только доказательствами, которые они слышали и видели. Далее он им объяснил, что если они решат, что сам Самсон Коул не нажимал на спусковой крючок в тот вечер, но фактически действовал заодно с другим участником, то он был виновным вне зависимости от того, кто стрелял в жертву, и должен быть классифицирован присяжными как виновный. Он далее напомнил, что они как присяжные приняли присягу, и поэтому просил их быть непредвзятыми и свободномыслящими при вынесении своего решения. Затем он снова предостерег их, как в самом начале судебного разбирательства, что им не следует обсуждать это дело ни с кем из посторонних, пока они не придут к единому мнению. В заключение он пожелал им успеха.

— Лоуэлл сказал, что это может длиться неделю, десять дней, — сказал Карелла, вздыхая, — но они могут всех удивить и принять решение раньше. Ему известны случаи, когда присяжные принимали решение меньше чем за час.

Тедди кивнула, следя за движением его пальцев и одновременно за артикуляцией губ.

— Он, однако, утверждал, что чем дольше жюри совещается, тем более вероятно вынесение компромиссного решения. Нет никакого твердого правила о времени на принятие решения. Они могут вернуться через десять минут и заявить, что подсудимый виновен, а могут прийти через неделю и заявить, что подсудимый невиновен. Фактически нет такого средства, чтобы ввести этот процесс в какие-то временные рамки.

— Как бы, — начала она задавать свой вопрос с помощью жестов, но он понял, какой вопрос она собиралась ему задать, и перебил ее жесты своими, одновременно произнося нужные слова.

— Он позвонит мне, когда этот процесс приблизится к концу. У лейтенанта есть машина, и он выделил мне шофера. Мы помчимся с ветерком через весь город. — Это Карелла сказал с помощью жестов.

А губами он говорил ей, что они используют при этом сирену. Она знала это слово. Она кивнула, подтверждая, что поняла его. Затем с мрачным лицом она спросила:

— Как ты думаешь, какое решение примут присяжные?

— Я не знаю, — ответил он.

Они пришли встретиться с Эммой Боулз на следующее утро.

Она как раз выходила из дома, когда туда подъехала их машина. На ней было красное трико, черные шерстяные гетры, черные кроссовки и короткая черная парка. Никакой шапки. Светлые волосы сверкали на солнце. Был один из тех холодных, ясных, солнечных дней, который делал этот город благоприятным для жизни даже в зимнее время. После вчерашнего дождя тротуары и улицы были очень чистыми. Все следы обильного снегопада исчезли. Привратник у двери дома стал знаками просить их отъехать, пока Мейер не опустил стекло и не показал ему знак городского полицейского управления. Швейцар подошел к ним и с извинениями попросил отодвинуть, если это возможно, свою машину от тента и парадной двери. Мейер вышел из машины и побежал вслед за Эммой. Карелла откатил машину от двери и побежал за ними.

Она шла очень быстро.

Она объяснила им, что ходит на аэробику три раза в неделю — по вторникам, четвергам и субботам. По остальным дням она по утрам совершает прогулки. Исключением является воскресенье, когда даже Бог отдыхает. Она говорила это с улыбкой, а затем для поддержания разговора спросила, много ли детективам приходится ходить. Карелла ответил, что много. Исключение составляют случаи, когда им поручают слежку за кем-то. Эмма сказала, что они оба должны уделять время гимнастике, ибо это высший залог здоровья. Она использовала именно это слово. Высший. Оба детектива уже сбились с дыхания, пытаясь не отстать от нее.

— Мы хотели сказать вам, — вымолвил Мейер, — что мы арестовали человека, который убил Тилли...

— Ох?

— Да. Получили от него подписанное признание. Он был привлечен к суду утром в понедельник.

— Это прекрасно, — произнесла она.

— Одновременно это снимает несколько вопросов. По меньшей мере мы теперь знаем, что ваш муж не имел никакого отношения к смерти Тилли.

— Однако настоящей причиной нашего появления здесь, — сказал Карелла, — является желание рассказать вам о прогрессе, который нами достигнут относительно этого парня Денкера.

— Денкера? — спросила она.

— Она не знает его настоящего имени, Стив, — заметил Мейер.

Она повернулась и посмотрела на Мейера, находившегося от нее слева, а затем повернулась к Карелле, не сбиваясь с шага. Ее длинные ноги легко касались тротуара.

— Это касается человека, которого нанял ваш муж, — пояснил Карелла, — так называемого частного детектива.

— Но он и есть частный детектив, — возразила она.

— Хорошо, у нас другое мнение по этому вопросу, мадам, — заметил Карелла. — Тот номер телефона в Чикаго, который он вам дал, записан за человеком по имени Эндрю Денкер. Мы думаем, что это его настоящее имя. Мы знаем, что он начал свое пребывание здесь с попытки купить пистолет. Он пытался это сделать в первую минуту своего прибытия в город...

— Да, он говорил мне, что у него есть пистолет.

— Он приобрел его уже здесь, — сказал Мейер. — Кольт сорок пятого калибра, который он купил у мелкого продавца в Даймондбеке. Парень по имени Гофредо Кабрера, который также связал его с кем-то, кто снял ему квартиру на окраине города.

— Да, он говорил мне, что живет где-то около Калмс-Пойнт-Бридж.

— 321, Южный Левистон, — произнес Мейер, кивнув, — квартира 4С.

— Итак, мы посчитали, что если бы мы попросили ордер на обыск для поиска пистолета, то нам бы отказали, — объяснил Карелла. — Незначительный повод. Мы уже получили отказ, когда просили разрешение на прослушивание телефонных разговоров. Единственное, что мы можем в данной ситуации сделать, — это не спускать с него глаз, чтобы быть уверенными в том, что он...

— Следить за ним?

— Да. Просить лейтенанта...

— Но как?

— Ну, мы получили в подкрепление несколько детективов...

— Но он уехал.

Оба сразу сбились с темпа.

Эмма продолжала бежать так, как будто это не она бросила сейчас эту бомбу. Они мчались вровень с ней по бокам, повернув головы в ее сторону.

— Возвратился в Чикаго, — пояснила она.

— Откуда вы об этом знаете? — спросил Карелла.

— Он сам сказал мне, что уезжает. Он сказал, что так как Тилли мертв, то мой муж не видит больше необходимости в его услугах.

— Когда он сказал вам это?

— Вчера после полудня.

— И вы думаете, что он уже улетел?

— Он сказал, что собирается лететь поздним вечером. Это было вчера.

— В Чикаго?

— Да. В Чикаго.

— Пожали друг другу руки, попрощались...

— Нет, никакого формального прощания не было. Просто пришел сказать, что должен уехать, что ему было очень приятно общаться со мной, что он надеется, что все будет хорошо. Но вы знаете...

Они ждали.

— Я верю вам, конечно, и не думаю, что ваша информация ошибочна. Но я думаю, что он был частным детективом и по-настоящему пытался защитить меня. Я не знаю, почему он воспользовался другим именем, если он сделал...

— Он сделал, — откликнулся эхом Карелла.

— ...но возможно, у него было для этого основание. В любом случае он уже уехал. Итак, даже если он мог представлять угрозу, в чем я сомневаюсь, то теперь ее нет.

— Если он не солгал, — заметил Карелла.

— Он сказал, каким рейсом собирается лететь? — спросил Мейер.

— Нет, — ответила Эмма, — но зачем ему надо было?..

— Чтобы снять с вас охрану, — объяснил Карелла.

— Я думаю, что вы ошибаетесь. Я думаю, что он был здесь, чтобы выполнить работу, и когда мой муж сказал ему, что в его услугах нет нужды, то работа кончилась.

Они дошли до знака «Стоп» в конце дороги. Карелла прикинул, что они пробежали по дороге по меньшей мере милю и еще около полумили было до ее дома. Этот знак определенно был ее поворотным пунктом. Как бы подчиняясь знаку, она, тяжело дыша, остановилась на одно мгновение, глубоко вдыхая свежий воздух. Наконец она подняла голову, посмотрела на них и произнесла явно в продолжение своей мысли:

60
{"b":"18585","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жена по почтовому каталогу
День, когда я начала жить
Шаман. Похищенные
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Горький, свинцовый, свадебный
Гортензия
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Сердце того, что было утеряно
Йога между делом