ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Служу Престолу и Отечеству
Полёт на единороге
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Доктор Данилов в Склифе
О тирании. 20 уроков XX века
Чистовик
Мертвый ноль
Недоступная и желанная
Будни анестезиолога

— Не двигайся! — крикнул Мейер, но его никто не слушал.

Денкер двинулся на него с пистолетом, дуло которого было зажато в кулаке. Используя пистолет как молоток, он бросился на Мейера, который неподвижно стоял с пистолетом в такой боевой позиции, которой его обучили много лет тому назад в академии. Мейер еще раз очень спокойным тоном, глядя Денкеру прямо в глаза через ствол направленного на него пистолета, предложил не двигаться. На этот раз это короткое слово остановило Денкера. Может быть, это произошло потому, что Денкер увидел в глазах Мейера такое, что предпочел искать шансы на спасение у двенадцати присяжных мужчин. Или у женщин, что для данного случая будет еще лучше.

Он бросил пистолет на пол.

Карелла защелкнул на Денкере наручники.

Все трое тяжело дышали.

* * *

Нелли Бранд вернулась со званого вечера поздно и еще крепко спала, когда ее разбудил звонок шефа. Районный прокурор сообщил ей, что 87-й участок произвел арест по делу Боулза и что ей надо немедленно ехать в отделение. Там происходят серьезные дела. Звонок разбудил ее без четверти два ночи. Бормоча себе что-то под нос, Нелли с трудом выбралась из постели и потащилась в ванную. Она стояла под душем не менее десяти минут. Только после этого появилось ощущение, что жизнь снова возвращается к ней.

Помощник районного прокурора, как и врач, оба люди весьма уважаемые, должны быть безукоризненно одеты, если даже их вызвали на дом среди ночи. Волосы песочного цвета Нелли собрала в пучок. Она ухаживала за волосами только с помощью фена и расчески. Она надела черные трусики и лифчик, бледно-розовую блузку с длинными рукавами, серый шерстяной брючный костюм, черные сапоги на низком каблуке. Никаких драгоценностей. Исключение составляло обручальное кольцо. Она внимательно осмотрела себя в зеркале, укрепленном на внутренней стороне двери ванной комнаты. Она выглядела так, как должен выглядеть настоящий представитель закона. На прощание она поцеловала своего спящего мужа, затем надела пальто, вытащила из кармана шерстяную шапочку, цвет которой гармонировал с цветом ее глаз, закрыла входную дверь квартиры на оба замка и вышла на улицу в надежде поймать такси.

Она прибыла в 87-й участок в половине третьего ночи.

Мисколо предложил ей заранее приготовленную чашку кофе, но, похоже, она бывала здесь раньше и поэтому вежливо отказалась. Карелла дипломатично предложил послать кого-нибудь за датским сыром, а заодно прихватить кофе. Он послал дежурного в закусочную на Калвер-авеню. Еду оттуда принесли через полчаса.

Они сидели, пили кофе и ели датский сыр в три часа ночи. Во всем этом было что-то необычное. В дежурной комнате было жарко. Кто-то отключил термостат. Радиаторы посвистывали, лед, намерзший на окнах, растаял. Этим троим приходилось работать вместе и раньше. Они знали друг друга и понимали с полуслова. Карелла налил в свою персональную чашку, помеченную красным лаком для ногтей инициалами С.К., кофе из картонного пакета, в котором его принесли. Чашка Мейера была помечена инициалами М.М. Нелли пила кофе из никак не помеченной белой гостевой чашки. Они сидели вокруг стола Кареллы с таким видом, как будто это был кухонный стол. Хороший кофе был очень горячим. Датский сыр свежим. Всем троим было очень приятно вместе. Их многое сближало: возраст — где-то за тридцать, общее дело, личная симпатия. Пока они сидели здесь, ели и пили кофе в три часа ночи, Эндрю Денкер приходил в себя в камере предварительного заключения, находившейся внизу, в подвале.

— Итак, что имеется в нашем распоряжении? — спросила Нелли.

— Все, за исключением результатов баллистической экспертизы, — ответил Карелла. — Мы их ждем. Обещали быстро сделать.

— Это не означает, что результаты будут в следующем месяце? — спросила Нелли.

— Обычно это так, но я сказал им, что у нас на руках задержанный и нам необходимо его допросить.

— Когда это было?

— Когда я отправил донесение руководству. Где-то в двенадцать тридцать, без четверти час. Как только мы прибыли сюда.

— Что вы им послали?

— Пистолет Денкера, несколько стреляных гильз и пуль.

— Это его имя? Денкер?

— Эндрю Денкер, — сказал Мейер, кивнув. — Эндрю, а не Энди. Ему не нравится, когда его называют Энди.

— Заказной убийца из Чикаго, — пояснил Карелла.

— Там убийство человека стоит очень дорого, — заметила Нелли.

— У нас тоже наемные убийцы стоят дорого, — произнес Мейер.

— Почему бы вам не позвонить баллистикам еще раз? — спросила Нелли, поворачиваясь к Карелле. — Поторопите их.

Карелла взглянул на часы.

— Я просто опасаюсь, что какой-нибудь ловкий защитник будет говорить, что мы задержались с первым допросом, — пояснила Нелли.

— Конечно, но...

— Итак, если нам удастся их поторопить...

— Ну, в ночное время там работает всего один парень, — сказал Карелла и снова посмотрел на часы. — И он мне обещал.

— Когда он обещал все сделать?

— В три тридцать, в четыре часа.

— Мне, безусловно, хотелось бы, чтобы эти результаты были получены до того, как мы начнем В. и О.[25]

— Необязательно ждать результатов, — заметил Мейер.

— Тогда можно идти в открытую. Без этого...

— Приступим к делу прямо сейчас, не дожидаясь результатов экспертизы, — повторил Мейер.

Нелли повернулась к нему.

Мейеру показалось, что она только сейчас услышала это его предложение.

— Какие у вас для этого основания? — спросила Нелли.

— Длинная история, — промолвил Карелла.

— А разве вас ждет такси? — спросила Нелли.

— Вам лучше почитать дело, — сказал Мейер, поднялся из-за стола и подошел к стеллажам с папками у противоположной стены, где хранились дела. Вытащив целую кипу папок, вернулся к столу, вынул одну. На лицевой стороне от руки заглавными буквами было написано «Боулз Эмма». Карелла открыл папку, вынул оттуда лист бумаги и вручил его Нелли. Это была стандартно заполненная жалоба. Тысячи таких прошли через ее руки. Эта была датирована 28 декабря. А сегодня, начиная с полуночи, восемнадцатое января.

— Она пришла три недели назад, — сообщил Карелла. Нелли кивнула.

Она читала подробные статистические данные, приведенные в деле. Белая женщина, полное имя Эмма Катерина Боулз, в девичестве Эмма Катерина Дебри. Вышла замуж за человека по имени Мартин Боулз. Проживала на территории 87-го участка, на границе территории этого участка, около Смоук-Райза. Возраст — тридцать два года, вес — один-двадцать[26], рост — пять футов семь дюймов. Блондинка, карие глаза. Никаких видимых шрамов, родимых пятен или татуировок нет. Никакого районного акцента или...

— Есть здесь Карелла? — спросил кто-то из-за деревянной решетчатой перегородки, которая отделяла дежурную комнату от коридора. Там стоял полицейский в форме и перчатках, держа в руке холщовый конверт.

Карелла кивнул ему.

— Я Карелла, — сказал он.

Полицейский отодвинул запор на дверце, вошел в дежурную комнату и подошел к столу Кареллы.

— Мне необходима ваша подпись, — произнес он.

На лицевой стороне конверта заглавными буквами было напечатано «ОТДЕЛ ИДЕНТИФИКАЦИИ — БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА». Карелла подписал расписку в получении, прикрепленную к конверту. Полицейский оторвал желтую копию, махнул на прощание рукой и вышел.

В комнате внезапно стало очень тихо.

Карелла отвязал маленькую красную нить, прикрепленную к красной картонной кнопке, поднял клапан конверта и вытащил несколько отпечатанных на машинке документов. Он вчитывался в отчет о пистолете, отобранном у Денкера, использованных гильзах и пулях. Справа от него стоял Мейер, слева Нелли. Оба тоже изучали документ из-за спины сидящего за столом Кареллы. Все трое молчали.

— Пора допрашивать, — сказала Нелли.

Глава 15

Он выглядел намного лучше, чем предполагала Нелли. Когда вы слышите от кого-то о наемном убийце из Чикаго под кличкой типа Денкер, то предполагаете увидеть гариллообразное создание. Какой-нибудь небритый малый, облаченный в одежду, которую выдало государство, когда его отпускали на поруки. Холодные пустые глаза профессионального убийцы. Тонкогубый рот, сломанный нос, гора мускулов и никаких мозгов. Это то, что можно было себе представить.

вернуться

25

В. и О. — аббревиатура слов «Вопрос» и «Ответ» от английских слов question (вопрос) и answer (ответ). (Примеч. перев.)

вернуться

26

Один-двадцать — one hundred weight and twenty pounds — около 60 кг. (Примеч. перев.)

65
{"b":"18585","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три принца и дочь олигарха
На самом деле я умная, но живу как дура!
Половинка
После
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Самый богатый человек в Вавилоне
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Стигмалион
Зорро в снегу