ЛитМир - Электронная Библиотека

Бранд: Конечно, адвокат. Пожалуйста, занесите в протокол, что мистер Келлер читает отчет о баллистической экспертизе, произведенной восемнадцатого января и подписанной детективом первого класса Энтони Мастрояни.

(В. и О. были продолжены в 3.52 утра.)

Бранд: Могу я теперь показать этот документ мистеру Денкеру?

Келлер: Пожалуйста.

В.: Мистер Денкер, вы не могли бы взглянуть на этот документ?

О.: Благодарю вас.

Бранд: Запишите в протокол, что мистер Денкер в настоящее время читает тот же самый отчет о баллистической экспертизе.

(В. и О. были продолжены в 3.56 утра.)

В.: Мистер Денкер, вы прочитали этот отчет?

О.: Прочитал.

В.: Вы понимаете то, что в нем изложено?

О.: Да, понимаю.

В.: В нем говорится, что опытные гильзы и пули, выпущенные из этого пистолета...

О.: Ну, имеются свидетели-эксперты, которые будут говорить вам...

В.: Я уверена, что вы знаете все о свидетелях-экспертах, но тем не менее отчет утверждает, что гильзы и пули, выпушенные из этого пистолета во время опытных стрельб, в точности соответствуют пулям и гильзам, найденным в квартире 12А, дом 907 на Батлер-стрит в ночь на...

Келлер: Мистер Денкер, я бы посоветовал на этот раз хранить молчание.

В.: Мистер Денкер? Вы понимаете содержание этого отчета?

О.: Мне безразлично то, что там изложено. Это не имеет никакого отношения ко мне.

В.: Мистер Денкер, из этого пистолета вы стреляли в двух детективов, пытавшихся вас арестовать...

О.: Я думал, что это грабители.

В.: Этот пистолет был отобран у вас арестовавшими вас детективами. Теперь оказывается, что это тот самый пистолет, с помощью которого прошлым вечером было осуществлено убийство. Как вы объясните?..

О.: Я не должен ничего объяснять. Это не зал суда. Я могу прекратить отвечать на вопросы в любой момент, когда мне захочется.

В.: Мистер Денкер, я показываю вам некоторые вещи, которые, были конфискованы в вашей квартире этой ночью во время вашего ареста. Вы узнаете эти вещи?

О.: Возможно, эти вещи были оставлены в шкафу предшествующим жильцом.

В.: Вы утверждаете, что кто-то, живший в этой квартире до того, как вы вселились в нее...

О.: Да, возможно, это так и произошло.

В.: Оставил сотню тысяч долларов чеками и наличными, так? Плюс драгоценности стоимостью... у вас есть этот список, мистер Карелла?

Карелла: Он у меня с собой.

В.: Благодарю вас. Это напечатанный на машинке список содержимого сейфа квартиры на Батлер-стрит. Я думаю, детективы нашли его в ящике стола...

Карелла: В столе гостиной. В промежутке между тумбами.

В.: В списке перечислены драгоценности общей стоимостью около пятидесяти тысяч долларов. Точно те самые драгоценности, все до одной, которые были найдены в вашей квартире. Номера серий на чеках тоже совпадают. Итак, мистер Денкер...

О.: Вот так. Ничего больше.

В.: Я правильно понимаю вас, что вы желаете на этом прекратить допрос?

Келлер: Вы слышали, что сказал этот человек. Он сказал «ничего больше». И это означает «ничего больше».

В.: Прекрасно. Если это то, чего вы хотите, то мы так и поступим. Но вы знаете, мистер Денкер... отключите камеру, пожалуйста.

Оператор камеры нажал на кнопку «Отключено». В комнате стало тихо. Когда Нелли начала снова говорить, ее голос был мягким и почти добрым. В голосе не было и тени угрозы. Но Карелла знал, что она собиралась сделать, и наблюдал за ней в немом восхищении.

— Разрешите мне вам дать маленький совет, — сказала она. — За рамками протокола.

— Конечно, — произнес Денкер и самоуверенно улыбнулся.

— Я понимаю, что вы приехали из Чикаго и поэтому, возможно, не знаете, как работает закон здесь, в этом штате. Я могу сказать вам, что в нашем случае это серьезное дело с орудием убийства и...

— Ну, это решать присяжным, верно? Серьезный это случай или нет.

Он все еще самоуверенно улыбался.

— Ну, я думаю, это очень серьезное дело — убийство и драгоценности. Итак, дело подпадает под убийство по второй статье. Это так же серьезно в этом штате, как убить полицейского офицера или охранника тюрьмы, или... в общем, мне бы не хотелось углубляться сейчас в этот вопрос. Обвинение будет предъявлено в убийстве по второй статье. И я уверена, что большое жюри подтвердит наше обвинение. Если мы получим признание... которое, я уверена в этом, не очень сложно получить при наличии имеющихся у нас материалов... тогда окончательный приговор может находиться в пределах минимум от пятнадцати лет до пожизненного заключения, а максимальный приговор — в пределах от двадцати пяти лет до пожизненного заключения. Все будет зависеть от судьи, который будет вести ваше дело. У нас в этом городе очень много строгих судей. И конечно, — продолжила она как бы случайно, — вы будете отбывать ваше наказание в каторжной тюрьме.

Она на мгновение замолчала, а потом повторила эти слова:

— В каторжной тюрьме, мистер Денкер.

И позволила ему вдуматься в эти слова.

— Я не знаю, знакомы ли вы с условиями пребывания в каторжных тюрьмах нашей прекрасной страны, — промолвила она, — но я не думаю, что какая-нибудь из них может понравиться.

— Я хочу воспользоваться своими шансами, — возразил Денкер.

— О, я уверена, что вы хотите воспользоваться вашими шансами. Симпатичный белый парень...

Во фразе акцент был сделан на слове «белый».

Опасное слово.

Карелла внимательно смотрел на нее и еще более внимательно слушал. В ее поведении было что-то профессионально хладнокровное, почти ледяное, но было в ней и что-то очень соблазнительное. Он подумал о том, что значит быть женатым на такой женщине.

— Мужчина, который так о себе заботится, — промолвила она, — который так хорошо одевается...

— Спасибо, — откликнулся Денкер, но, кажется, он теперь обращал больше внимания на ее слова.

— Вы очень уверены в себе, и я думаю, что вы предполагаете хорошо устроиться среди обитателей тюрьмы, где вы будете представлять национальное меньшинство. — Она снова играла на страхе. — Может быть, там будет соотношение десять к одному, мистер Денкер. Я имею в виду соотношение черных к белым, испанцев к белым. Вероятнее всего, вы там найдете уличных хулиганов, отбывающих большой срок наказания, — вот что вы найдете в каторжной тюрьме. Такова реальность. Они там задают тон. Замкнутый мир. Изолированный от всего остального мира. Вы будете там предоставлены самому себе, мистер Денкер. Выражаясь фигурально.

— А теперь послушайте меня, — сказал Келлер.

— Эта беседа не входит в протокол, — напомнила Нелли.

— Вот как.

— Я думаю, что мистер Денкер нас слышит. Вы слушаете меня, мистер Денкер?

— Так что же вы скажете по существу? — спросил он.

Карелла увидел, как ее глаза незаметно вспыхнули. Она понимала, что поймала его на крючок. Теперь осталось только вывести его.

— По существу, может быть не каторжная, а федеральная тюрьма.

— Ах-ха.

— Что-нибудь наподобие Денбюри или Алленвуда.

— Ах-ха.

— Что-то наподобие сельского клуба.

Она дала ему время усвоить смысл ее слов.

— А теперь я не знаю, где вы можете облегчить себе свое положение, если не здесь, — сказала она. — Я знаю, что вы совершили убийство вчера вечером, и собираюсь доказать это и докажу. Поверьте мне. Но если мы можем что-нибудь прояснить уже сейчас, то, может быть, мы сумеем договориться о меньшем сроке в федеральной тюрьме. Это остается на ваше усмотрение.

— Насколько меньше?

— Ну, я пока не знаю, что вы еще совершили, верно?

— Здесь больше ничего.

— За исключением преступления вчерашним вечером.

— Я ничего не говорил о вчерашнем вечере.

— Хорошо, так где вы совершили преступления?

67
{"b":"18585","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Эра Водолея
Страна Лавкрафта
Кодекс Прехистората. Суховей
Холокост. Новая история
Яга
Рой
Севастопольский вальс