ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я скажу вам, что я хочу, но мы не будем это обсуждать. Здесь нет места для обсуждения. Обычно я беру за работу семьдесят пять тысяч. Половину — при заключении сделки, половину — после выполнения работы. Но кое-кто уже напортачил в этом деле, и ваша леди уже насторожилась. Все, что я узнал от вас, говорит о том, что она могла заявить об этом в полицию...

— Я понимаю, что здесь есть сложности. Сколько же вы хотите?

— Сто тысяч. Половину сейчас, половину после окончания работы.

— Согласен.

— Хорошо.

— При условии.

— При условии чего?

— При условии, что вы организуете это как случайность.

— Я должен платить за ваши ошибки. Верно? За ваши ошибки и ошибки вашего дурака, который пытался столкнуть ее под поезд.

— Нет, я должен сам заплатить за ошибки. Но я так и не выяснил, заключили мы соглашение или нет?

— Мы заключили соглашение.

— Хорошо. Когда вы сможете приступить к работе?

— Как только я получу первую половину суммы.

* * *

В.: Когда же вы фактически приступили к работе?

О.: Седьмого.

В.: Января?

О.: Да.

В.: И вчера вечером... расскажите о последнем вечере.

* * *

— Мистер Денкер, — вставил Келлер, — я бы все-таки посоветовал вам еще раз...

— Вы хотите идти в эту гребаную каторжную тюрьму? — спросил Денкер, резко повернувшись к нему.

Нелли очень хотелось узнать, с чем он думал в этот момент. Работа была выполнена плохо. Это верно. Часто это толкало преступников на попытки подробно описывать, как все планировалось, какими великолепными были эти планы и как несправедлива была к ним судьба. До сих пор он ничего не рассказал за исключением деталей того, как его наняли для выполнения этой работы. До сих пор никакого признания. До сих пор фактом является только пистолет. Единственным фактом у них в руках к данному моменту был только пистолет. И драгоценности, конечно. Может быть, этого было достаточно, чтобы осудить его, а может быть — и нет. С присяжными в наше время нельзя сказать ничего определенного. Нелли хотелось упрятать его на длительный, очень длительный срок. Этот парень — наемный убийца. Но она готова была скорее договориться на срок восемь лет, чем идти на риск суда присяжных, где, возможно, его полностью оправдают. В настоящее время ее единственной целью было получить признание, получить любую информацию о делах в Чикаго, которая ей была нужна для передачи людям ФБР, чтобы закрепить договоренность. Тогда можно считать работу законченной.

— Как вы вошли в дом? — спросила она небрежным тоном.

Однако он не ответил на этот вопрос.

В.: Мистер Денкер?

О.: (Молчание.)

В.: Можете вы ответить, как вы попали в дом?

О.: Я...

В.: Да. Говорите.

О.: Я думал... сперва я думал организовать диверсию, какую-нибудь диверсию, чтобы вытащить швейцара из прихожей, но потом отказался от этой мысли. Допустим, я бы устроил пожар на улице, а он не обратил бы на это никакого внимания? Я имею в виду, что я давно не был в этом городе, но мне совершенно ясно — люди здесь ко всему безразличные. Вы можете... перерезать кому-нибудь на улице горло, а они плотнее надвинут шляпы на головы и спокойно пройдут мимо. Это особенность данного города. Поэтому чем больше я думал о диверсии, тем больше росла во мне уверенность в том, что этот вариант не сработает. Тогда я сделал следующее. Я стал следить за парадным входом в течение всего дня во вторник и в среду и выяснил распорядок дня швейцара. Мне оставалось после этого только подстроиться к нему. Например, швейцар после второй смены приступал к работе в три тридцать пополудни, а оканчивал смену в одиннадцать тридцать. Три тридцать было слишком рано, а одиннадцать тридцать — слишком поздно. Я хотел закончить это дело не позже восьми часов. Выйти из дома не позднее восьми часов.

Наблюдая за парадным входом, я выяснил, что швейцар, заступив на работу в три тридцать, примерно через час устраивал себе перерыв на кофе. Этот перерыв длился с четырех тридцати до пяти часов. Примерно так. Он закрывал внутреннюю дверь, шел в закусочную «Макдональд» на Вудкресте и возвращался обратно с пакетом кофе. Затем он устраивал себе перерыв на обед в семь тридцать или около того. Это было слишком поздно для меня. Я хотел попасть в квартиру задолго до того времени. Итак, мне оставалось дождаться первого перерыва и войти в дом. После того, как я оказывался в доме...

В.: Как вы вошли в дом?

О.: У меня был ключ.

В.: Ключ к внутренней входной двери дома?

О.: Да. И ключи от квартиры. В дверь квартиры врезаны два замка.

В.: Где вы достали эти ключи?

О.: Мне их дала Эмма. Я провел с ней конец недели, когда Боулза не было в городе. Именно тогда она дала мне ключи.

В.: Итак, вы ждали, когда швейцар пойдет на обеденный перерыв...

О.: Перерыв на кофе. Убедился в том, что он пошел по улице...

В.: И затем проникли в дом...

О.: Да.

В.: Когда это было?

О.: Без двадцати пять.

В.: Вы пошли сразу наверх в квартиру?

О.: Да.

В.: Был ли кто-нибудь в квартире, когда вы туда вошли?

О.: Никого.

В.: Квартира была пуста?

О.: Да.

В.: Вы вошли в пустую квартиру...

О.: Да.

В.: Воспользовались ключами, которые дала вам Эмма Боулз...

О.: Да.

В.: А затем что было?

О.: Я оставил следы вскрытия на сейфе. Для этого я использовал зубило. Я хотел сделать вид, что сейф вскрывал любитель. Затем я открыл сейф с помощью шифра, который мне дал Боулз. Я взял из сейфа наличные деньги, чеки и драгоценности, а затем сел и стал ждать.

В.: Это было сделано под воздействием импульса?

О.: Мадам?

В.: Я имею в виду все эти вещи из сейфа.

О.: Нет, нет. Это составляло часть плана.

В.: Зачем это было нужно?

О.: Чтобы создать видимость грабежа, во время которого пришел хозяин.

В.: Понятно. Итак, вы ограбили сейф...

О.: Да. Ну, нет. Я не вскрывал его, если вы это имеете в виду. Я знал комбинацию цифр, которую мне сообщил Боулз.

В.: Вы открыли сейф...

О.: Да.

В.: Забрали его содержимое...

О.: Да.

В.: И взяли его с собой, когда ушли из квартиры...

О.: Да.

В.: ...и из дома.

О.: Да.

В.: Скажите мне, мистер Денкер, как вам удалось уйти из дома?

О.: По пожарной лестнице в полуподвал, а затем через двери, ведущие к аллее.

В.: Куда вы потом пошли?

О.: К Вудкрест-авеню, где я поймал такси.

В.: Поехали на свою квартиру?

О.: Да, мадам.

В.: Для чего?

О.: Это был момент, когда я должен был это сделать.

* * *

Ожидание всегда очень трудное дело. Он ждал, чтобы совершить убийство. Содержимое сейфа находилось в его кейсе, лежавшем на полу спальни. Там были драгоценности стоимостью в пятьдесят тысяч долларов, наличные деньги, чеки. Он сидел на краю кровати лицом к двери спальни и прислушивался, не щелкнет ли ключ в замке входной двери. Щелчок, который подскажет ему, что пора снять предохранитель с кольта 45-го калибра. Время бежало, он начал думать, что, может быть, сделал ошибку, начал думать, что, может быть, ему придется сидеть здесь всю ночь и никого не дождаться.

На его часах было без четверти шесть.

Он сидел и ждал.

Постукивал ногой о пол.

Ждал.

Вспоминал все, что происходило в этой постели.

Ждал.

Было без двадцати минут семь, когда он услышал, как в замке входной двери щелкнул ключ. Он снял предохранитель и поднялся с кровати. Затем занял позицию за дверью в спальне, слева от нее. Он слышал, как входная дверь снова закрылась. Раздался щелчок замка. Затем было слышно, как открылись, а затем закрылись дверцы стенного шкафа. Затем раздались шаги. «Ты и я, — подумал Денкер. — Ближе. Сейчас».

69
{"b":"18585","o":1}