ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы!

От удивления женщина широко открыла глаза.

— Я, — ответил он и выстрелил.

* * *

В.: Сколько раз вы выстрелили?

О.: Три раза.

В.: Все выстрелы были в голову?

О.: Все в голову.

В.: Вы стреляли в Мартина Боулза три раза?

О.: Я стрелял в Мартина Боулза три раза.

В.: Вы убили Мартина. Боулза?

О.: Я убил Мартина Боулза.

* * *

Основная схема плана осталась неизменной. Ничего особенного не надо было менять. Просто застрелил мужа вместо жены. Потому что это, видите ли, было более выгодным делом.

Такое решение задачи было связано с определенными, очень ясными преимуществами. Преимуществами в долларах. Если бы он пошел по тому пути, который был связан с выполнением заказа Боулза, то получил бы вторую половину заработанной суммы плюс драгоценности, которые с самого начала он не собирался возвращать. В этом случае он получил бы всего сто тысяч наличными и, может быть, тысяч тридцать за украденные драгоценности.

Путь, который они подробно обсудили и так тщательно спланировали во время того уик-энда, когда Боулза не было дома, сулил значительно больше денег. Гораздо больше. Можно даже забыть про тридцать тысяч за драгоценности, так как Эмма застраховала их и в любом случае получит реальную их стоимость. В конце концов, это ведь было убийство, связанное с грабежом. Ее дорогой муж был убит во время грабежа квартиры. Драгоценности были застрахованы от грабежа. Это означало, что пятьдесят тысяч, хоть и длинным путем, но вернутся к Эмме, а следовательно, и к нему.

— Она сказала мне, что хочет выйти за меня замуж, — произнес он и улыбнулся. — Вы представляете? — И покачал головой. — Я согласился. А почему нет? Красивая женщина. Почему бы и нет?

Жениться на ней и забыть о потерянных пятидесяти тысячах и выручке за драгоценности. Забыть о сотне тысяч наличными и чеках. Все эти детские игрушки. Настоящие деньги придут, когда вскроют завещание Боулза.

Много денег, как она заверила его.

Львиную долю этих денег Боулз унаследовал от отца. И все эти деньги достанутся Эмме, как единственной наследнице.

Надо только жениться на всех этих деньгах.

Самая прекрасная часть плана заключалась в том, что право на наследование никогда не будет поставлено под сомнение, потому что никто не может и предположить, что Эмма каким-либо образом замешана в этой истории. Прошлым вечером в то время, когда грабитель убил ее мужа, ее не было в квартире. Она фактически была...

— Она сказала нам, что обедала в это время с подругой, — сказал Карелла.

— Точно, — подтвердил Денкер.

— Да, мы проверили. Они обедали. У нее безупречное алиби. В момент убийства ее и близко не было от места убийства.

— Это в точности соответствовало нашему плану. Я сказал Боулзу, что хотел бы, чтобы он уехал в пятницу вечером. Я собирался сделать это в пятницу ночью, наступающей ночью, а вместо этого сделал это прошлым вечером. Он никак не ожидал меня встретить в своей квартире. Я думаю, он почувствовал, что произойдет, только за секунду перед тем. Однако было уже слишком поздно. Верно?

— Что верно, то верно, — согласился Карелла. — А вы знаете, что еще она говорила нам, когда мы вошли в квартиру? Уже после того, как она пришла домой, нашла своего мужа мертвым и позвонила в по...

— Я точно знаю, что она...

— Она убеждала нас снова, что была уверена в вашем возвращении в Чикаго. Снова говорила нам, что попрощалась с вами в четверг после полудня.

— Это верно. В этом и заключалось мое алиби. Я уехал, я был в Чикаго. Ее мужа убил грабитель. Эту схему мы выработали вместе. Предполагалось, что она должна сказать вам...

— Ну, она так и говорила. И она одновременно сказала, что ваши отношения были чисто деловыми...

— Верно...

— ...и поскольку она не очень жалела о смерти мужа, то не понимала, какое отношение вы имеете к этому делу.

— Предполагалось, что и это она должна была говорить.

— Так и было. И конечно, она ничего не знала. Обедала со своей подругой. Как по-вашему, Денкер, сколько денег связано с этим делом?

— В завещании? Миллион шестьсот тысяч.

— Куча денег...

— Конечно. И это единственная причина, почему я ввязался в это дело. Она все время говорила о любви, а я все время считал деньги. Это был хороший план.

— Он и сейчас хорош, — сказал Карелла.

Денкер посмотрел на него.

— Ну-ка сообразите — кто выиграл в этом деле?

Денкер продолжал смотреть на него.

— Спасенные драгоценности, наличные деньги, чеки, миллион шестьсот тысяч по завещанию...

Денкер замотал головой.

— Да, — промолвил Карелла, кивнув ему.

— Нет.

— Она перехитрила вас, Денкер.

— Нет, этого не может быть.

— Да, перехитрила. Она использовала вас.

— Вы ошибаетесь.

— Ответьте на несколько вопросов, Денкер. Выстройте их в ряд.

— Охотно.

— Она когда-нибудь упоминала о том, что мы знали о вашем существовании?

— Нет, как вы могли?..

— Вместе с тем, она все рассказала нам о вас. Ясно? Мы начали следить за вами с первой минуты вашего появления.

Денкер опять посмотрел на него.

— Она упоминала о том, что мы знали о приобретении вами пистолета?

— Нет, никогда...

— Даже об этом не упоминала?

— Нет, но...

— Видите ли, она знала это. Знала, что вы купили пистолет. Мы ей сообщили.

Молчание.

— Кольт сорок пятого калибра.

Молчание.

— Денкер, она позволила вам использовать пистолет, о котором мы знали.

Снова молчание. Затянувшееся молчание. Он начал ощущать, что пистолет был единственной реальной вещью, которая связывала его с убийством. Она знала, что они вышли на пистолет... но она не предупредила его.

— Но... — Он покачал головой. — Она хотела выйти за меня замуж.

Карелла ничего не ответил.

— Она сказала, что полюбила меня, — сказал он.

Карелла опять ничего не ответил.

— Боже мой, мы планировали все это вместе! — закричал Денкер.

— Вы можете это доказать? — спросил Карелла.

— Ну, нет, но...

— Мы тоже не можем.

* * *

Была пятница, шесть часов утра. До места назначения на окраине города было еще около получаса пути. На горизонте на востоке уже появилась розоватая полоска зари. Денкера увезли в наручниках. Нелли Бранд получила все, что ей было нужно. Сейчас она и оба детектива сидели в дежурной комнате и снова пили свежий кофе, который они заказали в круглосуточно работавшей закусочной на Калвер-стрит. Они пытались оценить, смогут ли привлечь по этому делу Эмму Боулз, и не видели такой возможности.

— Мы не можем использовать это признание, чтобы привлечь ее к ответственности, — высказалась Нелли.

— Нет, не можем, — согласился Карелла.

— Тут ведь действует закон.

— Да, тут закон, — согласился Мейер.

— А то каждому достаточно сказать что-нибудь о другом человеке и того можно будет привлечь к суду.

В дежурной комнате воцарилась тишина. Вдруг стало четко слышно тиканье часов.

— Вы видите возможность предъявить ей хоть какое-либо обвинение? — спросила Нелли.

— Нет, — ответил Карелла.

— Нет, — откликнулся Мейер.

— Значит, так оно и есть. — Нелли допила свой кофе. Она посмотрела на часы, поднялась и сказала: — Если я сейчас поеду домой, то у меня останется полчаса для сна перед тем, как зазвучит будильник.

Оба детектива хранили молчание.

— Не вешайте носа, — проговорила она.

Карелла кивнул.

Нелли пожала руку Мейеру.

— Спокойной ночи, — произнесла она. — Я вам позвоню.

— Спокойной ночи, — ответил он.

Она протянула руку Карелле. Он пожал ее.

— Спокойной ночи, — еще раз произнесла она.

— Спокойной ночи, Нелли.

70
{"b":"18585","o":1}