ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга о власти над собой
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок
Строим доверие по методикам спецслужб
Девочки-мотыльки
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Печальная история братьев Гроссбарт
A
A

– Для меня нет ничего важней тебя, – ответила Августа и, быстро поднявшись, пошла на кухню. С кухни она принесла бутылку шампанского.

– О, замечательно! Как ты догадалась, что я умираю от жажды?

– Ты открывай, а я пока придумаю тост.

– Ты забыла стакан.

– Любовникам не нужны стаканы.

– А вот моей бабушке были нужны.

– А у нее что, есть любовник?

– Спроси у моего дедушки.

Клинг откупорил бутылку.

– Придумала тост?

– Ты пролил шампанское прямо на простыню.

– Ну давай же, давай выпьем за... за кого хочешь.

– Тогда, может, за Джона и Марту Митчел?

– Почему нет? За...

– А может, за нас? – Августа осторожно взяла у него из рук бутылку и, подняв ее, торжественно произнесла: – За Берта и Августу! И за... – она задумалась.

– Ну же!

Августа внимательно смотрела ему в глаза, держа бутылку в поднятой руке.

– И за свершение всех желании! – быстро закончила она, затем глотнула из горлышка и передала бутылку Клингу.

Клинг не мог оторвать глаз от ее лица. Глядя Августе прямо в глаза, он сказал:

– За нас! Навсегда!

Немного погодя. Августа поднялась с кровати.

– Уже уходишь? И это после таких прекрасных слов? – шутя произнес Клинг.

– Я всего лишь в ванную, – улыбнулась Августа.

– В таком случае, на обратном пути проверь телефон.

– Зачем?

– Я же полицейский.

– К черту этот телефон!

Все-таки она проверила автоответчик и, вернувшись, сказала, что третий звонок был ему.

– Кто звонил?

– Некто Мейер. Он сказал, что миссис Ангермен готова установить личность преступника.

* * *

Клинг постучал в дверь квартиры Майка Ингерсола в десять минут двенадцатого ночи. Он слышал голоса внутри и, наконец, расслышал приближающиеся шаги.

– Кто там? – спросил Ингерсол.

– Это я, Клинг.

– Кто?

– Клинг.

– А, секунду, Берт.

Клинг услышал звуки снимаемой дверной цепочки и отпираемого замка. Ингерсол был в пижаме и тапочках.

– Привет. Как дела? Заходи.

– Извини, я знаю, что уже поздно. Ты, надеюсь, не спал?

– Нет, я смотрел новости по телевизору.

– Ты один?

– Да, – сказал Ингерсол. – Заходи, заходи. Пиво будешь?

– Нет, спасибо, Майк.

– Не будешь возражать, если я выпью?

– Давай.

– Располагайся. Я сейчас вернусь.

Клинг прошел в гостиную и сел в кресло перед телевизором. На секретере он заметил кобуру и револьвер Ингерсола. С экрана телевизора говорили об очередной эпидемии какой-то болезни. На журнальном столике, стоявшем возле кресла, Клинг увидел пепельницу с окурками. На белом фильтре одного из них отчетливо виднелась губная помада. Клинг услышал, как Ингерсол на кухне хлопнул дверцей холодильника. Через минуту он вошел в гостиную, покосился на закрытую дверь спальни и, поднеся бутылку ко рту, отхлебнул хороший глоток пива. Затем Ингерсол вытер губы ладонью и, наконец, спросил:

– Что-нибудь случилось?

– Да, Майк, случилось.

– Еще одно ограбление?

– Нет-нет.

– Тогда что?

– Опознали преступника.

– Да? Прекрасно!

– Смотря, с чьей точки зрения судить, Майк.

– Что ты имеешь в виду?

– Миссис Ангермен позвонила сегодня вечером в участок. Меня не было на месте, но позже мне удалось с ней переговорить, – сказал Клинг и сделал паузу. – Она сказала, что знает, кто преступник. Раньше она как-то не могла сообразить, потому что видела его только в...

– Не надо, Берт, – быстро сказал Ингерсол.

– Потому что видела его только в форме. Но вчера в участке...

– Не надо, Берт.

– Это правда?

Ингерсол молчал.

– Майк, это правда? – настаивал Клинг.

– Правда или нет, во всяком случае, мы ведь можем договориться между собой, – сказал Ингерсол безразличным тоном и пошел к телевизору.

– Только не надо брать револьвер, Майк, – предупредил его Клинг, быстро доставая свой пистолет из кобуры.

– Да ты что, Берт? – обиженно спросил Ингерсол.

– Туда, Майк. К стене. Быстро!

– Да ну, брось ты...

– Быстро, я сказал!

– Хорошо, хорошо, успокойся, ради бога, – сказал Ингерсол, становясь лицом к стене.

– Как ты это делал, Майк? Украл набор отмычек в участке?

– Нет.

– Тогда откуда у тебя ключи?

– Ты помнишь то крупное дело в прошлом году, ну, в октябре? Помнишь, нас всех тогда задействовали?

– Да, помню.

– Я работал тогда с технарями, устанавливающими подслушивающие устройства. Мы разъезжали практически по всему городу. Тогда мне и попались эти ключи.

– А чем ты еще занимался, Майк? Или ты только грабил квартиры?

– Кроме этого, ничем, клянусь!

– А может, ты продаешь наркотики школьникам?

– Брось, Берт, за кого ты меня принимаешь?

– Я тебя принимаю за дешевого вора!

– Мне нужны были деньги!

– Всем нужны деньги.

– Тогда назови мне хоть одного полицейского в нашем участке, который не брал бы взяток. Когда это ты стал таким чистюлей?

– Я ни разу в жизни не взял даже цента, Майк.

– А что ты видел в своей жизни? Неужели и впрямь никогда ничего не брал?

– Не надо приравнивать бесплатную чашку кофе, которую я иногда получаю в баре, к преступлению! Боже ты мой1

– Я хочу тебе сказать...

– Да что ты можешь мне сказать, Майк? – с омерзением перебил его Клинг...

В комнате наступила гробовая тишина. Ингерсол пожал плечами.

– Я не хотел вмешивать тебя в это дело, Берт. Зачем, по-твоему, я предложил эти засады? Я просто не хотел, чтобы кто-то подумал, что ты каким-то образом с этим связан. Я...

– Засады, – это дымовая завеса, – спокойно произнес Клинг. – Вот зачем тебе понадобилась рация? Чтобы я подумал, что ты, как и я, сидишь в темноте и ждешь вора в квартире, а ты в это время спокойно потрошил квартиру рядом со мной? А стеклянный котенок? «Наверное, с живыми у него сейчас перебои!» – так ты, кажется, сказал, Майк? Перебои! Задница ты после этого, вот ты кто! Просто ты не мог в этот раз принести живого котенка потому, что даже такой дурак, как я, не смог бы не заметить его в твоем кармане!

– Берт, поверь мне...

– О, я тебе верю, Майк! Но вот лейтенант вряд ли поверит. Особенно, когда услышит историй о Фреде Липтоне.

– Я никак с ним не связан.

– Неужели? Ну, у нас еще будет время все это обсудить, не так ли? Хейз как раз сейчас его берет. Ты ведь через него сбывал краденое? Да или нет, Майк?

– Я же тебе говорю, что я с ним не связан!

– Тогда почему ты так забеспокоился, когда мы вышли на его след? Зачем тогда было давать Ронде Спэар описание внешности всех полицейских нашего участка? А мы-то, наивные, уже начали думать, что она умеет читать чужие мысли, – сказал Клинг и, немного помолчав, добавил: – А ну-ка, выведи ее сюда, Майк. Мы ее тоже прихватим с собой.

– Что? Кого? – заволновался Ингерсол.

– Ту суку, которая сейчас лежит у тебя в спальне. Это ведь Ронда Спэар, не правда ли?

– Нет, Берт! Там никого нет!

– Это о ней ты мне рассказывал? Прекрасная девушка, на которой ты хочешь жениться? Из-за нее ты хотел поскорее поймать вора?

– Берт...

– Вот мы его и поймали. Неужели ты не хочешь представить меня своей невесте? Послушайте, мисс! – крикнул Клинг. – Выходите, пожалуйста, сюда, руки – за голову!

– Только не стреляйте! – сразу раздался за дверью спальни женский голос.

Дверь открылась. На пороге стояла пышнотелая блондинка в голубом халате, из-под которого выглядывал подол розовой ночной рубашки. Она сложила руки за головой, губы ее нервно дрожали.

– Как ваше имя, мисс? – спросил Клинг.

– Какое? – спросила блондинка.

– Что значит какое? Ваше!

– Сценическое или настоящее?

– Вы – Ронда Спэар?

– Да.

– Одевайтесь, мисс Спэар. Ты тоже, Майк.

– Берт! Ради бога, Берт... дай мне шанс!

– С какой стати? – не понял Клинг.

* * *
35
{"b":"18588","o":1}