ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карелла понимал, что планирование и осуществление замыслов никогда не были для Глухого одним и тем же. Вторым элементом в цепи планирования преступления являлось извещение полиции о деталях этого плана заранее. Сначала Карелле казалось, что Глухой просто страдает манией величия, но позже он понял, что преступник использует полицию как своеобразного помощника, который был ему крайне необходим для воплощения задуманного. То, что у него сорвались два предыдущих дела, было чистой случайностью. Глухой действительно был гораздо умнее полиции и потому ее использовал. Более того, он давал полиции возможность осознать, что ее используют, и тогда в силу вступала третья часть разработанного им плана.

Зная, кто ее используют, но не зная, каким образом, зная, что Глухой сообщает многие детали предстоящей операции, но далеко не все, зная, что он сделает именно так, как задумал, но с маленькими изменениями, полиция не могла оставаться спокойной. Ее реакция напоминала возню слона в посудной лавке. Подобная некомпетентность и бестолковая суетливость полиции только смешили Глухого и еще больше укрепляли его уверенность в себе. С каждым разом, не встречая серьезного противодействия со стороны полиции, действия Глухого становились все более наглыми, откровенными и детективами переживались болезненно. Чем больше он наглел, тем сильнее разбивал полицию паралич беспомощности.

Да, на этот раз план Глухого явно выпадал из ряда тех, которые он осуществлял раньше. Все было придумано слишком уж примитивно. Любой, даже самый мелкий воришка в городе может заявить, что собирается грабить банк в одиннадцать, а потом совершить налет на полчаса раньше. Велика хитрость! И потом, зачем было все время дублировать фотостаты? А ведь Глухой считал необходимым это делать. Неужели он успел так утвердиться в собственном величии, что решил объявить о своих намерениях не один раз, а дважды, как бы давая себе двойную рекламу типа «50 танцующих девушек 50»?

Карелла отхлебнул из стаканчика. Кофе уже успел остыть. Одним глотком Карелла допил остаток, и внезапно у него перехватило дыхание от поразившей его мысли". Ведь не все фотостаты дублировались дважды! Да-да, Глухой дважды повторял все снимки, кроме одного – снимка футбольной команды, означавшего время ограбления! Карелла вскочил со стула и побежал к выходу, надевая на ходу пиджак.

Сегодня утром он пришел на работу, прихватив с собой другой пистолет. Это был его старый револьвер, оставшийся еще с тех времен, когдаон был простым патрульным. Карелла достал револьвер из кобуры, он уже успел отвыкнуть от рукоятки. Да, не думал он, что придется когда-нибудь им воспользоваться.

Часы показывали без четверти одиннадцать, и теперь Карелла со всей ясностью осознал, зачем понадобилась Глухому вся эта игра с дублированием снимков, и что это не имеет ничего общего с манией величия.

Да, Глухой все построил именно так, чтобы намеченное воплотилось полностью, и Карелле следовало поторопиться.

Он вошел в банк без десяти одиннадцать и направился прямо к охраннику, на ходу вынимая удостоверение.

– Детектив Карелла, восемьдесят седьмой полицейский участок. Могу я видеть мистера Альтона?

Охранник внимательно изучил значок детектива, приколотый к бумажнику рядом с удостоверением личности.

– Сюда, сэр, – сказал охранник и провел его через зал к двери, находящейся недалеко от сейфа. Подойдя к ней, охранник деликатно постучал.

– Да? – спросил голос за дверью.

– Разрешите, мистер Альтон? Это я, Корриген.

– Входите.

Охранник вошел в офис и через секунду вышел.

– Проходите, мистер Карелла, – сказал он.

Мистер Альтон поднялся из-за стола и протянул руку для приветствия.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте. Я детектив Карелла из восемьдесят седьмого участка, – он снова показал свой значок и удостоверение личности, а затем, улыбнувшись, спросил: – Ну, как вы себя чувствуете после всех перипетий? – и, придвинув стул к столу, сел.

– Да слава богу, уже немного отошел. Чем могу быть вам полезен, детектив Карелла?

– Сэр, я не отниму у вас много времени. Вы знаете, именно в наш участок поступил первый сигнал о намечаемом ограблении, но ваш банк находится не на нашей территории, и дело передали ребятам из восемьдесят шестого. Мой лейтенант поручил мне зайти к вам и закончить проверку.

– Какую проверку? – не понял мистер Альтон.

– Ну, сэр, я не хочу засорять вам голову нашими специфическими формальностями, но я должен выполнить приказ. Надеюсь, вы мне поможете? Понимаете, хоть это дело и передано официально в другой участок, мы тем не менее тоже продолжаем его вести. И хотим довести все до конца.

– Я, кажется, не совсем вас понимаю.

– Мы тоже несем ответственность за него, вот и все.

– Понятно, – сказал несколько озадаченный мистер Альтон.

– Я хочу убедиться, что наши коллеги из восемьдесят шестого участка сделали все как надо. Я буду откровенен с вами, мистер Альтон. Всегда лучше перестраховаться на случай, если поднимется какой-нибудь шум. Ну, я имею в виду, если наверху поднимут какой-нибудь шум. – И он многозначительно указал глазами в потолок.

– Ага, понятно, – снова сказал мистер Альтон, так и не поняв до конца, почему наверху должен был подняться какой-то шум. – Какие же вопросы вы мне хотели задать?

– Всего два вопроса, сэр, – сказал Карелла и, достав из кармана листок с отпечатанными вопросами, положил его перед управляющим.

Мистер Альтон взял ручку и прочитал вслух первый вопрос:

– "Сколько офицеров полиции находилось в банке во время нападения?" – и, пожав плечами, ответил: – Четверо.

– Вы знаете их имена?

– Ну, руководил детектив Шмидт. Как зовут трех остальных, я не знаю. Впрочем, я могу узнать их имена в участке, – сказал управляющий, даже не задумавшись над тем, что, очевидно, это мог бы сделать и сам Карелла. Альтон написал напротив первого вопроса фамилию Шмидта и стал читать дальше: – «Нет ли у вас замечаний к полиции, не проявляли ли они грубость, неуважение, бестактность?» – Нет-нет, что вы, все было хорошо, – заверил мистер Альтон и написал напротив второго вопроса слово «нет».

– Имели ли офицеры полиции доступ к деньгам во время операции? – задал вопрос Карелла.

– Да, те, что сидели в кассах.

– Пересчитывались ли деньги после того, как полиция покинула банк?

– Нет, мистер Карелла, еще не пересчитывались.

– Когда же будет переучет?

– Сегодня днем.

– Тогда вы позвоните мне по окончании, хорошо? Телефон Ф7-8025.

– Хорошо.

– Понимаете, я должен знать, что все в порядке, – с улыбкой пояснил Карелла.

– Да, конечно.

– Еще несколько вопросов, мистер Альтон. Скажите, кто-нибудь из офицеров полиции заходил в сейф до, во время или после операции?

– Нет.

– Сэр, можете вы мне сообщить, какая именно сумма была доставлена сегодня в банк?

– Пятьсот тысяч триста долларов.

– Их пересчитывали после ограбления? Я имею в виду – до ухода полиции?

– Да.

– Кто?

– Мой заместитель, мистер Воршоу.

– Все было на месте?

– До цента.

– Значит, ограбление полностью провалилось?

– Абсолютно.

– Хорошо. Позже я хотел бы получить расписку мистера Воршоу в том, что он пересчитал все деньги как после попытки ограбления, так и после того, как офицеры полиции покинули банк. Я должен иметь письменное подтверждение, что ничего не пропало.

– Да, они еще находились в банке, когда Воршоу производил первый подсчет.

– Но не в сейфе?

– Нет.

– Хорошо, мистер Альтон. А мы можем сейчас пройти в сейф?

– В сейф? Зачем?

– Чтобы я мог доложить лейтенанту.

– А о чем вы хотите доложить вашему лейтенанту, мистер Карелла?

– Он приказал, чтобы я лично убедился в том, что деньги остались на месте.

– Но я уже об этом вам сказал!

– Он хочет, чтобы я лично установил этот факт, сэр.

– Каким образом?

– Пересчитав их.

38
{"b":"18588","o":1}