ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После капитуляции Японии в августе 1945 года Ивенс и его сотрудники собрались на первом же пароходе отплыть в Индонезию. Но голландские власти несколько раз откладывали их отъезд. Причина этих неоднократных задержек вскоре стала ясна: 17 августа 1945 года индонезийский народ провозгласил республику. Правительство Нидерландов, вместо того чтобы подтвердить свои прежние обещания, ответило посылкой экспедиционного корпуса и бомбардировками.

В этой обстановке в октябре 1945 года в отеле «Австралия» в Сиднее Йорис Ивенс созвал пресс-конференцию, на которой проинформировал журналистов о своем отказе от полномочий, направленном представителям голландского правительства в Батавии (теперь Джакарта). Он расторгнул свой контракт, так как обещания, данные индонезийцам, не выполнялись и были нарушены принципы дружбы и взаимного уважения, провозглашенные Атлантической хартией, к которой присоединилась королева Голландии. Заявление Ивенса имело огромный резонанс. Прежде никогда не бывало, чтобы крупный деятель слагал с себя полномочия в подобных обстоятельствах. Все сотрудники Ивенса также подали в отставку. После этого Ивенс с двумя из своих бывших помощников предпринял в Австралии постановку документального фильма, который был назван «Говорит Индонезия» (Indonésie Calling).

Чтобы понять замысел этого фильма, надо знать, что во время войны Австралия была местом пребывания правительства Нидерландской Индии, базой для ее торгового флота, для голландских и индонезийских войск, там же находилось большое число индонезийских моряков. Как только в Индонезии была провозглашена республика, голландские власти пытались реквизировать торговые корабли, расположенные в Австралии, с тем чтобы с оружием и войсками отправить их на осаду молодой Индонезийской республики. Но индонезийские моряки отказались снимать корабли с якорей и были поддержаны моряками Австралии, их профсоюзами и десятком других «смежных» профсоюзов. Индийские, китайские, малайские и английские матросы присоединились к этому движению, и их единодушие было столь всеобщим, что коммерческий голландский флот так и не мог сняться с якорей и остался блокированным в австралийских портах в течение полутора лет.

Развитие этих событий диктовало изо дня в день сценарий фильма «Говорит Индонезия». Начиная съемки, Йорис Ивенс не знал еще сам, каким будет его фильм. До этого правительство Нидерландской Индии предоставляло в его распоряжение огромные капиталы. Теперь же условия его работы стали, конечно, другими. Он должен был работать полуподпольно, сам финансировать свой фильм, занимать в разных местах по пять-десять фунтов, использовать куски чистой пленки и т. д. Разумеется, по мере своих возможностей ему помогали профсоюзы моряков.

Фильм был закончен в начале 1946 года. Марион Мишель была одновременно сценаристом, оператором, монтажницей, директором картины. Кэтрин Дункан писала дикторский текст к австралийскому варианту. Кроме него имелся индонезийский вариант. «Премьера» состоялась в театре кинохроники в Сиднее, затем фильм получил широкое некоммерческое распространение в Австралии и во многих странах.

Индонезийский вариант непонятными путями попал в Индонезию в самый разгар голландских репрессий.

Ява была отрезана от всего мира, голландские колониалисты говорили индонезийцам, что они не могут рассчитывать ни на какую помощь или солидарность со стороны других стран. И вот везде — вплоть до самых отдаленных деревень, на открытом воздухе — устанавливались экраны, на которых жители видели неопровержимые доказательства солидарности пяти наций с борющимися за свою национальную независимость индонезийцами.

Когда индонезийское правительство одержало победу, одним из его первых действий было приглашение Йориса Ивенса на пост генерального комиссара по делам кино в новой республике. Фильм «Говорит Индонезия» был явлением неоспоримой важности в борьбе за победу независимости.

Для Австралии этот фильм был первым «воинствующим документальным фильмом», поставленным в стране и прямо выражавшим точку зрения рабочих профсоюзов. По стилю и технике постановки он стал своего рода образцом и оказал влияние на австралийские документальные фильмы, открыв широкую дорогу серии очень коротких документальных картин, снятых различными рабочими организациями.

Среди австралийской документальной кинопродукции, предшествовавшей фильму «Говорит Индонезия», следует отметить работы Дэмона Парера, принимавшего весьма активное участие в создании двух военных фильмов: «Битва в Оуэн Стэнли Рейнджес» (в Новой Гвинее) и «Битва в Коралловом море».

Этот неустрашимый оператор кинохроники погиб во время битвы на Тихом океане; его смерть была тяжелой потерей для австралийского документального кино, которому основание «Австралия филм боард» в 1945 году открыло хорошие перспективы. Новая организация стала преемницей руководимых Ролфом Фостером групп «Краун филм юнит», посылавшихся Грирсоном из Канады.

Глава IX

ОБЗОР КИНЕМАТОГРАФИИ АЗИИ И АФРИКИ

ЯПОНИЯ[404]

Для Японии вторая мировая война началась летом 1937 года нападением японской военной клики на Китай. Война сразу же ускорила промышленную концентрацию японского кино. По словам г-на Ивабути[405], в 1940–1941 годах «кинематографические предприятия, существовавшие в Японии, были поставлены под контроль правительственных органов, которые ввели в практику систему предварительных разрешений для всех фирм, занимающихся кинопроизводством или кино-прокатом. При введении этой системы в действие бюро информации при правительстве зарегистрировало 201 продюсера и 303 прокатчика.

В действительности же только девять больших обществ владели в то время студиями и выпускали художественные фильмы. Это были «Сиотику», «Тохо», «Никкацу», «Синкокинема», «Дайто», «Нан Во», «Тохацу» (Токио Хассей), «Киокуто» и «Зенси».

По данным Робера Флоре, который посетил Японию в 1937 году, в начале агрессии против Китая, главным центром кинопромышленности в то время был Киото, расположенный на главном острове архипелага, на юго-западе от Токио. В этой бывшей столице с миллионным населением было построено 12 студий, принадлежавших: «Синкокинема» (три студии), двум старым соперничавшим компаниям — «Сиотику» и «Никкацу» (по две студии каждой), «Дайто» (или «Дай Ниппон»), «Зенсио» и «Киоку» (по одной студии). В Токио в то время насчитывалось только шесть студий; из них наиболее важными были студии «Тохо».

Японская кинопродукция, чрезвычайно обильная, в период 1933–1938 годов составляла 450–560 фильмов в год; при этом немые фильмы продолжали выпускаться и после 1935 года. В 1938 году 20 процентов японских кинотеатров еще не были оснащены звуковой аппаратурой[406].

Как указывает г-н Ивабути, в 1941 году правительство приступило к слиянию некоторых крупных кино-производственных обществ:

«Бюро информации, которое наряду с кино контролировало всю культурную деятельность страны, выработало план объединения предприятий по производству фильмов. Оно слило три самых крупных общества: «Нйккацу», «Синкокинема» и «Дайто» — в одну монополию, которая стала называться «Дайэй» («Кинематогра-фическое общество великой Японии»),

В декабре 1941 года, тотчас после Пирл Харбора, правительство организовало общество по прокату, которое являлось монопольным во всей Японии и называлось «Эйга Хайкиу Ша» («Общество по прокату кинофильмов»).

По этому новому закону 2472 кинотеатра, существовавшие тогда в Японии, были разделены на две категории, красные и белые, — цвет указывал на характер программ, которые в них демонстрировались».

Влившееся в «Дайэй» старое общество «Никацу» было основано в 1912 году со значительными капиталами и в течение некоторого времени объединяло большинство японских студий и кинотеатров, в 1938 году фирма обанкротилась и перешла под контроль своих соперников — «Сиотику» и «Тохо». Основанное в 1920 году общество «Сиотику», копируя методы американского «Парамаунта»[407], приступило к трестированию кинотеатров. Накануне войны оно владело киносетью в тысячу кинотеатров, которые снабжало недельными программами, составлявшимися из фильмов, снятых на ее студиях в Киото и Токио.

вернуться

404

В 1940 г. население 65 миллионов, 2472 кинотеатра, около 400 миллионов зрителей, насыщенность экранами 38, 6 билетов на человека.

Производство фильмов (с 1940 г.), только полнометражные: 497 — в 1940, 232 — в 1941, 87 — в 1942, 61 — в 1943, 46 — в 1944, 26 — до августа 1945 (до капитуляции), 12 — после сентября 1945, 66 — в 1946, 97 — в 1947, 123 — в 1948, 156 — в 1949, 215 — в 1950.

вернуться

405

Я особо благодарю г-на Ивабути за огромный труд, который он взял на себя, собрав для меня множество очень важных сведений о кинематографии своей страны.

вернуться

406

Приводим данные Лапьерра о развитии японского кинопроизводства в предвоенные годы: 450 фильмов в 1933 г., 400 — в 1934, 470 — в 1935, 560 — в 1936, 580 — в 1937. По данным Робера Флоре, из 573 фильмов, выпущенных в 1936 г. (сведения немного превышают данные Лапьерра), 299 были звуковыми, 137 — немыми, 85 — озвученными (но не «говорящими»), 42 — частично говорящими. Капитальные вложения в промышленность поднялись тогда (по данным Флоре) до 420 миллионов иен, и средняя стоимость полнометражного фильма установилась около 50 тысяч иен.

вернуться

407

«В 1933 году «Сиотику» прокатывало 60 фильмов «Парамаунта», и, по-видимому, стремилось установить связи с этим американским обществом» (Вarrêt. L’Evolution du capitalisme japonais, tome II, p. 189).

77
{"b":"185898","o":1}