ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сколько живут донжуаны
Камни для царевны
Эмма и Синий джинн
Карильское проклятие. Наследники
Ищу мужа. Русских не предлагать
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Марта и фантастический дирижабль
Проклятие Пражской синагоги
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать

– Сегодня я угощаю, – объявил счастливый Бристен. – Брось хандрить, Илдан – ты здесь вообще случайно, а я побеждать приехал. По правде говоря, был миг, когда я уже видел себя в соискателях. Но защита у тебя пока неважная, тебе над ней надо бы еще поработать.

– Дело не в нехватке мастерства, просто у него голова еще горячая, – отозвался Тайвел. – Только по молодости можно зевать по сторонам, когда перед тобой противник. Учти это, Илдан, и ты еще покажешь себя в поединках соискателей.

Сидя в трактире, вдали от турнирного поля, Илдан начал успокаиваться. Не стоило так переживать – ведь не один же он потерпел сегодня поражение. Прав Тайвел – он еще может отыграться. Нечего тратить силы на дурное настроение.

– Так ты себя считаешь хладнокровным, Тайто, – улыбнулся он краешком рта. – Я могу назвать десяток илорнских красавиц, которые не согласятся со мной.

– Битва – одно, любовь – другое, – добродушно ответил Тайвел. – Просто я знаю, когда что кстати. Хорош бы я был, если бы горячился в бою и был холоден с подружкой.

– Ты пьешь, Тайто? – спросил Бристен, держа в руке бутылку.

– Нет. Лучше бы и ты не увлекался, завтра у нас поединки второго жребия. Вон Илдану нужно принять для утешения – ему еще два дня не выходить на поле.

Бристен наполнил две кружки. Одну он подал Илдану, вторую поднес ко рту и смачно осушил до дна.

– Компот, – объявил он, вытаскивая с блюда баранье ребро на закуску. – Спрашивается, зачем же ты здесь, Тайто, если не пьешь?

– За компанию. Сегодня я пропускаю такое дело, но на что не пойдешь, чтобы утешить друга!

– А-а, та птичница… – Бристен понимающе ухмыльнулся.

– Не угадал, – отозвался Тайто.

– Горничная Тубала?

– Не совсем.

– Тайто, ты же еще не женат, – не выдержал Илдан. – Неужели ты не боишься, что у твоих законных потомков появятся проблемы с наследованием?

– Нисколько.

– Но почему? Ты же знатного рода. Отец строго предупреждал меня…

– Все дело в количестве, Илдан. Один-два внебрачных потомка могут доставить неприятности, но если их больше, притязания будут выглядеть просто смешными.

– А у тебя их больше?

– Естественно.

– И сколько же?

Тайвел обычно не говорил об этом. Но сейчас он ответил напрямик, желая отвлечь Илдана от мрачных мыслей.

– Девятнадцать.

Илдан молча уставился на Тайвела. Бристен, присвистнув от восхищения, налил и разом осушил еще одну кружку.

– Шестнадцать в Илорне и трое здесь, в Ширане, с прошлого турнира. Скоро здесь будет еще двое – я в таких делах не промахиваюсь.

– А как же твой отец… – оторопело произнес Илдан.

– А что отец? – Тайвел пожал плечами. – Пилил поначалу, но я его спрашивал – неужели ты в мои годы говорил «нет» красавице? И что вы думаете – старик сразу замолкал. Привык теперь.

– И ты не задумываешься над тем, что твои дети, может быть, живут сиротами, без куска хлеба? – продолжал допытываться Илдан.

– Почему не задумываюсь? Большинство моих подружек повыходили замуж и дети пристроены. Я иногда дарю им подарки, не забываю. Остальных я содержу – не могу же я допустить, чтобы мои потомки думали, что отец бросил их на произвол судьбы.

Тепеpь Илдан догадался, почему Тайвел, получавший приличное жалование на службе у его отца, вечно сидел без денег.

– И скольких же ты содержишь?

– Шестерых. У четверых моих подружек даже по двое потомков. Они вообще не хотят выходить замуж – говорят, что любят только меня.

– Как же тебе хватает денег? – изумился Илдан.

– Когда не хватает, я прошу у отца. В конце концов, я беру у него не больше, чем идет на содержание его любимой кобылы.

– Ну и ну! – Бристен наконец переварил слова Тайвела. – А сколько у тебя мальчиков и сколько девочек?

– Это уже сложный вопрос. Какая разница – все равно потомок, все равно нужно кормить.

– А подружки твои не ревнуют?

– А что им ревновать? Они понимают, что меня на всех хватит. Я же не отношусь хуже к одной оттого, что есть другая.

– Ну ты даешь, Тайто! – восхитился Бристен. – Но после женитьбы ты так не поскачешь – жена живо тебя стреножит.

– Что-то я плохо представляю себя женатым. Остальные мои подружки огорчатся, если я предпочту одну, а я не люблю огорчать их. У меня слишком мягкое сердце.

Илдан допил кружку. Он забыл сегодняшнее поражение, дивясь на Тайто, который, как оказалось, полностью принимал на себя ответственность за плоды своей резвости. Тот сидел и рассеянно грыз баранье ребрышко, бархатные карие глаза ласково поблескивали из-под приспущенных ресниц.

– Может, ты еще успеешь на свое свидание, Тайто?

– Пожалуй, – согласился он, видя, что Илдан повеселел. – Оставляю тебя на Бристена.

Тайвел ушел. Допив данорнское и обсудив подробности сегодняшних боев, разошлись и Илдан с Бристеном. Илдан уселся на гостиничной койке и подпер голову руками, прицелившись хандрить над своим поражением, но вместо этого рассмеялся – ай да Тайто! Несмотря на годы близкого знакомства, он, оказывается, совеpшенно не знал лучшего друга своего старшего брата. Илдан все еще сидел, улыбаясь, когда тихий стук в дверь заставил его поднять голову.

– Войдите, не заперто! – крикнул он, подумав, что это кто-то из гостиничной прислуги.

Дверь отворилась, и в комнату вошла девушка, одетая прилично, хоть и неброско. Ее голова была обвязана темно-зеленым платком так, что были видны одни черные глаза под резкими полосками бровей.

– Вы – Илдан из Лимерии? – вполголоса спросила она.

– Да.

– Это вам.

Девушка шагнула к нему и вложила в его руку небольшое, запечатанное красным сургучом письмо. Не успел Илдан открыть рот, как она уже исчезла за дверью.

Он взглянул на печать. Там был изображен прыгающий барс – герб правителей Саристана – но оттиск был слишком мал для государственной печати. Письмо было запечатано личной печатью или кольцом. Взломав печать, Илдан развернул листок и увидел короткую, в пару строк, записку.

Доблестный воин, в вашем поражении нет вашей вины, я это знаю. Надеюсь на вашу удачу в поединках соискателей.

Касильда.

Илдан вспомнил, что дочку Тубала, действительно, звали Касильдой. Значит, она поняла, что он споткнулся из-за нее, и почему-то решила сообщить ему об этом. Если это извинение, то наследнице, конечно, незачем извиняться перед кем бы то ни было. И почему она надеялась на его удачу? Если ей была нужна его победа, то зачем – он же не был претендентом на ее руку. Илдан долго еще сидел на кровати с письмом в руке, но так и не надумал, почему удостоился внимания дочери Тубала.

Зора, закутанная в зеленый платок, спешила во дворец доложить госпоже, что поручение выполнено. Хоть девушка и обвязала голову, чтобы не бросаться в глаза, она все же не предвидела слежки за собой. Она не знала, что утром, после разговора с дочерью, правитель отдал распоряжение следить и за наследницей, и за ее служанками, поэтому не заметила человека, кравшегося за ней от дворцовых ворот до гостиницы и обратно. В этот же вечер Тубал узнал, что его дочь посылала записку Илдану из Лимерии.

VI

По окончании третьего дня турнира Илдан с друзьями снова собрались в гостиничном трактире. Правда, сегодня утешали уже не Илдана, а Бристена. Утром жребий свел его с самим Дахатом. Брис неплохо держался против такого могучего бойца, как правитель Хар-Наира, но безуспешно – Дахат в конце концов сбил его с ног. Теперь состязания продолжал только Тайвел, выдержавший изнурительный бой с Андариеном, сыном наместника Пондума.

– Везет тебе, Тайто, – проворчал Бристен. – Легкие тебе достаются противники, не то, что нам.

Тайвел только усмехнулся в ответ:

– Поработай макушкой, Брис – разве на таком турнире бывают легкие противники?

– Завтра у тебя будет горячий денек, – посочувствовал ему Илдан. – Остались лучшие из лучших.

16
{"b":"1859","o":1}