ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наизнанку. Лондон
На первый взгляд
Великий русский
Душа в наследство
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Адмирал Джоул и Красная королева
Эликсир для вампира
Стальное крыло ангела

– Куда же я вернусь? – ужаснулся Илдан. – Неужели в этот парк?!

– Нет, – успокоил его маг. – Я мог бы выйти и сюда, и в твое время, но ты вернешься только в свое время, в точности туда, откуда пришел. Ты слишком к нему привязан.

Илдан отвернулся от окна. Меч он по-прежнему держал в руке, чтобы не испачкать ножны. Безумный Маг склонился над котлом, пристально вглядываясь внутрь. Илдан с недоумением взглянул на мага, но тот выглядел таким занятым, что он не решился к нему обратиться. Вместо этого он стал рассматривать скудную обстановку башенного зала – столы и шкафы в межоконных проемах, узкую кровать у входа, выглядевшую так, словно на нее давно не ложились спать… Чем же питается этот маг, колдует себе еду или вообще не ест?

– Я увидел то, что интересует тебя больше всего, – вдруг подал голос Безумный Маг. – Твой спутник, который упал с корабля, живет сейчас на небольшой ферме под Сейтом – это городок к западу от Ширана, в двух днях пути. Ферма на берегу реки к югу от Сейта, там живут старик с внучкой. Если ты поторопишься, то застанешь своего спутника там, но в ближайшие несколько дней он уйдет оттуда.

– Гэтан жив?! – обрадовался Илдан. – Он на ферме под Сейтом? Как вы это узнали?

– Я увидел это в котле.

– Можно и мне посмотреть? – Илдан быстро подошел к котлу, но не увидел внутри ничего, кроме серой, металлически блестящей жидкости, на которую смотрел Безумный Маг.

– У тебя не получится. Задавай вопросы, я отвечу, если смогу.

– На этом турнире произошел странный случай – из храма Арноры пропал приз, – почему-то вдруг вспомнил Илдан. – Вы можете узнать, как и почему он исчез?

– Приз турнира Дня Звездочетов! – взволнованно воскликнул маг, оторвав наконец взгляд от серой блестящей поверхности. – Какой это был приз?!

– Священный Меч Арноры.

Маг вскочил с места и в волнении заходил по комнате.

– Оно исполняется… – бормотал он. – Мое пророчество исполняется… хорошо иметь уверенность, но несравненно лучше – иметь подтверждение… значит, я не ошибся, это не шутки Насмешницы…

– Какое пророчество? Я никогда о нем не слышал.

– Конечно, не слышал. Они скрыли его, я знаю. – Он остановился перед Илданом. – Пророчество о четырех барсах, я составил его при деде нынешнего правителя – кстати, как его зовут?

– Тубал.

– И это сходится! – Чувство, светившееся в глазах мага, еще не было безумием, но на одержимость, бесспорно, тянуло. – Событие совершилось, его уже не отменишь, значит, я могу рассказать тебе о пророчестве. Там говорилось, что когда священная реликвия покинет свою обитель, наступит время бегущего барса, который пожрет остальных, если мертвый орел не расправит крылья. Ты, конечно, понимаешь, что барсы – это гербы четырех триморских государств.

– Дахат мечтает создать империю? Я бы не удивился этому. Но вы предсказываете ему успех?

– Будущее никогда не бывает однозначным. Есть варианты, кроме того, остается место случайностям. Варианты я могу видеть в своем котле, случайности мне недоступны. Но, скажу тебе, в большинстве своем люди очень предсказуемы, поэтому в таком деле, как пророчество, случайностями можно смело пренебречь.

– Не так уж много вариантов у такого пророчества – оно может либо сбыться, либо не сбыться, – трезво заметил Илдан.

– Да! Главное – предсказать условие, которое делит будущее на варианты. Я назвал его. Я даже сказал им, что мертвого орла оживит человек без тени.

– Так вот почему в Ширане объявили его розыск! Но разве человек без тени существует?

– И не один. Вопрос в том, поймет ли он свое предназначение, и правильно ли поймет.

– Вы знаете, кто это?

– Нет, мое зеркало судеб каждый раз показывает разных людей. Я не знаю, кто из них окажется этим человеком в вашей реальности.

– Это пророчество как-то связано с пропажей приза?

– Отчасти. Я даже могу сказать, что возвращение приза в храм будет означать поражение бегущего барса.

– Вы знаете, куда девался приз?

– Мне нельзя это раскрывать. – Безумный Маг отступил от Илдана, словно опасаясь проговориться. – Может получиться так, что раскрыв тебе что-нибудь, я загляну в котел и увижу там такое, что мне придется убить тебя. Но после этого я могу увидеть в котле что-то еще худшее, поэтому лучше сразу не рисковать. Когда речь заходит о делах исторической важности, каждое мое слово может сильно повлиять на будущее, и не обязательно в лучшую сторону. Именно поэтому текст пророчества и выглядит таким туманным – чтобы не было точного знания сроков и участников событий.

– Какой тогда смысл заглядывать в будущее, если этим никак не воспользуешься?

– Смысл? – усмехнулся маг. – Я знаю, как вы меня прозываете, и мне нравится это прозвище. Это умники во всем ищут смысл. Я всю жизнь молился только Насмешнице, а ей плевать на смысл. Я смотрю в зеркало судеб без всякого смысла, просто потому, что все остальное мне скучно. Я закрылся здесь, потому что мне надоели эти ушлые умники, которые во всем ищут смысл и из всего пытаются вытащить пользу. Мелкие людишки – они никогда не слышали голос ледяной арфы гангаридов, им никогда не понять, что человек должен быть большим. Здесь, в башне, ты не найдешь смысла – уходи и ищи его за порогом, если еще не устал искать.

Маг кивнул на дверь. Илдан справедливо истолковал его жест как предложение удалиться и пошел к выходу. У лестницы он оглянулся, не зная, что сказать – «до свидания» или «прощайте». И то, и другое выглядело глупым и неуместным, поэтому Илдан вышел от Безумного Мага, не сказав ни слова.

IX

Судно разворачивалось носом к волне. От порыва ветра оно резко завалилось набок, и перехлестнувшая через палубу волна сбросила Гэтана в воду. Вынырнув и отдышавшись, он увидел, что корабль уже далеко, и его относило все дальше и дальше. Плыть вдогонку было бессмысленно, поэтому Гэтан сбросил башмаки и куртку и поплыл по направлению к берегу. Штаны и рубашку он решил скинуть только в крайнем случае – ему не улыбалась мысль остаться нагишом на пустынном саристанском берегу.

Гэтану еще не приходилось плавать по морю в бурю. Но прежде он нередко купался на большой волне, поэтому сейчас он благополучно достиг берега. Вздыбившаяся волна выплеснула его на сушу, там он поспешно откатился подальше, пока не пришла следующая, и пополз вверх по крутой и короткой прибрежной полосе. Дальше начинался обрывистый подъем, волны колотили в него, подмывая кручу. При каждой набегающей волне Гэтан накрепко вцеплялся в камни и задерживал дыхание, дожидаясь, пока она схлынет. Труднее всего оказалось взобраться по мокрым скалам на обрыв, но он справился и с этим. Наверху он отыскал ложбинку, в которой укрылся от ветра, и стал пережидать бурю.

К вечеру ветер стих, хотя волнение на море было еще сильным. Гэтан до заката всматривался в горизонт, надеясь увидеть корабль. Устав сидеть, он свернулся в ложбинке в комок и уснул.

Он проснулся рано утром. Горизонт оставался чистым и пустынным. Вчера Гэтан забыл о еде, но сегодня с утра почувствовал, что голоден – он не ел почти сутки. Однако, он еще в Илорне привык обходиться малым – он часто на целый день уходил из дома к морю или в холмы, приглушая голод съедобными ракушками, о которых узнал у знакомого рыбака, или травками, которые ему показывал дворцовый садовник. Гэтан знал, что буря нередко выбрасывает на берег съедобные и даже вкусные вещи, поэтому полез вниз с обрыва. Там, действительно, нашлись рачки, морские ежи и даже двустворчатые ракушки, мясо которых считалось деликатесом. Он умело расколол их камнями и наелся розового сладковатого мяса.

Кроме еды, ему нужна была вода для питья. Гэтан набил карманы штанов ракушками, влез на обрыв и огляделся. Вокруг расстилалась плоская засушливая равнина, покрытая жесткой осокой. Было ясно, что пресной воды поблизости нет, но далеко на востоке вилась полоска невысокого леса, растущего вдоль русла реки. Там могли оказаться люди и в любом случае была вода.

26
{"b":"1859","o":1}