ЛитМир - Электронная Библиотека

– Говорите о вашем деле, – разрешил Старик. – Я не могу ничего обещать вам, пока не узнаю, в чем оно состоит.

– Я – Корэм из Ширана. Вы, наверное, знаете, что в Ширане недавно состоялся воинский турнир Дня Звездочетов?

Старик с возросшим интересом глянул на прославленного воина.

– Да, но мы пока не знаем, как он закончился. До нас еще не доходили вести. Все у нас считали, что победителем будете вы. Разве это не так? И что заставило вас так спешно явиться в наши стены?

– Да, быстрее меня здесь не мог оказаться никто, – хмуро сказал Корэм. – Я скакал день и ночь, я почти загнал коня. Победил Дахат, правитель Хар-Наира… – Он запнулся, его взгляд загорелся яростным блеском.

– Но причем тут Истина? – пожал плечами Старик. – Победа на турнире дается милостью Аргиона. Если бог войны решил так, как можно оспаривать это у Насмешницы?

– Победа была нечестной. Ко мне в дом пробрались и намазали мой меч слезами винны, поэтому он сломался в решающей схватке. Я заподозрил Дахата, а на следующий день выяснилось, что приз турнира украден. Дахат обвинил меня в пропаже, после чего Тубал отдал приказ о моем аресте. Я ни в чем не виновен, поэтому сразу же поехал сюда, чтобы установить истину.

– Почему вы не обратились к Датаре, богине справедливости?

– Какая может быть справедливость, если не установлена истина? Мне нужно узнать, кто испортил мой меч и кто украл приз, а справедливость я наведу сам.

В глазах Старика мелькнула усмешка.

– Вы рискуете обидеть Датару, – негромко заметил он.

– Почему? Я только помогу ей. Видно, у нее слишком много работы, раз она не везде успевает. Во имя Истины, скажите мне, кто это сделал, назовите мне виновников. Не может быть, чтобы Десятая богиня не смогла это узнать.

Старик сочувственно покачал головой.

– Еще как может, уважаемый Корэм. Она не труженица, она Насмешница. Однако, она знает, как добиться истины от своей работящей родни. Это я могу вам рассказать, но вам придется немало поездить.

Корэм надеялся на быстрый результат, но то, что предлагал настоятель, было все же лучше, чем ничего.

– Говорите, – сказал он.

– На севере Хар-Наира есть небольшой город Киклин. Там расположен храм-оракул Десятки, где настоятель – ясновидящий, который может ответить почти на любой вопрос, касающийся прошлого, настоящего и даже будущего.

– Вы сказали – почти на любой вопрос? – Корэм нетерпеливо глянул на Старика. – Означает ли это, что я могу проделать такой дальний путь и оказаться ни с чем?

– Чтобы этого не случилось, вам придется сделать кое-что еще. Вы ведь держали в руках испорченный меч и прикасались к месту порчи?

– Да.

– Значит, пpоpицатель ответит вам на вопрос о мече. Чтобы он мог ответить, кто украл приз, вам нужно перед поездкой положить руки на место кражи.

– Это невозможно, – вскинулся Корэм. – Меч перед пропажей лежал в храме Арноры, на жертвеннике. Я не смогу пробраться туда незамеченным. Меня мгновенно арестуют, как только я покажусь в Ширане.

Старик замолчал. Было видно, что он погружен в глубокое раздумье.

– Есть одна возможность, – сказал наконец он. – Вас никто не тронет, если вы станете мстителем Аргиона. Жульничество на турнире оскорбляет честь Аргиона – значит, воин, который хочет наказать виновного, может пойти в обитель Аргиона и потребовать права отомстить за оскоpбление своего бога. Там он должен выдержать испытание, из которого он выйдет либо мстителем Аргиона, либо мертвецом. Испытание нелегкое, поэтому мало кто решается пройти его.

– Я пройду его, – жестко сказал Корэм.

– Мститель Аргиона неприкосновенен. Напасть на него – значит, навлечь на себя вечную немилость Аргиона. Никто из воинов не пойдет на такое.

– Я знаю. Про налобную повязку мстителя слышали все.

– Значит вы знаете и то, что она исчезает, когда бог считает, что мщение завершено? И то, что если вы превысите меру наказания или накажете не того человека, то гнев Аргиона обрушится на вас?

– Каждый воин знает это.

– Тогда, я думаю, вам ясно, как действовать дальше. Поезжайте в обитель Аргиона, станьте его мстителем, после чего побывайте в храме Арноры, а затем отправляйтесь к оракулу. Там вы узнаете имя виновного и сможете отомстить за честь бога.

– Спасибо, вы помогли мне – я не подумал, что имею право стать мстителем. Мне будет гораздо легче восстановить справедливость, если меня не будут преследовать.

Корэм отвесил настоятелю прощальный поклон и шагнул к коню.

– Подождите! – окликнул Старик Корэма. Тот оглянулся. – Дайте вашему коню отдохнуть хоть до завтрашнего утра. Он может не выдержать дороги. Оставайтесь у нас на ночь.

Оглядев скакуна, Корэм был вынужден признать справедливость слов настоятеля, но еще колебался.

– У нас вы будете в безопасности, – продолжил тот. – Даже если к передним воротам подойдет вся армия Саристана, мы выпустим вас через задние. Это говорю вам я, настоятель обители Истины.

Корэм отпустил повод и повернулся к Старику.

– Если до завтра… хотя время дорого…

– Мимо наших ворот проходит дорога на север. На выезде из Далаима на восток от нее отходит проселок. Это короткая дорога в Хайрем, а там недалеко до обители Бесстрашных. Если за вами послана погоня, она не найдет вас.

– Ладно, я заночую у вас.

Старик подошел к барабану, взял висевшую рядом колотушку и выбил сигнал «встретить гостя». Разумеется, почетного – для других этот сигнал не подавался. Вскоре подошел служитель из конюшни и увел коня Корэма. Одновременно с ним появился и дежурный служитель по хозяйству, пригласивший воина в здание. Оставив Корэма в комнате, он внес его багаж, затем отвел его помыться, принес поднос с едой и забрал вещи в чистку.

На следующее утро Корэм вышел во двор, где его ждал ухоженный и вычищенный конь. Приторочив вещи, он вскочил в седло, выехал в распахнутые ворота и помчался по северной дороге.

XII

Когда подвода заполнилась корзинами, старый Рох стал собираться на рынок в Сейт. Накануне он велел Лувинде настряпать лепешек в дорогу, а сам разыскал просторный, видавший виды мешок и стал укладывать туда кое-что из своего тряпья. Гэтан, все эти дни проживший тихо и незаметно, тоже приободрился, предвкушая поездку.

– Чем-нибудь помочь, дедушка Рох? – спросил он, глядя, как старик укладывает мешок. – Мы завтра выезжаем?

– Чего тут помогать-то? – не оборачиваясь, буркнул тот. – Корзины уложены, вещей мало, еду Лувинда положит. Я тут малость поразмыслил – а тебе-то зачем ехать? С торговлей я один управлюсь, а ты здесь еще корзин наплетешь, да и Лувинде по хозяйству поможешь. Все лучше, чем ей одной оставаться.

– Но как же… – задохнулся от удивления Гэтан. – Вы же говорили, что одного меня с ней, само собой, не оставите! Мало ли что…

Старик поднял голову от мешка и добродушно усмехнулся.

– Да ты вроде ничего парень, смирный. Ну а если что и выйдет… все равно девке давно пора замуж. Где ж ей бегать, мужа искать? От добра добра не ищут.

Глаза Гэтана стали большими, как глиняные плошки. Рох снова наклонился над мешком, или не заметив, или прикинувшись, что не заметил этого. Гэтан больше ничего не сказал – напоминать о том, что он силой не вышел и ничего не умеет, явно не имело смысла.

Однако, ночью он спал крепко и спокойно. Бессонница мучает тех, кто не знает, что делать и на что решиться, а Гэтан точно знал, что он здесь не останется. Ближе к обеду, когда старик отъедет подальше, а Лувинда уйдет доить коз, он возьмет пару лепешек и уйдет отсюда.

Рано утром они с Лувиндой проводили старика до поворота реки и занялись обычными делами. Лувинда сунула ему студить болтушку и погнала коз пастись, затем вернулась и подозвала к корыту поросенка, а за ним и Гэтана с ведром. Кабанчик съел уже полкорыта болтушки, когда они оба вздрогнули от раздавшегося поблизости голоса:

– Гэтан!

Поверх плетня на них, улыбаясь, смотрел высокий светловолосый парень в простой одежде, с дорожным мешком за плечами. Под лавкой проснулся пес Тапок и с ленивым лаем пошел к калитке пугать чужого. Гэтан сделал над собой усилие, чтобы узнать в этом бродяге второго сына правителя Лимерии, с которым три месяца назад отправился в дальнее странствие.

36
{"b":"1859","o":1}