ЛитМир - Электронная Библиотека

Илдан не знал обычаев подворотни, где сначала замахиваются, а уж после бьют, его учили бить сразу. Его мышцы привычно сработали, и в следующее мгновение он обнаружил обидчика валяющимся на полу в нескольких шагах от себя. Парень понятия не имел о рукопашном бое.

– Наших бьют! – взвыл он. – Братва, на помощь!

Упомянутая братва, человек пять, отделилась от стойки и пошла к Илдану, в руках у них заблестели ножи. Парень поднялся с пола и тоже вытащил из-за пояса нож.

– Окружайте его! – крикнул он остальным, не осмеливаясь приблизиться к Илдану.

Илдан оттолкнул ногой скамейку и попятился в угол. Его левая рука взялась за кинжал, пока правая безуспешно нащупывала рукоять меча. Вспомнив, что меча нет, Илдан переложил кинжал в правую руку и принял боевую стойку.

– Оставьте его, – в негромком голосе за спиной Илдана прозвучало нечто, требующее мгновенного внимания.

Нападающие застыли. Илдан не оглядывался, опасаясь внезапной атаки спереди.

– Повторяю, оставьте его! – Резкий стук дерева об пол подтвердил слова говорившего.

Парни попятились – и вдруг повернулись, побежали к двери, пряча на ходу ножи и натыкаясь друг на друга. Тепеpь Илдан мог позволить себе оглянуться.

Сзади стоял Бесстрашный, которого он недавно рассматривал. Кончик его шеста еще дрожал после удара в пол. Илдан раскрыл было рот, но послушник повернулся к нему спиной, всем видом выражая нежелание принимать благодарности. Илдан поднял упавшую скамейку и уселся на прежнее место у стола.

– Плати за ужин, моряк! – подошел к Илдану слуга.

Тот достал из кошелька несколько медяков:

– Здесь есть черный ход?

– Тебе нечего бояться, парень! – неожиданно подал голос сосед, заказавший вторую кружку пива. – За тебя вступился не кто-нибудь, а сам Бесстрашный.

– Разве это имеет значение?

– Имеет. Обычно они не ввязываются в уличные стычки. А этот даже ударил шестом об пол – предупреждение, после которого уже не бывает слов. Неудивительно, что эти подонки не посмели гневить Аргиона.

– Я не знал. – Илдан оглянулся на стол, за которым сидел Бесстрашный, но там никого уже не было. – А вы откуда знаете?

– Это вы, моряки, не знаете – а те, кто по земле ходит, знают. А уж мне, оружейнику, как не знать?

– Вы – оружейник?

– Да. Покажи-ка твой кинжал, парень.

Илдан протянул ему кинжал. Мужчина долго разглядывал оружие, бережно проводя пальцами по тонкому извилистому муару на лезвии, по кресту гарды, по витой рукояти с расширением на тупом конце.

– Откуда он у тебя?

– На лимерийском рынке купил, по дешевке.

Мастера не обманула кажущаяся простота оружия:

– Раз по дешевке, значит, краденый. Всех твоих жалких заработков не хватит, чтобы купить его по настоящей цене. Знаешь ли ты, кто его делал?

– Кто?

– Тингрем, придворный оружейник лимерийского правителя. Таких мастеров в Триморье – по пальцам одной руки сосчитать можно.

– Да? – растерянно пробормотал Илдан. – Тут же нет клейма.

– Только невежды узнают мастера по клейму. – Оружейник указал ему на лезвие. – Смотри, какие ровные, мелкие витки! А какая ковка! Мне бы такую руку – так я бы для храма Арноры оружие ковал, за золото. Завидки берут, хоть и я в своем деле не последний. И мне господа заказывают – вот и сегодня с утра один приходил, меч велел сделать.

– Турнирный?

– Турнирный, – разговорился оружейник. – Задаток дал, я и надумал масла прикупить для закалки. Работы много, и для господ, и для армии. Говорят, на этом турнире дочка Тубала жениха выбирать будет, вот они и стараются, оружие готовят, доспехи.

– А у нее нет жениха? – Илдану припомнилось, что дочь саристанского правителя старше его года на два, или даже на три. – Я слышал, ей давно пора замуж.

– Куда там! Разборчивая до жути. Ей бы еще на том турнире выбрать, да видать, все ей плохи показались.

– Она что, красавица?

– Да как тебе сказать… и старая швабра покажется красавицей, когда за ней дают саристанский трон, а она все-таки молодая девица, и одевается как дочка правителя. Верно тебе говорю, на нее найдется немало желающих. На этот раз она выберет, не сидеть же ей в девках еще четыре года. – Оружейник выглянул в окно, где начинался поздний летний вечер. – Заговорились мы с тобой, так и домой не доберемся засветло.

Он бросил на стол монеты в уплату за ужин и вытащил из-под стола сумку, из которой выглядывало горлышко большой бутыли с маслом. Илдан поднялся со скамьи и тоже вышел с ним на улицу.

– Как отсюда пройти к порту? – спросил он напоследок.

– Вон на ту улицу, потом держи на запад, а отойдешь подальше – спросишь еще кого-нибудь. Все местные знают дорогу в порт.

Распрощавшись с оружейником, Илдан пошел по указанной улице. Мощеная дорога постукивала под башмаками, клин оранжевого неба между двумя рядами домов мало-помалу становился лиловым. Вокруг не было ни души – город уже укладывался спать. Илдан ускорил шаг, чтобы до темноты выйти на дорогу к порту. Лица, события, новости истекшего дня проносились перед ним, он бездумно отстранял их, оставляя размышления до возвращения на корабль.

Негромкий голос вдруг раздался чуть ли не у самого его затылка:

– Как вы неосторожны, ваша светлость!

Илдан вздрогнул и мгновенно обернулся. В двух шагах позади стоял послушник Аpгиона, выручивший его в пивной. Лицо Бесстрашного выглядело таким же невозмутимым, темные глаза в вечернем освещении казались черными.

– Это вы! – Илдан дружески улыбнулся послушнику.

Тот не ответил на улыбку. Он молча глядел на Илдана, поставив на мостовую тупой конец шеста.

– Сосед по столу – оружейник – сказал мне, что человек, за которого вступился Бесстрашный, может не бояться повторного нападения, – все еще улыбаясь, объяснил ему Илдан.

– Вот как, – сухо заметил Бесстрашный. – Кроме этой шайки, в городе полно другого отребья.

До Илдана наконец дошло, как к нему обратился послушник:

– Вы, кажется, назвали меня «ваша светлость»?

– Разве не так?

– Почти так. Но как вы догадались?

– Только невежды узнают человека по одежке. Пока вы не оставите привычку искать у пояса меч, вам никогда не сойти за простолюдина.

– Мне казалось, что все признавали меня за моряка.

– Невежд на свете много, но равняться нужно не на них. Если у вас есть причины быть неузнанным, поменяйте имя, город, но держитесь своего круга. Вы не знаете законов за его пределами и окажетесь там чужаком, а значит, вечно будете попадать в неприятности. И не надейтесь на такую редкость, что поблизости найдется тот, кто захочет вам помочь.

– Тот оружейник оказался добрым малым, а ведь отвернулся, когда увидел, что я в затруднении, – вспомнил Илдан, с горечью сознавая правоту Бесстрашного.

– Не судите его строго. Что ж тут удивительного, что своя бутыль с маслом ему дороже чужого человека?

– Так почему же вы помогли мне? – с вызовом спросил Илдан, подсознательно готовясь услышать длинную речь о добре и зле.

– Вы мне понравились.

Ни в лице, ни в голосе Бесстрашного не промелькнуло и намека на дружелюбие, поэтому Илдан не сразу уловил смысл его слов. Пока он вдумывался в них, послушник сделал шаг назад и исчез. Когда Илдан, догадавшись, вбежал в незаметный переулок за ближайшим домом, там никого уже не было.

– Подождите! – крикнул Илдан в вечернюю темноту переулка. – Кто вы?! Как мне вас звать?!

– Кэндо Саи… – выдохнул ветер в ответ.

III

В последующие дни Илдан занимался переселением с корабля в город. Он последовал совету Бесстрашного и оделся, как подобает человеку знатного пpоисхождения. Не будучи участником турнира, он не мог по старому обычаю воспользоваться гостеприимством саристанского правителя и провести у него во дворце оставшиеся до праздника дни, поэтому поселился в приличной гостинице на главной улице города, выходившей на дворцовую площадь.

6
{"b":"1859","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
О, мой босс!
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Покорить Францию!
Канатоходка
Видок. Чужая боль
Атлант расправил плечи